ya_palomnik
Судьба генерала Шаймуратова
Destiny of general Shaymuratov

Для веб-мастеров. Пользуюсь хостингом в Германии 3 года.
Рекомендую, нареканий нет.
Поиск по сайту
Татары за рубежом Районы Татарстана Статьи Старые фото городов
Татары в России Районы Башкортостана Известные люди Кухня народов

Главная | Статьи
Шаймуратов Минигали Мингазович

     Судьба генерала Шаймуратова

     В республике продолжается акция «Комдив Шаймуратов. Возвращение Героя», организованная Региональной Общественной Организацией РБ «Башкирский союз ветеранов боевых действий» и Музеем 112-й Башкирской кавалерийской дивизии.
     Цель акции – добиться принятия на государственном уровне решения о награждении командира 112­й Башкирской кавалерийской дивизии генерал-майора Минигали Шаймуратова званием Героя России (посмертно).
     Ни в одном сухопутном воинском подразделении Советской Армии не было такого количества Героев Советского Союза, как в 112-й Башкавдивизии, – 78. Несправедливость в том, что командир дивизии Минигали Шаймуратов, который погиб в феврале 1943 года в бою под Ворошиловградом, в списке Героев Советского Союза не значится.
     Присоединиться к акции «Комдив Шаймуратов. Возвращение Героя» вы можете, написав письмо в адрес Президентов Башкортостана и России. Сбор писем проходит в Музее 112­й Башкирской кавалерийской дивизии по адресу: 450095, г. Уфа, улица Левитана, 27.
     Выполняя пожелания читателей газеты «Ветеран Башкортостана», мы публикуем биографию командира дивизии генерала Минигали Мингазовича Шаймуратова, предоставленную музеем 112-й Башкирской кавалерийской дивизии.
     С детства любил лошадей
     Минигали Мингазович Шаймуратов родился 15 августа 1899 года в деревне Биштяки Кармаскалинского района Башкирии. Он был вторым мальчиком многодетной семьи: всего было 3 сына и дочь. Жили трудно: мать Нажиба вела домашнее хозяйство, отец Мингазетдин бурлачил по рекам: Белой, Каме и Волге, а подросшим детям приходилось батрачить на зажиточных хозяев.
     После смерти матери в 1909 году жить стало ещё тяжелее. Поэтому с 1910 по 1912 год Минигали периодически работал и с перерывами учился в сельской школе. Был он смышленым парнем, очень много читал, но получить полного начального образования не пришлось.
     Рос Минигали Шаймуратов крепким и сильным, природа степей Предуралья наградила его отменным здоровьем и завидной смекалкой. Одной из самых страстных привязанностей Минигали были лошади. Не имея собственного коня, он ухаживал за чужими и вскоре стал принимать участие в сабантуях – в скачках. Однажды даже приз получил – серебряный самовар.
     Самостоятельную жизнь начал с 13 лет. Используя знакомства отца среди грузчиков речного пароходства Уфимского затона, весной 1913 года устроился на пароход «Урал» (пароходство Якимова) матросом – грузчиком.
     В 16 лет Шаймуратов переехал в Уфу. Как-то он заглянул в центральный городской парк, где выступал известный казахский борец Сарсен. Минигали решил побороться с ним, и неожиданно для всех ловко перекинул борца через голову. За победу ему вручили гармонь – тальянку. С тех пор и полюбил он петь под гармошку.
     Минигали Шаймуратов трудился на пароходе до конца навигации 1918 года. На зиму возвратился в свою деревню, чтобы дождаться следующей навигации.
     Буденный подарил серебряную саблю
     После освобождения Уфы от колчаковцев Минигали Шаймуратов 18 июня 1919 года добровольно вступил в Красную Армию. Его зачислили рядовым красноармейцем в 270-й Белорецкий стрелковый полк. Сражался в составе 30-й стрелковой дивизии на Восточном фронте, где был ранен в левое плечо. Воевал в отряде Блюхера в конной разведке, дрался против Юденича под Петроградом и войск Деникина. В 1920 году сражался на Польском фронте. Участвовал в освобождении Ростова и Крыма, где получил тяжелое ранение в левую ногу.
     Обратив внимание на его преданность революционному делу и стремление к знаниям, в 1920 году командование направило Минигали Шаймуратова учиться на 9-е Казанские курсы Татаро-Башкирской кавалерийской школы, которые он окончил в апреле 1921 года. Летом того же года на Волге прошлись состязания выпускников нескольких военных школ. Минигали занял призовые места по метанию гранаты, прыжкам с трамплина в воду и сабельным скачкам. За это его наградили ярко-красными шароварами, зеленой суконной гимнастеркой и буденовкой.
