ya_palomnik
Род Акчуриных
Genealogies Akchurin

Для веб-мастеров. Пользуюсь хостингом в Германии 3 года.
Рекомендую, нареканий нет.
Поиск по сайту
Татары за рубежом Районы Татарстана Статьи Старые фото городов
Татары в России Районы Башкортостана Известные люди Кухня народов

Главная | Статьи

Род Акчуриных

     И на страницах книги "От служилых татар к татарскому дворянству"

     Письменная история этого рода начинается с 1509 г. Его корни уходят в еще более древние времена. Как установили историки Мордовской Республики, все темниковские князья происходят от уже известного нам князя Саид-Ахмета и его потомка князя Бихана. В родословных татарских князей, хранившихся в архиве Саровского монастыря, это описано следующим образом: "Князь Бихан роди князя Хану-бека, Хану-бек роди князя Худай-Бердия, Худай-Берди роди князя Касима, Кутая, Мурата. Князь Кутай роди Седихмета (Саид-Ахмета), князь Седихмет роди Акчуру". Эта родословная составлена в 1712 г., и кое-что здесь неточно. Князь Седихмет – не отец, а дядя князя Акчуры, и княжил он на Конялской мордве после отца Акчуры – князя Адаша, однако ввиду того, что Седихмет остался бездетным, княжение после него в соответствии с грамотой Великого Князя Василия III Ивановича перешло к князю Акчуре. Приведем текст этой грамоты:
     "Василий, Божию милостию Государь Всеа Руссии и Великий Князь Володимирский, Московский, Новгородский, Псковский, Тверский, Югорский, Пермьский, Болгарский и иных. Пожаловал есми князь Адашева сына Акчуру княжением на мордве на Конялской со всем, потому же как было то княжение за отцом его за князем за Адашем и за дядею за его за князем за Седахметом и вы сотник, да все земские люди черные, тое мордвы конялские, чтите его и слушайте во всем, а он вас ведает и судит и блюдет и пошлину емлет у вас по тому же, как вас ведал в суде и в пошлинах наперед того отец его князь Адаш и дядя его князь Седахмет. Писана на Москве 7017 (1509) мая. У подлинной грамоты на обороте подписано тако: Василий Божию Милостию Государь Всеа Руссии и Великий Князь и притом приложена печать красного сургуча. Подлинную читал секунд майор князь Леонтий Девлет-Кильдеев. Засвидетельствовали и подписались: Антип Петров сын Мазырин. Титулярный советник князь Егор Тимофеев Девлет-Кильдеев. С подлинною грамотою свидетельствовал Уфимской первой расправы расправный судья титулярный советник Дмитрий Милеев. С подлинною сверял в должности секретаря коллежский регистратор (подпись неразборчива).
     В 1577 г. внук князя Акчуры Изекай мурза отличился на службе и был за это пожалован ясаком. Приведем текст этой грамоты:
     "Се аз Царь и Великий Князь Иван Васильевич всеа России пожаловал есми темниковского Изекая мурзу Булашева сына князя Акчурина за немецкую службу в Мещере Четгеранские мордвы, что за князем Чотом аранным ясаком Немеческим жеребьем Чуракова имати ему того ясаку пять рублев без четверти в Мещере самому по писцовым книгам каковыя книги даны Василью Чубареву смешенных книг Морозова с товарищи, а письмо ему имать с них тем ясаком у мордовского прикащика у Василья Чубарева за его рукою, а будет впредь с той мордвы прибудет ясачныя же деньги и мордовскому прикащику Василью Чубареву или что иной по нем прикащик над мордвою будет те ясаки збирать на нас, а писать у себя в приход книги за те ясачныя деньги присылать к Москве в Нижегородский Мещерский дворец, а взять Изекею мурзе нашей жалованные с мордвы тот ясак пять рублев без четверти Нинечинский жеребей впервые восемьдесят четвертом г. как учнут в Мещере ясачныя деньги с мордвы збирать мордовские приказчики. Дана грамота на Москве лета 7083 г. (1577) марта 28 дня. На подлинной грамоте на обороте крупными литерами подписано тако, Царь и Великий Князь Иван Васильевич всеа России".
     В 1577 г. в Ливонском походе участвовали со своими отрядами и темниковские татары. Участие в этом походе и названо в грамоте "немецкой службой". За свое отличие в походе Изекей мурза Акчурин и был награжден мордовским ясаком. В середине и второй половине XVI в. русского крепостного населения в Темниковском крае было еще мало, поэтому основным доходом для татарских мурз и князей был ясак с мордовского населения. В конце XVI и начале XVII в. и на эти земли устремляются русские крестьяне-пререселенцы, а основные доходы татарские мурзы и князья получают с поместий, населенных русскими крепостными крестьянами, которыми московское правительство жалует их за участие в военных действиях.