     Затем, по 1924 год, – служба в 79-м Дубнинском кавалерийском полку 14-ой Майкопской кавдивизии, участие в ликвидации различных банд. За одну из таких операций Семен Буденный лично вручил Шаймуратову Почетное революционное оружие – именную серебряную саблю. Эта сабля была с ним до последнего дня.
     Шаймуратов владел несколькими иностранными языками
     Желание учиться у Минигали Шаймуратова было огромным. В июле 1924 года он оканчивает окружные (повторные) курсы Северо-Кавказского военного округа.
     1925 год стал знаковым в жизни Шаймуратова – он переведен на службу в Москву, на должность курсового командира Объединенной военной школы имени ВЦИК – РСФСР (позднее – Высшее общевойсковое военное училище имени Верховного Совета РСФСР). Но Минигали Мингазович – не только курсовой командир, преподаватель, он еще и сам – слушатель этой школы. Заниматься приходилось всерьез, а еще много времени занимала партработа. Вскоре нашего земляка назначили командиром эскадрона, а затем командиром полка по охране Кремля.
     В 1931 году Минигали Шаймуратов поступает в военную академию им. М.В. Фрунзе на спецфакультет, которую оканчивает в апреле 1934 года по 1 разряду. Помимо необходимых военных и политических дисциплин, он усиленно изучал иностранные языки. В результате свободно владел языками, родственные тюркской группе (в том числе уйгурский и казахский), немецким и китайским, понимал английский и французский. Если бы не природный ум, исключительная прилежность и трудолюбие, тяжело бы ему пришлось во время учебы в Академии, ведь в его багаже было лишь образование сельской школы, да знания, касающиеся военных дисциплин, полученные на курсах и в училище.
     Минигали Мингазовича перевели на работу помощником начальника 2-го отделения Разведуправления Красной Армии и направили военным атташе в Турцию. Его деятельность на этом поприще оказала влияние на внешнюю политику СССР того периода.
     С декабря1935 г. по ноябрь1937 г. – оперативная командировка в Китай. Минигали Шаймуратов – военный атташе, преподаватель высшего военного училища в Кантоне. Как военному советнику, Шаймуратову приходилось непосредственно руководить боевыми действиями.
     В 1936 году ему присваивается звание майора. На территории Китая в 30-е годы активно действуют разведки Германии, Америки и Японии – вот в таких условиях Минигали Шаймуратову приходилось работать и выполнять поставленные задачи.
     Затем работа начальником отделения разведуправлении в Генеральном Штабе Красной Армии. В феврале 1938 года М.М. Шаймуратову вручили медаль «XX лет РККА» за № 507. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 19.10.38 г. за выполнение специальных задач и проявленное при этом мужество его наградили орденом Красного Знамени. В январе 1938 года присваивается воинское звание – полковник.
     В июле 1939 года – вновь оперативная командировка в Китай. По возвращению из командировки (10 октября 1940 года), ему вверяется особый Кремлёвский полк и, по-прежнему, работа в разведуправлении.
     Формирования из числа местных жителей
     Ввиду тяжёлого положения на фронте 15 июля 1941 года Минигали Мингазович вместе со своим полком направляется в состав конного корпуса генерала Л.М. Доватора под Смоленск – в глубокий рейд по тылам противника. Затем – активная оборона столицы в районе Волоколамска (до 10 декабря 1941 года).
     За доблесть и умелое руководство войсками во время боёв под Москвой (а это было время, когда награды давались редко) Минигали Шаймуратова награждают вторым орденом Красного Знамени.
     Вероломное нападение фашистской Германии на нашу Родину подвигло народные массы дать отпор завоевателям. По всей стране стали создаваться военные формирования из числа местных жителей. Всколыхнулся в едином порыве и народ Башкирии.
     Учитывая пожелания трудящихся, 13 ноября 1941 года ГКО СССР принял постановление «О формировании национальных войсковых соединений в республиках Средней Азии, Казахстане, Башкирии…». Так было положено начало созданию легендарной 112-й башкирской кавалерийской дивизии, ставшей впоследствии 16-й гвардейской, получившей наименование «Черниговской» и награжденной 4-мя орденами: Красного Знамени, Ленина, Суворова и Кутузова вторых степеней.
     Для командования и сколачивания воинского коллектива Минигали Шаймуратова отозвали с фронта и направили в Уфу, куда он прибыл 25 декабря 1941 года. Опытный и образованный военачальник, волевой и упорный в работе, прошедший путь от рядового конника до командира полка, Минигали Мингазович вернулся в родные края, чтобы возглавить национальную кавалерийскую дивизию.
     Формирование дивизии происходило близ станции Дёма, и составлялась она, в основном, из добровольцев.
     К моменту приезда Шаймуратова комплектование дивизии личным составом было практически завершено. Она состояла из трех кавалерийских полков (в полку было 4 сабельных эскадрона и один пулемётный, а в эскадроне – 4 взвода по 35-40 бойцов), артиллерийско-минометного конного дивизиона, зенитной батареи, медико-санитарного эскадрона, ветеринарного лазарета и эскадрона разведки; подразделений сапёров, связи и химической защиты.
     Боевая подготовка была закончена в срок
     Каким запомнился бойцам Минигали Шаймуратов? Он был смелым, решительным и вместе с тем искренним и человечным. Люди тянулись к нему, стремились к общению. С его прибытием изменилось в лучшую сторону настроение земляков, усилилось их желание поскорее попасть на фронт.
     В первый же день командир дивизии собрал старший командный состав, коротко рассказал о себе и очертил круг первостепенных задач. Быстро оценив обстановку в дивизии, он возглавил боевую подготовку с учётом требований современной войны. Обладая большим организаторским и преподавательским опытом, Шаймуратов лично и регулярно проводил учёбу командиров, создал в каждом полку школы по подготовке младшего комсостава.
     Большое внимание Минигали Шаймуратов уделял физической подготовке – каждое утро совершались десятикилометровые пробежки на лыжах. Он хорошо знал и помнил боевые традиции башкирского народа и своих подчинённых стремился воспитывать на этих примерах.
     Минигали Мингазович находил время проследить за подготовкой медико-санитарного эскадрона (командир – военврач 3-го ранга И.П. Чулков), ведь от этого зависела сохранность жизни и здоровья бойцов. Но особая забота с его стороны проявлялась к комплектованию и подготовке эскадрона разведки (начальник разведки дивизии, он же помощник начальник штаба дивизии – ст. лейтенант А.Л. Курмакаев). Как профессиональный разведчик и опытный командир, Минигали Шаймуратов знал истинную цену разведки при проведении боевых операций.
     Уже через три месяца было подготовлено 305 выпускников сержантского состава. По март (включительно) 1942 года продолжалось сколачивание боевых подразделений и доукомплектование средним комсоставом. Бойцы будущей дивизии прибывали с фронтов и районов республики.
     Руководство и население Башкирской АССР, несмотря на большие трудности, принимали все меры, чтобы обеспечить формируемую дивизию обмундированием, конским снаряжением (седлами, сбруями, упряжью и повозками), продовольствием, фуражом. Конским составом дивизия была укомплектована на 92%. По экстерьеру – тип башкирской лошади.
     Из-за больших трудностей с вооружением, обучение личного состава (на полях деревень Авдон, Жуково и Юматово – близ ж/д станции Дёма) проводилось на макетах, с деревянными (в основном) шашками и винтовками, вольтижировка (верховые упражнения) проводилась на лошадях без сёдел.
     На 1-е марта 1942 года в дивизии было 4890 человек личного состава: 3705 – рядовых, 785 – сержантов, 383- среднего ком. Состава и 17 – начальствующих. В составе дивизии были все народы, проживающие в Башкирии: 81,5% — башкиры, 14,5% — татары и 4% — другие национальности.
     Но одного желания воевать мало. Необходимо было приобрести соответствующие навыки. Учёба шла с энтузиазмом, но трудно, так как из общего числа рядового состава 21% были неграмотны, а 21,1% — малограмотны. Однако стремление сразиться с врагом было так велико, что боевая подготовка была закончена в срок.
     Донести знамя до Берлина
     22 марта 1942 года, в канун 23-й годовщины образования (23.03.1919 г.) Башкирской АССР, в торжественной обстановке Председатель Президиума Верховного Совета республики Рахим Киреевич Ибрагимов вручил 112-й кавалерийской дивизии Красное Знамя Президиума Верховного Совета и Совета Народных Комиссаров республики и наказ башкирского народа воинам дивизии.
     В почётном строю замерли джигиты, будущие герои: на гнедых жеребцах – бойцы 275-го полка (командир майор Т.Т. Кусимов), на буланых скакунах – 294-го (командир майор Г.А. Нафиков) и на сивых рысаках – 313-го (командир майор Г.А. Макаев).
     Принимая Красное Знамя, командир соединения Минигали Мингазович Шаймуратов дал клятву донести это знамя до Берлина.
     С 25 марта 1942 года началась работа по подготовке к отправке дивизии в действующую армию. Первым эшелоном 11 апреля на фронт выехал 275-й кавалерийский полк и штаб дивизии. Всего было подготовлено и отправлено 13 эшелонов. В годы войны обычный воинский эшелон состоял из двадцати 20-тонных вагонов.
     1-го мая дивизия, расквартированная в деревнях близ станции Турдей Воловского района Тульской области, была включена в состав 8-го кавалерийского корпуса (куда входила 21-я горно-кавалерийская, а с 5-го июля – и 55-я Алтайская кавалерийская дивизия). В тот же день башкирские конники приняли военную присягу и 5-го мая получили материальную часть: оружие, боеприпасы, обмундирование и недостающую амуницию.
     Началась напряжённая боевая подготовка с настоящим оружием и боевыми стрельбами.