     После Ливонского похода, в котором участвовал правнук князя Акчуры сын князя Изекея Булашева сына Акчурина – Бикбулат, ему по наследству был передан ясак с мордовского населения, ранее пожалованный его отцу Изекею. В 1691 г. два брата, потомки князя Акчуры, произвели раздел своего недвижимого имущества. Их раздельный акт сохранился, и я приведу его полностью как красноречивое свидетельство нравов того времени:
     "Се аз темниковец Сюнбай мурза Кильмашев сын князь Акчурин в нынешнем 7199 (1691) г. февраля в [...] день написали есми по любовному своему договору противные записи с братом своим родным с темниковцем же с Асаном мурзою Кильмашевым сыном князь Акчуриным, в том, разделил я Сюнбай с ним Асаном отцовского общего своего крестьянина в Темниковском уезде в селе Аксел Авдюшку Иванова с женою и детей его и его Авдюшкины животы всякие пожитки и хоромы и животину и всякий дворовый быт, что есть пополам на два жеребья поровну, а по разделу жеребья досталось ему Асану тех крестьян его Авдюшкины дети Петрушка да Афонька да дочь его девка Дунька да кобылка гнедая трех лет да две коровы, да хором, клеть, да баню новую поставить, и с крестьяном Сопча да половину дворовой его усадьбы Исака мурзы Кащеева от крестьянина от Игошкина двора и половина того двора городьбы, а мелкую крестьянскую животину и всякой дворовой быт, что есть все разделить нам меж собою пополам на два жеребья поровну друг друга в том не изобидеть, а мне Сюнбаю мурзе досталось тех крестьян по разделу отец их Авдюшка Иванов с женою Веркою, да меньшие его дети Игошка да Гришка да кобыла каракула да хором изба, да пристень, да дворовой усадьбы половина Мансура мурзы Катаева от крестьянина от Лункина двора Збоева и половина той их двора городьбы, а как будут в Темникове писцы и нам ему Асану и мне Сюнбаю тех своих разделенных крестьян написать в писцовыя книги всякому свой жеребей против сего своего полюбовного разделу и записи и впред мне, Сюнбаю и жене моей, детям моим о переделе тех крестьян и животов их от всяких пожитках Великим Государем не бить челом и не искать некоторыми делы и харчей и убытков не довести, а буде я, Сюнбай мурза и жена моя или дети мои на него Асана мурзу и на жену его и на детей о переделе тех крестьян Великим Государем впредь учнем бить челом и против сего хотя в малом в чем и харчи и убытки какие доведу и ему Асану мурзе взяти на мне Сюнбае и на жене моей и детях по сей записи 50 рублев денег и харчи и убытки платить по его скаске сполна, а Великих Государей всякие подати с того его Авдюшкина двора с какова числа платить пополам, в том мы и записи написали за рукою темниковца Асана мурзы Алеева сына князь Акчурина, а на то послухи темниковские площадные подьячие Артемий Данилов, Иван Павлов, а писал той же площади подьячий Ивашка Михайлов. Лета 7199 (1691) г.".

     Братья Акчурины имели поместья и крепостных и в других русских деревнях, но в архиве случайно сохранился только один подобный раздельный имущественный документ. Таким образом, если раньше князья Акчурины могли нести службу за счет получаемого с мордвы ясака, то уже в конце XVII в. Они имели поместья, населенные русскими крепостными крестьянами, что и служило источником пропитания и основой их службы. Сохранилась также чрезвычайно интересная выписка, в которой подробно отражена история формирования родовых владений семьи, переход родовых поместий на протяжении трех поколений, в 1626–1688 гг., имущественное положение князей Сафара, Аншалея, Асана и Сюнбая Кильмашевых сыновей Акчуриных в царствование Ивана и Петра Алексеевичей (в период регентства царевны Софьи):
     "Лета 7196 (1688) июля в 30 день. По указу Великих Государей, Царей и Великих Князей Ивана Алексеевича, Петра Алексеевича и Великия Государыни благоверныя Царевны и Великия Княжны Софьи Алексеевны всеа Великия и Малыя и Белыя России Самодержцев и по грамоте из Приказу Казанского Дворца за приписью дьяка Семена Струкова стольник и воевода князь Я.Г. Козловский дал сию владенную выпись Темникова города служилым Сафару, да Аншалею, да Асану, да Сюнбаю Кильмашевым детям князь Акчуриным на старинныя деда и отца их поместья, а в указных книгах Темникова города написано: По указу Великих Государей, Царей ездили они в Темниковский, да в Кадомский уезды для того, в Приказе Казанского дворца в списку, каков список взят у темниковского Енбулата мурзы Тенибякова в прошлом в 7134 (1626) г., написано примерной земли, что вымерили сверх их дач на Адаевском поле пашни две чети с сенными покосами и со всеми угодьи, да на Чукалах пашни тридцать чети, да сенных покосов на 100 копен. Да в даче прошлого 7145 (1637) г. написано: дано темниковскому Калмашу мурзе Бекбулатову сыну Акчурину двадцать чет в поле с сенными покосами и со всеми угодьи. Да в отказных книгах отказу темниковского губного старосты Лаврентъя Жукова прошлого 7147 (1639) г. написано: отказано вдове Зернею Бекбулатовой жене Изекеева поместья мужа ее Бекбулата мурзы пашни пахотной пять четей, сена на диком поле семьдесят пять копен, да детям ея Калмашу да Тимралею мурзам Бекбулатовым детям князь Акчуриным в той же деревне Акселе, за рекою за Акселом пашни паханые помещиковы и крестьянские земли двенадцать четей, сена на диком поле сто сорок одна копна, а всего за ним Калмашем мурзою пятьдесят восемь четей.