     Неудачный исход военных операций наших Вооружённых Сил в начале 1942 года обернулся большими потерями в живой силе и утратой важных районов страны. Стратегическая военная инициатива перешла в руки врага.
     Очень тяжёлая обстановка сложилась к лету того года и на Брянском фронте, куда и был направлен 8-й кавалерийский корпус. Совершив двухсоткилометровый марш за 4 дня, 25 июня дивизия вышла на исходные позиции корпуса: Белая гора – Давыдово – ст. Тербуны — II (Липецкая обл.).
     Боевое крещение дивизия приняла 2-го июля в обороне на рубеже: Алешки – Малые Борки – Святоша (недалеко от города Ельца). По своей численности дивизия могла создать надёжную оборону в полосе протяжённостью 6 км, а ей пришлось оборонять12 км.
     Сражались с горячей отвагой…
     Первым вступил в бой 294-й кавалерийский полк Г.А. Нафикова. Начались тяжёлые, упорные и кровопролитные бои, с большими потерями с обеих сторон. За неделю боёв башкирские конники потеряли: убитыми – 76 человек, пропавшими без вести – 191 человек, ранеными – 295. Уничтожено 320 неприятельских солдат и офицеров, 2 танка, 12 орудий, 10 автомашин.
     Бойцы дивизии проявили беспримерное мужество и взаимовыручку. Уже 8-го июля П. Крайнов в газете «Красная звезда» написал об отважных воинах под командованием тов. Шаймуратова.
     10 июля в неравном бою у деревни Лобановка, получив четыре ранения, погиб командир 294-го полка Гарей Абдуллович Нафиков. Его боевые товарищи под огнём неприятеля наспех похоронили своего командира и поклялись бить врага ещё сильнее.
     25 июля в Башкавдивизию прибыл известный писатель и поэт, автор замечательных стихов «Жди меня» Константин Симонов. Его очерк «Атака» о ночном бое группы смельчаков из 294-го кавалерийского полка и гибели Г.А.Нафикова был напечатан в газете корпуса «В бой, кавалеристы», а затем эту статью опубликовали газеты Башкирии.
     Сражались башкирские конники с особой горячей отвагой – фашисты ненавидели их за это. С попавшими в плен воинами они обращались невероятно жестоко: прежде чем убить, выкалывали глаза, отрезали языки и уши; часто лишали мужского достоинства (кастрировали), что проделывали и в наши дни чеченские бандиты с пленными российскими солдатами.
     Потери в личном составе у 112-й дивизии в ходе этих сражений были большие, приходило пополнение. За оборонительные бои на этом рубеже приказом Военного Совета Брянского фронта большая группа командиров, политработников и бойцов 8-го кавалерийского корпуса награждена медалями и орденами. Из 112-й дивизии 95 человек были удостоены Правительственных наград, которые вручил им командир корпуса –генерал-майор А.С. Жадов.

     В августе – сентябре части корпуса и дивизии крепко стояли на своих позициях, вели активную оборону и разведку. Воины приобрели боевую закалку и стойкость, а их командиры – опыт руководства боями. Было относительное затишье, но все понимали, что основные сражения разворачиваются в районе Сталинграда.
     Двигались только ночью.
     8-го октября корпус, в соответствии с планами командования, сдал свою полосу обороны и на следующий день начал 550-тикилометровый марш через Воронежскую область в Сталинградскую. Марш проводился в трудных условиях (осенняя распутица, проблемы с фуражом) и скрытно – двигались только ночью. А днём жизнь шла своим чередом: велась политико-воспитательная работа, на привалах устраивались концерты художественной самодеятельности, проводилась реорганизация подразделений в соответствии с новыми боевыми требованиями.
     Из эскадрона разведки был создан разведдивизион, в него командировались наиболее опытные, испытанные в боях воины. Возглавил этот дивизион м-р Ш.Гайсин.
     Во время марша 30 октября, недалеко от города Калача Воронежской области, состоялась встреча воинов дивизии с Башкирской правительственной делегацией, которая привезла подарки от тружеников Башкирии. Это были в основном продукты питания: мясо, национальные колбасные изделия, солёные овощи, фрукты.
     В составе делегации были представители колхозов, промышленных предприятий, нефтеперерабатывающей промышленности республики, работники культуры. Возглавлял делегацию заместитель Председателя СНК БАССР – Вальшин Мухит Гарифович. Для дорогих гостей – земляков был накрыт стол, затем выступали башкирские артисты. Актриса Башкирского академического драматического театра Бадар Юсупова вдохновенно прочитала поэму Рашита Нигмати «Убей, сын мой, фашиста». После концерта всем составом был принят текст «Письма родной земле».
     Проводив 1-го ноября делегацию, дивизия вместе с корпусом и его новым командиром М.Д. Борисовым продолжила марш и 8-го числа сосредоточилась на правом берегу реки Дона, где концентрировалась резервы для проведения окружения гитлеровских войск под Сталинградом.