     В Темниковских переписных книгах стольника Андрея Самарина да подьячего Афанасия Зворыкина 7186 (1678) г. написано: в селе Дубровском за темниковскими за Сафаром, да за Асаном, да за Ишелеем, да за Сюнбаем мурзами Калмашевыми детьми князь Акчуриными два двора бобыльских, людей в них девять человек, да в селе Акселе за ними два двора крестьянских людей в них пятнадцать человек, да дом крестьянский пустой. Да в списку ж каков список взят к делу в прошлом 7176 (1668) г. написано: против полюбовной записи разделено: Калмашу мурзе досталось в Темниковском уезде на Адаевском стану двор помещиков с хоромы да с поместной земли на Адаевском поле четыре чети в поле, да на Алексеевском поле шесть четей в поле с сенными покосы да на Боровском и Кичмасовском поле – осьмина с сенными покосы и со всеми угодьи, да на Чукальском поле семнадцать четей в поле сенными ж покосы, да на речке на Шумтрове две чети в поле с сенными покосы, да в Кадомском уезде в деревне Новинках пашни и сенные покосы и дворы крестьянские пустые, да в деревне Адаеве выморочное Бехтеревское дворище, да у него же Калмаша вообще двор отца его, а их деда, да в той же деревне Адаеве вообще дворовое крестьянское пустое место, и всего ему Калмашу мурзе в тех урочищах против записи сорок чети с четвериком в поле, а в дву потому же. Да в списку ж прошлого 7176 (1668) написано: против полюбовные ж записи разделено вдове Салтану Тимралеевской жене князь Акчурина с детьми с Ханеем, да с Росланом, досталось в Темниковском уезде на Адаевском стану двор с хоромы, да поместной земли на Адаевском поле шесть четь в поле с сенными покосы, да на Борковском Кичекаловском поле пол осьмины в поле, да сенными покосы, да на Чукалском поле семнадцать четей с сенными покосы, да на речке Кашулстрове Дубравки тож две чети в поле, да на Адаевском поле десять четей в поле с сенными покосы, да в Кадомском уезде в деревне Новинках, пашни, сенные покосы, да у них же вообще у Калмаша да у Ханея, да Араслана двор отца его, а их деда, да место доровое пустое крестьянское, да выморочный Бехтимировской двор пустой и всего вдове Салтану с детьми в тех урочищах против записи сорок четей со всеми угодьи. Да в дачах прошлого 7154 (1646) г. написано: дано темниковскому Тимралею мурзе Бекбулатову сыну Изекееву в Темниковском уезде в деревне Адаеве, да в деревне Акселе поступное поместье матери его вдовы Зерней Бекбулатовской жены Изекеева пашни пять четей в поле, сена семьдесят пять копен да два двора крестьянских, да за ним же Тимралеем мурзою поместье по даче прошлого 7158 (1650) г., что ему дано Икбибаево поместья Тенебикова жеребий в пустоши Кярге, да в деревне Кииле да в деревне Адаеве и на Адаевском поле, да в Кадомском уезде в деревне Новинках пашни десять четей в поле с сенными покосы и со всеми угодьи и всего за Тимралеем двадцать одна четь.
     А в Темниковских переписных книгах стольника Андрея Самарина да подьячего Афанасия Зворыкина 7168 (1660) г. написано: в селе Дубровском за темниковским за Ханеем мурзою Тимралеевым сыном князь Акчуриным двор крестьянский людей в нем восемь человек, да в селе Акселе и в деревне Карлине за Темниковским за Арасланом мурзою Тимралеевым сыном князь Акчуриным двор помещиков, да двор крестьянский да двор бобыльский, людей в них пять человек, и ныне били челом Великим Государям темниковские Сафар, да Ишелей, да Асан, да Сюнбай, а иных детей никого не осталось, да после де же отца их осталось Великих Государей жалованныя поместья в Темниковском и в Кадомском уездах в разных урочищах пашни, и сенные покосы и вотчины, бортные угодьи ж и рыбные ловли и мельничная запруда и животинный выпуск и примерные земли и всякие угодья и крестьяне и тем де поместьям владел отец их с племянники своими, а их двоюродными братьями с Ханеем, да с Арасланом мурзами Тимралеевыми детьми князь Акчуриными, смешав старые и новые дачи с их братьев двоюродных дачами отца их Тимралея [Тимер-Алия] и с примерными землями, разделил на два жеребия пополам по полюбовной записи, и тем раздельным жеребьем половиною владеют они после отца своего, а мельничною запрудою владеют они с стольником с И.М. Катаевым с братьями и с товарищами вообще, да в Темниковском уезде на речке, на Чекале примерные земли тридцать четей в поле, что примерили писцы Степан Хрущов с товарищи, из дачи деда их Бекбулата мурзы князь Акчурина и написана та земля в писцовой книге за отцом их за Калмашем мурзою князь Акчуриным, да вотчины бортной Саровской ухожей и рыбные ловли по обе стороны Мокши реки, от Черного Яру до Усть Затиса речки на низ идучи до Кадомских вод, да на старой Адаевской пустоши и по обе стороны Мокши реки животный выпуск и по обе ж стороны Мокши реки в разных урочищах сенные покосы на двести копен, да примерной земли на Адаевском поле две чети в поле, и что де отца их поместье его жеребей половина за ними не справлена и Великим Государям пожаловати их велеть, то отца их поместье и вотчину их половину за ними справить, за Сафаром, да за Ишалеем, да за Асаном, да за Сюнбаем, и потом дать Великих Государей грамоту от Темниковья и Темникова города приказные избы подьячей Андрей Кузмин да пушкарь Семен Изотов приехал в Темниковский уезд да в Кадомский уезд в Калмашево, да Тимралеево поместья Бекбулатовых детей князь Акчурина, и против их полюбовных записей в тех вышеписанных урочищах, взяв с собою тутошних и сторонних людей, мурз и татар и старосты у крестьян и сколько человек пригоже, да в том их Калмашеве и Тимралееве поместьях князь Акчуриных, переписав двор помещиков и дворы крестьянские и бобыльские и в них людей по именам и места дворовые и пашню паханую и перелог и дикое поле и сено и лес и всякие угодьи и сенные покосы, отказал детям его Сафару, да Асану, да Ишалею, да Сюнбаю мурзам Калмашевым детям князь Акчурина в поместье, в деревне Сафару, да Ишалею отцовского двора от Темая мурзы Мердяшева половина, а другая половина от Ханеева двора, Асану да Сюнбаю мурзам с братьями отцовского гуменного места от Ильмаева двора половина, а другая половина от проулка Ханею мурзе с племянники, да Сафару мурзе Калмашеву сыну князь Акчурину отказали в селе дворов крестьянских (в) вдова Аксинница Ивановская жена Кудрякова, у него дети: Гришка да Федька, да Левка, да Моколка, [да] Силька Михайлов сын Фомин, да в бегах брат его Корнилка. Да в селе Дубровском (в) третьем жеребе Тимошки Кузмина братья его Гришка, да с ним Гришкою Федосейка да Тимошка Терентьевы дети Горинова, да Ишалею мурзе Калмашеву сыну князь Акчурину отказали в селе Акселе крестьянских, Ивашка Карпов прозвище Карташ, у него сын Мишка, да Зотка Михайлов сын Фомин. Да в селе Дубровском Тимошка Кузмин с братом Мелошкою, у Тимошки сын Мосейка. Да Асану мурзе Калмашеву сыну князь Акчурину отказали в селе Дубровском крестьянских Филатка Григорьев сын Тренька, у него дети: Петрушка, да Якушка.
     В селе Аксел ему же Асану мурзе с братом Сюнбаем мурзою вообще Авдюшка Иванов сын Карташов прозвища Любимка у него дети: Петрушка, да Афонька, да Игнашка, да Федотка, да Гришка. Сюнбаю мурзе Калмашеву сыну князь Акчурину отказал в селе Акселе дворов крестьянских Лунька Евпифьев сын Кудрин, у него братья: Асташка да Федька, Ивашка, да Лазарька, у Асташки сын Федька. Да к тем их дворам пашни во всех тех вышеписанных урочищах и в межах и в гранях по их отцовским и дедовским крепостям по десяти четей в поле, с лесы и сенными покосы и животинным выпуском и вотчины бортныя угодьи и по реке Мокши, и в озерах и истоках рыбные ловли и озера и норки и назерки и по речке Пучите, а мельничная запруда вообще у них с стольником Иваном Катаевым с братьею и товарищами, да им же Сафару с братьею, да Ханею с племянники в поле и в деревне Чуколах дворовое усадьбище. Да им же вообще против дач в деревне Идякове дворовое место, да им же Сафару мурзе Калмашеву с братьею четырем человекам, в бегах вдова, крестьянка Кузьминская жена Данилова Естифьева, сноха кузина с двумя дочерьми девки, да у них же четырех человек, да у Ханея с племянники вообще, в бегах крестьянин Петулка Плаксин с детьми, вообще Сафару мурзе с братьею, да Ханею мурзе с племянники, отказали в Кадомском уезде Новинках, пашни и сенные покосы и всякие угодьи и им Сафару с братьею половина, а Ханею мурзе с племянники другая половина. Да им же на Адаевской старой пустоши Сафару с братьею, да Ханею мурзе с племянники вообще два дворы пустых места, одно место дедовское, а другое место по другую сторону того же озера. Да у Асана да у Сюнбая мурз, в бегах крестьянин Иван Пронин сын Фомин с женою и детьми, да у Сюнбая мурзы одного в бегах крестьянин Климка Павлов сын Фомин с женою и детьми. Сафару мурзе с братьею по указу Великих Государей и по сей выписи тем поместьем впредь владеть, и с того поместья Великих Государей службы служить. К сей выписи на подлинной на обороте подписано тако: стольник и воевода князь Яков Григорьев сын Козловской. Засвидетельствовал в должности секретаря регистратор Иван Евсюков. 1784 г. июля 16 дня. По указу Его императорского Величества и по учиненной в Темниковском нижнем земском суде резолюции: дана сия копия Уфимского наместничества Стерлитамакской округи в деревне Абдуловой мурзам Умряку Умраеву, Юнусу Надыршину детям князьям Акчуриным, за подписанием присутствующего и с приложением казенной печати, равно с взятием печатных пошлин, впредь для ведома. Подлинную подписали: заседатель князь Григорий Чанышев. В должности секретаря регистратор Иван Евсюков. У подлинной выписи печать приложена".
     Всеми этими поместьями князья Акчурины были пожалованы за свою службу в русском войске. Представляется уместным привести список роты, в которой служили в 1686 г. многие представители рода Акчуриных (наряду с другими татарскими князьями и мурзами), представленный впоследствии их потомками (при рассмотрении их дела о дворянстве в Департаменте Герольдии Сената). Ротмистром у них был князь Умряк мурза Дасаевич Утяшев. Оружие и кони у мурз были свои, и когда ротмистр созывал роту на смотр, то требовал, чтобы снаряжение их было в полной исправности.
     "Кому имянны в роте быть и потому список темниковских мурз: Исай мурза Тимофеев сын Кашаев, Мансур мурза Тимофеев сын Катаев, Итемыш мурза Курмашев сын Кашаев, Утеш мурза Асакаев сын князь Девлеткильдеев, Кутлумамет мурза Асакаев сын князь Девлеткильдеев, Смольян мурза Асакаев сын князь Девлеткильдеев, Каюк мурза Смоляное сын князь Девлеткильдеев, Бек мурза Смолянов сын князь Девлеткильдеев, Абдул мурза Бигеев сын князь Девлеткильдеев, Субай мурза Умряков сын князь Акчурин, Юсей мурза Умряков сын князь Акчурин, Сюнбай мурза Кальмашев сын князь Акчурин, Асан мурза Албеев сын князь Акчурин, Ханей мурза Тимралеев сын князь Акчурин, Шабан мурза Малюделеев сын князь Акчурин, Алей мурза Малметов сын князь Акчурин, Асеин мурза Назаев сын князь Акчурин, Темай мурза Мерзяшев сын князь Акчурин, Икгамалей мурза Муртазин сын князи Акчурин, Мустай мурза Смоляное сын князь Акчурин, Будалей мурза Мальметов сын князь Акчурин, Бабирь мурза Смолянов сын князь Акчурин, Кимиш мурза Атмакаев сын Исеев, Аганалей мурза Синалеев сын Исеев, Прокофий мурза Синалеев сын Исеев, Ишей мурза Девлекеев сын Исеев, Мустай мурза Санбаев сын Исеев, Кодряк мурза Енгозын сын Исеев, Сюмай мурза Соняков сын Исеев, Абай мурза Арюзев сын Исеев, Мусал мурза Маметов сын Исеев, Ишан мурза Амакаев сын Енголычев, Кодряк мурза Алышев сын Енголычев, князь мурза Амакаев сын Енголычев, Асан мурза Кальмашев сын князь Акчурин, Сафар мурза Кальмашев сын князь Акчурин, Ильмай мурза Алеев сын князь Акчурин, Сафар мурза Савушев сын Тугушев, Ибрай мурза Башметов сын Тугушев, Бекбай мурза Бекбулатов сын Тугушев, Каберда мурза Тулубаев сын Тугуев, Умрамьи мурза Тулубаев сын Тугушев, Сенчалей мурза Бекбулатов сын Тугушев, Уран мурза Байгузин сын Акнеев, Тамай мурза Адаров сын князь Бибарсов, Шабан мурза Саттакаев сын князь Бибарсов, Умряк мурза Алексеев сын Камачинов, Смолян мурза Маматов сын Камачинов, Смолян мурза Имидяшев сын Камачинов, Норкай