     Началась усиленная подготовка к наступлению. В это время (10 ноября) М.М. Шаймуратову присваивают звание генерал-майора.
     Немцы рвались разомкнуть кольцо
     Ранним утром 19 ноября 1942 года мощные залпы советской артиллерии возвестили о начале разгрома немецко-фашистских войск на Волге. Основной удар наносился силами 21-й и 5-й танковой (которой был придан 8-й кавкорпус) армий, а с юга действовал Донской фронт. Вражеская группировка численностью 330 тысяч человек 23 ноября оказалась «в котле».
     Враг оказывал ожесточенное сопротивление. Об интенсивности боев говорят потери: только за 20 ноября в дивизии выбыло из строя (убитыми и ранеными) около 400 человек, более 600 лошадей.
     После 10 дней упорных и кровопролитных наступательных боев, при беспрерывном подходе больших резервов противника и непрерывной бомбежке наши войска на внешнем кольце окружения вражеской группировки были вынуждены перейти к обороне. Дивизия заняла оборону по берегу реки Чир.
     Немцы рвались во что бы то ни стало разомкнуть кольцо окружения: атаки следовали одна за другой, враг не считался с потерями. Редели ряды сабельников. До середины декабря продолжались упорные оборонительные бои.
     Наше командование тоже предпринимало контрмеры для ликвидации возможностей выхода из окружения группировки Паулюса и лишения возможности ее снабжения. 8-му кавкорпусу приказали 16 декабря выйти на оперативный простор в тыл противника и захватить станцию Чернышков, через которую осуществлялось снабжение окруженных в Сталинграде вражеских войск.
     Помните о подвиге «атаевцев»
     Наши полки шли в прорыв по снегу без дорог днем и ночью, мучил пронизывающий ветер, стояли сорокоградусные морозы. Неприятель стремился остановить наступление нашего кавалерийского корпуса – для него это был вопрос жизни войск фельдмаршала Паулюса. Несмотря на возникавшие критические моменты (Шаймуратов лично водил конников в атаку – как это было в Сиволобово, когда при заминке наступления одного из подразделений 313-го полка он велел коноводам подать лошадей и возглавил атаку в конном строю) и большие потери в личном составе, дивизия выполнила приказ. Корпус освободил станцию Чернышков, город Чернышковский и 5 января 1943 года – город Морозовск Донецкой области.
     Воронежский гарнизон города Морозовска насчитывал более 3-х тысяч человек (в т.ч. 2 артиллерийских дивизиона, 6 минометных батарей и танковый батальон). Хорошо поработали разведчики, но дивизия несла серьезные потери.
     Из трех полков 112-й дивизии был сформирован под командованием подполковника Г.Е. Фондеранцева один сводный отряд, который принял участие в освобождении станции Тацинской (15 января). Преследуя отступающего противника, отряд занял ж/д станцию Вальково, а затем освободил станцию Новый Мир.
     После этого дивизию отвели на пополнение. В составе пополнения были бойцы со всей нашей необъятной страны, в том числе и 7-й маршевый эскадрон, сформированный в Туймазах (Башкирия). Уже 17 января дивизия в составе корпуса выводится на восточный берег Северного Донца с задачей освободить крупную железнодорожную станцию и город Белая Калитва, а также захватить плацдарм на правом (западном) берегу Северного Донца.
     На станции Белая Калитва противник сосредоточил крупные силы. Шаймуратов организовал ночную атаку. В ходе упорных боев, поздней ночью 19 января, город Белая Калитва был отбит у врага.
     У шахтерского поселка, на правом крутом берегу реки Калитва немцы создали оборонительный рубеж, превратив каменные здания шахты № 3-Бис в доты и построив железобетонные инженерные сооружения. В ночь на 21 января 30 воинов (21 из вновь прибывшего пополнения) под командованием лейтенанта Аннаклыча Атаева (туркмена по национальности) скрытно подобрались к вражескому укреплению и, забросав его гранатами, закрепились там.
     Двое суток бесстрашно бились на этом плацдарме воины дивизии; 7 раз переходили они в контратаку, но силы были неравными.
     На помощь им Минигали Шаймуратов отправил взвод бойцов, но поддержка опоздала: герои-атаевцы все погибли, но отвоеванных позиций врагу не отдали. Они истребили около 300 фашистов, уничтожили 3 танка и одну бронемашину.
     Отдавая дань их мужеству, командир взвода С. Багаев водрузил на высоте красный флаг. Впоследствии (в январе 1967 года) на этой высоте в честь атаевцев воздвигли обелиск, а народ назвал высоту «Высотой бессмертия». Атаевцы повторили подвиг 28 панфиловцев в боях под Москвой. Орденом Отечественной войны I степени (посмертно) были награждены 29 мужественных воинов, а лейтенант Атаев стал (посмертно) первым в дивизии Героем Советского Союза.