мурза Асманов сын князь Муратов, Салей мурза Аскаев сын князь Муратов, Деук мурза Усманов сын князь Муратов, Ишамей мурза Ромаметов сын князь Муратов, Курман-Шаман мурза Аскаев сын князь Муратов, Будалей мурза Ущельев сын князь Муратов, Уразмамет мурза Чинакаев сын Акманов, Хан мурза Неверов сын Байсеитов, Малидалей мурза Томаев сын князь Еникеев, Уран мурза Хансевяров сын князь Еникеев, Кодряк мурза Куркаев сын князь Еникеев, Мустай мурза Султашев сын Еникеев, Сулейман мурза Бикмаев сын князь Еникеев, Ураз мурза Бекинаев сын князь Еникеев, Резеп мурза Бекмаев сын князь Еникеев, Уразай мурза Размаметов сын князь Еникеев, Енбай мурза Мустаев сын князь Еникеев, Нурай мурза Размаметов сын князь Еникеев, Мустай мурза Сунеев сын Еникеев, Теляш мурза Теляшев сын Еникеев, Умряк мурза Утемышев сын Еникеев да брат его родной кодряк Иванаж, да Кельмай, да Мустафа мурзы Алежановы дети Еникеевы, Касым мурза Осянов сын Еникеев, Смаил мурза Уразов сын Еникеев, Тимерказый мурза Шакуров сын князь Ижебердиев, Адар мурза Богданов сын князь Шихмаметов, Адар мурза Тохтаров сын князь Шихмаметов, Бектян мурза Теребердеев сын Шихмаметов.
     На подлинной выписи подклейкам подписано тако: Диак Ефим Черной Ромашко Латкин".
     В связи с указом Екатерины II от 22 февраля 1784 г. о восстановлении князей и мурз татарского происхождения в достоинстве российских дворян князья Акчурины немедленно представили доказательства их княжеского происхождения. В результате рассмотрения представленных ими доказательств появился следующий документ, который я хочу привести еще и потому, что в нем подробно раскрыты основания, которыми дворянские собрания руководствовались, рассматривая доказательства дворянского происхождения.
     "1788 года майя 24 дня Уфимского наместничества в учрежденном для составления дворянской родословной книги губернского предводителя дворянства с дворянскими уездными депутатами собрания, по предложению Его превосходительства господина генерал-поручика, правящего должность уфимского и симбирского генерал-губернатора и разных орденов кавалера барона Осипа Андреевича Игельстрома, присланные из Уфимского наместнического правления. Рассматривая доказательства о князьях и мурзах татарского происхождения, по прошениям в Уфимское наместническое правление поступившим Стерлитамакской округи деревни Абдулиной от князей и мурз Умряка Умраева и Юнуса Надыршина детей Акчуриных, в доношении написано: прадеды и отцы их жалованы грамотою в 7017 (1509) г. князь Адаш Акчурин и выписями 7195 (1687) и 7196 (1688) годах, от которых и они произшествие свое в княжеском звании производят. Род же де их состоит не в одном наместничестве, а поэтому с грамоты и с выписей копии за свидетельством, и учиненную о роде их произшедшем от князя Адаша мурзы поколения.
     Родословную при том представили и просят по утверждении их в княжеском и мурзинском доказательствах от положенного на них подушного оклада избавить. По родословной же от них представленной значит: 1-е: князь Адаш от него князь Акчура, от него Булаш, от Булаша четыре сына: Тенибяк, Изекей, Инбяк, Теребердий, от Изекея Бекбулат, от Бекбулата пять сынов, в числе коих средний Калмаш, тот, который по выписи данной его детям 7196 (1688) г. явствует в Темниковском и в Кадомском уездах в разных годах и урочищах и с помещенным окладами, а от него Калмаша 4 сына Сафар, Ишалей, Асан и Сюнбай, те самые, кои после смерти отца их Калмаша Бекбулатова сына просили, о справе отцовского и дедовского за собою недвижимого имения, вотчин, крестьян и на то им 7195 (1687) г. выпись дана. Из оных от Асана 3 сына, из коих средний Урмай. Все оныя по родословной показаны умершими, от Урмая же 3 сына Надырша, Умряк и Кадролей, все живы, из коих теперешние просители Умряк, да племянник его Надыршин сын Юнус, от Надырши ж еще другой сын Абубакир, от Умряка 3 сына: Килей, Сулейман и Алей, от Алея 2 сына Бодай и Юсуп, а от Кадролея сын Ибрай, и теперь в наличии всего одиннадцать человек.
     О прочих же того князей Акчуриных от родни на родословной показано, что оные жительство имеют в Саратовском и Пензенском наместничествах, от которых поколенные родословные с явным доказательством имевшиеся предкам князю Акчуре и прочим его Акчуриным наследникам и их просителей предкам, жалованные грамоты служащие на весь род Акчурины объявлены, но где того не означено, на родословной же их учинено свидетельство как следует здесь.
     В сей поколенной росписи в наличности написанные мурзы, точно с ними однородцы и в третьем колене братья и племянники. В том Пензенского наместничества Краснослободской округи деревни Адаевой Аюп мурза князь Акчурин своеручно подписался. В сей поколенной росписи написанных мурз князь Акчуриных подлинно того роду исходцы от них в том подписался Темниковской округи деревни Старовой Адаевой Темир-Булат мурза Шираков сын князь Тенишев, во всем же том по присяжной должности свидетельствуя подписались: Бирской округи деревни Башировой князь Мосей Надоршин сын Еникеев, и вместо Пензенского наместничества Краснослободской округи деревни Адаевой князя Ибрагима Якупова сына Акчурина подписался ж.
     А во Всемилостивейшем имянном Ея Императорского Величества состоявшемся 1784 г. февраля 22 дня указе Высочайшее Ея Императорского Величества благоволение есть, чтобы все те, кои из так называемых князей и мурз татарского происхождения, в каком бы они законе от праотцов своих не остались, предъявить жалованные предкам их государские грамоты на недвижимыя имения и другие письменные виды, утверждающие благородство с явным доказательством, что они от тех родов произошли, восстановлены были в состояние, им свойственное. Сенат наш предпишет генерал-губернаторам и правящим должность, дабы в каждой губернии, где подобные князья и мурзы жительствуют, разбор учинен и списки с доказательствами на рассмотрение сената доставлены были.
     А в определении Правительствующего Сената, которое из оного в указах генерал-губернаторам 1787 г. ноября 10 дня объявлено, между прочим предписано: все присланные в Сенат о татарских князьях и мурзах дела, препроводить генерал-губернаторам и правящим ту должность в тех губерниях, чтоб они рассмотрение оных дел препоручили губернским дворянским предводителям с уездными дворянскими депутатами, коим в сем случае поступить по правилам Всемилостейше изданной на право дворянства грамоты. Буде же которые следовать будут к выключке из подушного оклада, о сих представить Сенату.

     А во Всемилостившей на право дворянства грамоте в следующих статьях узаконено: в 84-й "Всякий благородный род представить имеет доказательства своего достоинства или в подлиннике же засвидетельственную копию"; в 85-й "Губернский предводитель дворянства той губернии и уездные дворянские депутаты представленные даказательства благородного достоинства рассматривают и 1-е буде при рассмотрении доказательств единогласно или две трети голосов, находят доказательства не достаточными, то отдадут оныя доказательства обратно, с таковым письменным объявлением, что отлагают внесение рода в родословную книгу той губернии, до представления им неопровергаемых доказательств; 2-ое буде же при рассмотрении доказательств единогласно или две трети голосов находят доказательства достаточными, тогда тот род внесут в родословную книгу наместничества, и дадут тому роду грамоту за своим подписанием с приложением печати дворянского собрания губернии, а в грамоте напишут: что по предъявленным доказательствам, тот род внесен в родословную книгу наместничества в такой части.
     В доказательствах благородства в 91-й [статье] "Благородные разумеются все те, кои и от предков благородных рождены, или монархами сим достоинством пожалованы, доказательства ж благородства суть многочисленны и более зависят от испытания древности, прилежного изыскания и рассмотрения доказательств, нежели от новых предписаний. Различные начала дворянских родов сами за собою затруднения таковыя в предписании право распространяют, точное правосудие не дозволяет исключать ни единого доказательства, которого рода инако как тут, где слово закона доказательство таковое опровергает, в таковом и нужном и трудном положении сего важного дела, обыкновенным попечением избираем правосудный способ, подать руку помощи нашему вернолюбезному подданному российскому благородному дворянству утверждением следующих доказательств благородства, не исключая однако ж и сверх того отыскать могущихся справедливых и неоспоримых доказательств, которого рода хотя бы здесь и не прописаны были";
     по 92-й "Доказательствами неопровергаемыми благородства да будут в отделениях", 6-м "Указу на дачу земель и деревень", 7-ой "Верстанье по дворянской службе поместьями, в 9-ом " Указы или грамоты на пожалование из поместья вотчинами" и в 14-ом доказательства, что отец и дед владели деревнями. В указах, приложенных к родословной книге 7190 (1682) г. в конце 16 отделения, "которые роды в вышеписанных частях и в знатных посылках не были, а с царства деда его государева блаженныя памяти Великого Государя Царя и Великого Князя Михаила Федоровича, а при нем Великом Государе были в полковых и в городе воеводах и в послах и в посланниках и в знатных каких посылках и в иных честных чинах и в десятнях написаны в первой статьи и тех родов имена написать, которому ж со свидетельством в особую книгу, а которые и в тех вышеписанных честных и знатных чинах не были и в десятнях написаны в средней и в меньшей статьях, и тех имена написать в особую книгу, в 17 отделение, 7190(1682) г. по указу блаженныя памяти Великого Государя и Великого князя Федора Алексеевича по докладной выписке велено: которых княжеских и иных родов в разряде в родословной книге не написано, а они в росписях своих напишут прозвание свое, что они пошли от родословных, их прозвания напишут, и о тех родах у родословных людей, для свидетельства имать скаски за руками впрям, и они от тех будь в скасках своих напишутся или по допросу скажут, что они повелись от предков их, и тех писать в родословной книге с теми родами, от кого они пошли.
     Да в указе 7195 (1687) г. о пополнении разрядной родословной книги между прочим напечатано: "После рода Меретинского царя и Сибирских и Касимовских царевичей написать в ту же книгу княжеские и выезжие честные роды по росписям же их, которые поданы с явным о том свидетельством", и как собрание о составлении от мурз Дашкиных, Янбулатовых, Яушевых и Акчуриных доказательства на происхождение родов их мурзинских и князьями именованных поколений, единогласно находит достаточными, а от прочих недостаточными, то по силе вышепрописанных Ея Императорского Величества узаконений опредилили: о выключке из подушного оклада означенных Акчуриных одиннадцати человек с приложением имянного списка для донесения на рассмотрение Правительствующего Сената представить Его превосходительству господину генерал-поручику и кавалеру барону Осипу Андреевичу Игельстрому. Подлинной подписали: Николай Сумароков, Илья Татаринов, Николай Булгаков, Андрей Маршанов, Дмитрий Мертваго, князь Ефим Ураков, Евфграф Памчинов (?), секунд-майор и дворянского собрания секретарь Прокофий Бурцев".