     За вклад в освобождение Ворошиловграда
     После этих боев, 25 января, дивизию отвели на отдых и пополнение. 900 человек влились в полк славной 112-й дивизии. 26 января была получена и объявлена всему личному составу благодарность Верховного Главнокомандующего И.С. Сталина за бои корпуса при освобождении Морозовска.
     В дивизии царило праздничное настроение: звучали родные напевы (Минигали Мингазович любил петь под баян), шутки, смех. Можно расслабиться, помыться в бане, починить одежду, отремонтировать новую амуницию, написать письмо родным.
     27 января 1943 года в торжественной обстановке проводилось общее собрание дивизии. Генерал-майор М.М. Шаймуратов поздравил личный состав с боевыми успехами и дал оценку кавалерийским войскам в современной войне. Затем состоялось награждение: 117 командиров и бойцов получили ордена и медали.
     2-го февраля 1943 года прогремели последние залпы грандиозной битвы на Волге. Понесли серьезные потери не только немецко-фашистские войска, но и их союзники. Начался новый, освободительный этап Великой Отечественной войны советского народа.
     Кавалерийский корпус был включен в состав 3-й гвардейской армии генерала-лейтенанта Д.Д. Лелюшенко с задачей: прорвать линию фронта, выйти в тыл донбасской группировки противника и, перерезав железную дорогу Дебальцево – Ворошиловград (ныне Луганск), способствовать освобождению Ворошиловграда.
     Действуя, как обычно, в качестве передового отряда, 112-я Башкирская кавдивизия прорвала оборону немецких войск в районе хутора Лысый – Белькелеватое – Орловка и вышла в глубокий тыл противника. В проделанные «ворота» успели проскочить только боевые соединения корпуса (21-я и 55-я кавдивизия), а все тыловое обеспечение корпуса осталось за линией фронта. Таким образом, корпусу и дивизии предстояло выполнить боевую задачу, не имея достаточного количества боеприпасов, продовольствия и фуража.
     Основные силы 3-й гвардейской армии действовали на другом рубеже: Новоанновка – Семейкино.
     279-я стрелковая дивизия и 2-й гвардейский танковый корпус занял деревню Петровка и поселок совхоза им. Тельмана с задачей выхода на Ворошиловград. Неприятель, подтянув к городу новые резервы, имея превосходство в танках, вышел в тыл 279-й стрелковой дивизии и танкового корпуса и окружил их. Оказать помощь окруженным было поручено кавалерийскому корпусу.
     8 февраля, обойдя опорные пункты врага, 112-я дивизия двигалась по маршруту Новоанновка – Васильевка. На подходе к Васильевке она была атакована танками и пехотой врага. Атаку успешно отбили и в середине дня соединились с окруженными частями.
     Дивизии корпуса медленно (из-за тяжелых и кровопролитных боев), но упорно двигались к Ворошиловграду. 12 февраля 112-я дивизия совместно с 55-й овладела станцией Чернухино и перерезала железную дорогу на участке Дебальцево – Ворошиловград, а 21-я дивизия прервала сообщение на участке Дебальцево – Ростов-на- Дону. В результате для гитлеровских войск создалась угроза окружения, и 14 февраля они спешно оставили город. К этому моменту Башкавдивизия насчитывала всего 800 бойцов, включая коноводов и спецподразделения.
     За решающий вклад в освобождение Ворошиловграда от немецко-фашистских захватчиков приказом Ставки Верховного Главнокомандующего 8-й кавалерийский корпус преобразован в 7-й гвардейский, а дивизии: 21-я – в 14-ю, 55-я (Алтайская) – в 15-ю и 112-я (Башкирская) – в 16-ю (58-й, 60-й и 62-й гв. кавполки) гвардейские кавалерийские дивизии. По этому поводу в воинских частях прошли митинги. Сам Шаймуратов был награжден орденом Красной Звезды (14.02.43 г.).
     Вторая пуля попала в голову…
     Уже на следующий день гвардейские дивизионные разведчики пустили под откос 4 вражеских эшелона и освободили 860 советских граждан, которых гитлеровцы намеривались отправить в Германию на принудительные работы (в рабство). Но положение кавалерийского корпуса осложнялось отсутствием нормального снабжения боеприпасами – это было особой заботой Минигали Мингазовича. Он приказал во всех подразделениях обучать личный состав правилам использования немецких автоматов и пулеметов.
     Полки Г. Фондеранцева (60-й гвардейский кавалерийский полк, объединенный с 58-м) и М. Захарова (62-й гвардейский кавалерийский полк) на 75% были обеспечены немецким оружием. Приходилось собирать продукты питания по деревням и хуторам.