     После 12-летних ходатайств, переписки, представления дополнительных документов и хождения документов между Уфой и Санкт-Петербургом, наконец, пришел царский указ о возведении Акчуриных и некоторых других татарских князей и мурз в дворянском достоинстве. В "первобытном" благородном достоинстве они были восстановлены уже упоминавшимся решением Сената, Высочайше утвержденным Императором Павлом I 29 ноября 1796 г. В приложенный к сенатскому решению список князей Акчуриных "включены следующие одиннадцать человек: князья Акчурины Стерлитамакской округи деревни Абдулиной: Надырша, Умряк, Кадрый, Урмаевы дети, у Кадреясын Ибрай, Надырши дети – Юсуп, Абубакир, у Умряка дети – Сулейман, Асен, у них дети Богдан, Юсуп".
     В XIX в. князья Акчурины, будучи утвержденными в дворянском достоинстве, продолжали военную службу, участвовали во многих войнах, походах и сражениях, удостаивались почетных наград и Высочайших милостей. В качестве примера хочу привести указ об отставке одного из князей Акчуриных – русских офицеров, сохранившийся в деле о дворянстве этого рода:
     "По указу Его Величества Государя Императора Николая Павловича Самодержца Всероссийского Объявитель сего, капитан князь Абдулгафар Калеев сын Акчурин, 46 лет. Вероисповедания магометанского, кавалер ордена Св. Станислава 4-ой степени, имеет серебряную медаль за Турецкую войну 1828 и 1829 гг. и польский знак отличия за военное достоинство 4-ой степени, из князей Оренбургской губернии Стерлитамакского уезда, в службу вступил казаком 1815 г. в Оренбургский казачий полк, урядником 1818 г. в том же полку, уволен в отставку 1822 г. Поступил вторично на службу рядовым 1823 г. в Московский пехотный полк, подпрапорщиком 1823 г. июня в том же полку, переведен в Троицкий пехотный полк 1826 г., портупей-прапорщиком 1828 г. в том же полку. Прапорщиком 1828 г., от роду имел тогда 35 лет, с переводом в Пензенский пехотный полк. Переведен в Волынский пехотный полк. Подпоручиком 1833 г. С старшинством [...]. Командиром нестроевой роты в том же полку с 1834 г., поручиком 1835 г., переименован в старшие офицеры 1835 г. ноября, штабс-капитаном 1837 года. В походах и в делах против неприятеля был: в кампанию [с] открытия военных действий до снятия блокады крепости Силистрин 1828 г. Майя 31 переправился через реку Дунай в Болгарию, июля 8 в сражении при занятии высот под Шумлою, где за поражение неприятеля получил в числе прочих Высочайшее благоволение, 17-го прикрывал построение редутов, 24 при рекогносцировке неприятельского левого фланга, при нападении неприятельских партий на Янибазар, 19 августа в сражении при нападении турок на фуражиров, сентября с 2 по 12 занимал редуты на правом фланге нашей позиции, 2-го в сражении при нападении турок на бригаду 4-ой Уланской дивизии, следовавшую из Силистрин к Шумле с 24 сентября по 20 октября вторично занимал редуты на правом фланге армии; по снятии блокады Шумлы на походе к Силистрин при нападении турок на авангард, октября 7 при селе Эмбляр и Юсуфляр в действительном сражении с 11 по 28 при блокаде Силистрин, откуда по снятии осады переправился 29 вторично через Дунай. В походе в княжестве Валахии. В кампанию от вторичного обложения крепости Силистрин мая 5 1829 г. до занятия оной 18 июня. Апреля 18 переправился через Дунай близ крепости Гирсова и по соединению 24 апреля с прочими дивизиями в Черноводах. Майя 1 выступил к крепости Силистрин при обложении оной в 5 день майя, 14 того же месяца в экспедиции на разграде и обратно, 23 к Силистрин, а с того числа по 18 июня т.е. по день покорения оной, ежедневно в траншеях и сапах, 27 июня выступил к Шумле, куда прибыл 1 июля, 5-го при следовании армии к Янибазару в авангарде, 9 и 15 в экспедиции к крепости Шумле, 25 и 28 числа близ села Марома в действительном сражении при разбитии неприятельских войск под начальством верховного везиря бывших, 13 и 14 августа в экспедиции близ Шумла, августа 18 по 5 сентября, т.е. по день известия о заключении мира, при осаде Шумльских укреплений и при вылазке неприятеля, 29 апреля в действительном сражении и потом 22 октября при отступлении к Янибазару, 25 к Козлуджи, 18 ноября выступил из Козлуджи для обратного следования в пределы империи, и 7 декабря в Сатунове переправился через Дунай в российские пределы. За отлично усердную службу при содержании кордонной линии на Днестре и Пруте объявлено Высочайшее благоволение 29 июня 1830 г. В кампанию от сражения при мест[ечке] Остроленке 14 мая 1831 г. до окончания военных действий: мая 17, против мятежников Овручского уезда, собравшихся под начальством тамошнего маршала Головинского, в действительных сражениях; 19 у села Васковича, 20 Потаповича и 22 при занятии города Овруча и при совершенном рассеянии мятежников, а с того числа по 12-ое июля в разных экспедициях для преследования их. Августа 23, переправляясь через реку Буг, вступил в пределы Царства Польского, в корпусе генерала барона Розена 1 в преследовании корпуса Ромарино в Галицию и в следовании войск к реке Висле, по переправе через оную в Сандомирском и Краковском воеводствах до местечка Знорница, а оттуда через город Люблин и Казимирж в местечко Устилур, где вступил в пределы Империи. В 1832 г. награжден польским знаком отличия за военное достоинство 4-ой степени. В 1833 г. находился в походе за границею в княжествах Молдавии и Валахии в составе сухопутного вспомогательного отряда, предназначавшегося от Его Императорского Величества в помощь турецкому султану. На основании приказа военного министра в 1836 г. был командирован в войска отдельного Кавказского корпуса, куда отправился из полка в 1836 г. И находился по 1837 год, где отличие оказанное им в экспедиции противу горцев Всемилостивейше награжден орденом Св. Станислава 4 степени. Удостоился получить в числе прочих г.г. штаб- и обер-офицеров Высочайшие благоволения, особых поручений не имел, Всемилостивейших рескриптов и похвальных листов от своего начальства не получал. Российской грамоты читать и писать умеет, арифметике и закон божий по магометанской религии знает. В домовых отпусках не был. В штрафах по суду и без суда не бывал. Высочайшим замечаниям и выговорам не подвергался. Холост. К повышению чином аттестовался достойным. По выборам дворянства не служил. Отчеты по должности представлял в срок. Жалобам не подвергался. Слабым в отправлении обязанностей службы не замечен. Беспорядков и неисправностей между подчиненными не допускал. Оглашаем и обличаем в неприличном поведении не был. А сего 1839 г. по Высочайшему Его Императорского Величества приказу, по прошению его уволен от службы, за болезнью, капитаном с мундиром и пенсионом двух третей жалованья. Во свидетельство чего, по Высочайше представленной мне власти, дан сей указ ему г. капитану князю Акчурину, за подписью и приложением герба моего печати. Город Севастополь 12 сентября 1839 г.