     Корпус очень нуждался в снарядах, не было ни одного танка, чтобы сражаться с танками противника. Шли ожесточенные бои с превосходящими силами.
     18 февраля корпус оказался в окружении. Остро встал вопрос, что делать с больными и ранеными воинами (их, по указанию Шаймуратова, разместили среди местных патриотов). Необходимо было предпринимать решительные меры для сохранения живой силы и техники.
     По инициативе Минигали Мингазовича в штабе дивизии проводилось совещание с участием командования корпуса. Там было принято решение: бесшумно оставить занимаемые позиции и прорываться на стыке двух вражеских пехотных дивизий в направлении Иллирия – Штеровка, где располагались части 3-й гвардейской армии.
     Прорыв вражеского окружения был возложен на Башкирскую кавалерийскую дивизию. Первым шел разведдивизион, за ними полки 16-й гвардейской кавдивизии, штабные подразделения корпуса и в авангарде 15-я гвардейская кавдивизия (которая в тот момент находилась в районе Фромандиновка).
     В 22 часа колонна пошли на прорыв: по глубокому снегу, по бездорожью, введя тем самым противника в заблуждение (немцы не ждали их совсем). С труднейшими боями (экономя боеприпасы) в ночь с 21 на 22 февраля сводный отряд дивизии прошел через поселок Артемовск, в котором дивизионные разведчики под командованием Головановского уничтожили танковый батальон врага (35 танков и 148 солдат и офицеров), предназначенный для засады против конников.
     На следующее утро, в 4 часа утра, отряд остановился в лесу – напротив поселка Юлина-I, где размещался штаб корпуса.
     Бойцы изнемогали от усталости – остановившись, падали и засыпали. Нужно было отдохнуть, проанализировать обстановку. Но командир корпуса решил по-другому и приказал Шаймуратову немедленно начать движение корпуса в направлении Штеровки (до линии фронта было около 3-х км.).
     Положение сложилось критическое: патронов было очень мало. Клинок и приклад – вот и все, чем располагали конники. Минигали Шаймуратов просил дать ему сутки на проведение разведки и обещал вывести корпус без потерь, но М. Борисов не посчитался с его мнением и сказав, что на линии «Штеровка – Широкий» немецких частей нет, настоял на своем.
     Разделив дивизию (то, что осталось от нее после таких кровопролитных боев) в шестом часу утра на два отряда: один (со стороны Ивановки) возглавил подполковник Фрондеранцев, другой (со стороны пос. Петровского и Штеровки) – полковник Голенев, штаб корпуса вместе со спецподразделениями двигался посередине. Сам же Шаймуратов с передовой группой пошел впереди.
     Перед выступлением он послал к Фрондеранцеву начальника шифровального отдела дивизии Ш.С. Салитова с приказом: идти по следам головного отряда и в случае боевых действий в Штеровке обойти этот поселок. Огня приказано было не открывать, пока его не откроет враг.
     Слева от 16-й гвардейской кавдивизии должна пробиваться к своим 15-я гвардейская кавдивизия.
     Внезапно из Штеровки и поселка Петровского на конников обрушился ураганный минометно-артиллерийский огонь. Кавалеристам противостояла хорошо организованная оборона. Как вспоминали очевидцы, в эту трудную минуту с призывом: «Вперед, потомки Салавата!» генерал Шаймуратов на коне повел бойцов в атаку.
     Дрались врукопашную. Немцы убили под генералом лошадь. Погибли многие бойцы его охраны. Потом Шаймуратова ранили в руку. Когда санитар делал перевязку, вторая пуля попала генералу в голову (об этом позднее сообщил боец охраны генерала – Рамазан Билалов, который раненым попал в плен к фашистам и подвергся изуверским истязаниям). Генерал Шаймуратов скончался.

     Сохранили знамя дивизии
     Несмотря на гибель многих воинов дивизии, оставшимся удалось сохранить знамя дивизии и боевые знамена полков. Во второй половине дня 15-я гвардейская кавдивизия соединилась с оставшимися в живых воинами 16-й гвардейской кавдивизии в балке Западная на окраине Ивановки (общее руководство принял на себя полковник И.Т. Чаленко – командир 15-й квардейской кавдивизии).
     В ночь с 23 на 24 февраля, после разведки позиции противника, объединенная группа с боем прорвалась в район совхоза им. Петровского и затем у деревни Милониколаевки соединилась с частями 3-й гвардейской армии. Из этого рейда мало воинов корпуса вышло живыми.
     Командир корпуса генерал-майор М. Борисов тяжело раненым попал в плен (прошел все круги ада), а после войны был осужден на 10 лет.
     После короткого отдыха 7-й гвардейский кавкорпус должен был выйти в резерв Юго-Западного фронта. Но ввиду контрнаступления группы армий противника «Юг», корпусу в последних числах февраля пришлось занять оборону на реке Северный Донец. Сводный отряд Башкирской гвардейской кавдивизии, двигаясь к Ворошиловграду, 27 февраля получил известие, что прибывает делегация трудящихся республики с подарками. Эта встреча совпала с прибытием в дивизию пополнения из Башкирии (9-й запасной кавполк из Туймазов).
     В командование 16-й гвардейской Башкирской кавдивизией вступил Григорий Андреевич Белов (в последствие – Герой Советского Союза) – заместитель и ученик М.М. Шаймуратова, который довел дивизию до Эльбы. Под командованием Григория Белова дивизия стала четырежды орденоносной, получила наименование «Черниговской».
     112-я (16-я гвардейская) Башкирская кавдивизия, выпестованная Минигали Шаймуратовым, дала Родине 5 кавалеров орденов Славы (всех 3-х степеней) и 78 Героев Советского Союза, среди них: 35 – русских, 14 – башкир, 10 – украинцев, 5 – туркменов, 5 – татар, 3 – узбека, 2 – чеченца, по одному – армянин, еврей, казах и каракалпак. Такого нет в истории ни одной дивизии Советского Союза. Клич «Шаймуратовцы, вперёд!» до последних дней войны вёл конников Башкирской кавалерийской дивизии в атаку.
     Сводный отряд кавалеристов 8-го гвардейского корпуса (в числе которого были сабельники Башкирской кавдивизии) прошёл на параде Победы на Красной площади.
     Почему генералу Шаймуратову не присвоили звание Героя Советского Союза?
     Судьба Минигали Мингазовича Шаймуратова была окончательно прояснена только в октябре 1948 года специальной комиссией, созданной по решению Башкирского правительства (до этого он считался пропавшим без вести). Было установлено место его захоронения, идентифицирована личность и произведено перезахоронение в селе Петровском Ивановского района Ворошиловградской области, на территории в/ч 5273-в.
     После завершения работы спецкомиссии, руководство республики (первый секретарь Обкома ВКП (б) С. Вагапов, председатель Совета Министров Н.Уразбаев и Председатель Президиума Верховного Совета Г. Нигмаджанов) 11 декабря 1948 года обратились с письмом к И.В. Сталину с просьбой о присвоении М.М. Шаймуратову звания Героя Советского Союза (посмертно) и разрешении установить ему памятник в столице республики.
     Было получено «добро» на оформление документов, но в силу субъективных причин (мнения одного военачальника) это обращение не было реализовано.
     Летом 1958 года (18 июня) З.Н. Нуриев, первый секретарь Башкирского Обкома КПСС, снова обратился, уже в ЦК КПСС, по тому же вопросу. Это было время развенчания культа личности (14.02.56 года прошёл XX съезд КПСС). Вероятно, что Шаймуратов, как лицо, к которому благосклонно относился Сталин, попал в немилость тогдашнего руководства. Хотя политические мотивы к участию Минигали Мингазовича Шаймуратова в освобождении нашей Родины от немецко-фашистских захватчиков не имеют никакого отношения, тем не менее, этот вопрос рассматривать не стали.
     На родине Минигали Мингазовича в селе Биштяки в 1950 году создали мемориальный музей и установили памятник. Есть музеи в школах Башкирии. Именем легендарного комдива названы несколько колхозов республики. В городах и в селах необъятной Родины, везде, где пролегал боевой путь кавалерийской дивизии, есть улицы, названные его именем.
     Слава Минигали Шаймуратова живёт в памяти. Он – народный герой. О нём пишут книги; слагают поэмы и стихи, автор некоторых из них – Кадыр Даян, бывший воин дивизии. Башкирский композитор Загир Исмагилов написал песню «Шаймуратов генерал».
     Башкирский Государственный академический театр драмы им. Мажита Гафури ежегодно, с 1958 года, ставит спектакль «Шаймуратов генерал». С 1998 года – по сценарию Флорида Булякова.
     15 августа 1999 года в республике широко отмечали 100-летний юбилей Минигали Мингазовича. Республиканское телевидение сняло документальный фильм «Генерал Шаймуратов».
     Уделяя серьёзное внимание военно-патриотическому воспитанию подрастающего поколения, увековечиванию памяти славных конников и в связи с подготовкой празднования 60-тилетия Великой Победы, Президент М.Г. Рахимов Указом № УП – 605 от 10.11.02 г. выделил помещение для размещения в Дёмском районе г. Уфы, – там, где проходило формирование знаменитой 112-й дивизии, – филиала Республиканского музея боевой Славы.
     Годы не щадят героев-конников. Уходят из жизни последние свидетели тех сражений. Наша задача, наследников боевой славы отцов и дедов, – сохранить эту славу для потомков. Вот почему по материалам музея со школьниками республики проводятся уроки мужества с привлечением ветеранов дивизии.

     источник: «Ветеран Башкортостана», www.veteranrb.ru

Яндекс.Метрика free counters