     Его Императорского Величества, Всемилостивейшего Государя моего, генерал-лейтенант, командующий 5 пехотным корпусом орденов св. Анны 1-й степени, св. Владимира 2-й степени и св. Георгия 4-й степени за храбрость кавалер, имеющий две золотыя шпаги с надписью за храбрость, серебрянныя медали в память 1812 г., за Турецкую войну 1828 и 1829 гг. и за взятие штурмом города Варшавы 1831 г., польский знак отличия за военные достоинства 2 степени и знак отличия беспорочной службы за 25 лет Лидере. Исправляющий должность дежурного штаб-офицера майор Червинский".
     Именным Высочайшим указом от 27 ноября 1796 г. в дворянстве были утверждены только князья Акчурины, проживающие в Уфимском наместничестве (Стерлитамакской округи в деревне Абдуллино). Однако князья Акчурины проживали во многих других местах, в том числе в Пензенском наместничестве. Эти Акчурины также представили свои доказательства княжеского происхождения, ведь они также принадлежали к роду князя Адаша и его сына Булаша, и только в XVII или XVIII в. их ветвь отделилась от рода князя Калмаша мурзы Бекбулатова сына Акчурина.
     Так, Пензенское дворянское собрание 14 июня 1795 г. "по рассмотрении представленных доказательств положило потомков князей Акчуриных, состоящих в Пензенской губернии в Краснослободском уезде в деревне Адаеве в числе 68 человек детей мурз Акчуриных, как доказавших происхождение свое от предков благородных, написать в особом списке, а о выключке из подушного оклада состоящих в оном по силе 1787 г. Правительствующего Сената указа, для донесения Правительствующему Сенату представить в Пензенское наместническое правление".
     Но дело об их окончательном утверждении в Правительствующем Сенате тянулось очень долго, а тем временем часть этих мурз переехала из Пензенской губернии в Уфимскую, где они расселились по деревням Калмашево Бирского уезда, Буздяково и Бакаеве Белебеевского уезда. В 1831 г. из деревни Ново- Калмашево "из мурз ясашный татарин" Муса Бадамшин сын Акчурин направил на имя Императора Николая Павловича прошение в Герольдию о сопричислении их к роду князей Акчуриных на основании доказательств, представленных в 1795 г. Однако это прошение осталось без удовлетворения.
     В том же 1831 г. аналогичное прошение подал живший в деревне Буздяковой Оренбургской губернии Белебеевского уезда мурза Сайфулла Ахметов сын Акчурин. В своем прошении мурза Сайфулла напоминает, что в 1795 г. Пензенское дворянское собрание, рассмотрев доказательства, представленные князьями Акчуриными, проживающими в деревне Адаево Пензенского наместничества (65 человек), нашло доказательства достаточными и записало род Акчуриных, как доказавших происхождение свое от предков благородных, в особый список. Пензенское наместническое правление эти доказательства препроводило в том же году в Правительствующий Сенат по Герольдии, но от оной разрешения и поныне не последовало. Акчурины продолжали ходатайствовать перед Оренбургским дворянским собранием, которое вынесло следующее определение, которое 16 февраля 1806 г. "положило род князей Акчуриных внесть в 4-ю часть дворянской родословной книги Оренбургской (Уфимской) губернии".
     Окончательное решение многих дел задерживалось из-за отсутствия у чиновников Герольдии достаточно четких правительственных инструкций. Так, по одному из прошений Акчуриных в Герольдии была вынесена следующая резолюция: "Дела о доказываемом магометанами дворянском достоинстве, в том числе и о роде Акчуриных, остаются без разрешения по случаю составления правил, какие они должны представлять доказательства на искомое ими дворянского достоинства, о чем и поднесен всеподданнейший доклад 30 марта прошлого 1838 г., но по нему Его Императорского Величества утверждения еще не последовало".
     Наконец, 18 августа 1848 г. дворянское собрание Оренбургской губернии вынесло определение, на основании метрик Оренбургского магометанского духовного собрания, о причислении к роду князей Акчуриных родившихся после 1795 г. лиц в количестве 57 человек. Это дело было наконец полностью укомплектовано и передано в Петербург. Род татарских князей Акчуриных указом Департамента Герольдии Правительствующего Сената от 11 июля 1849г. за № 3625 и 28 февраля 1851 г. за № 1349 утвержден в потомственном дворянстве и достоинстве князей татарских.***
     ---------------------------------------------------------------------------------------------------
     *** Как видно из официального списка титулованным родам и лицам Российской империи (изданного в 1892 г.), определениями Правительствующего Сената 15 февраля 1849, 16 мая 1850 и 24 марта 1851 гг. были утверждены в достоинстве князей татарских со внесением в VI часть родословной книги 19 семей князей Акчуриных:
          1) Абдул-Мениф Килеевич;
          2) Кутлу-Ахмет и Шарафутдин Якуповичи;
          3) Мухаметьгалий Абубакирович;
          4) Ибрагим и Исмаил Юнусовичи;
          5) Габбяс Юнусович и сын его Харряс;
          6) Ильяс Юнусович и сыновья его Искак и Якуп;
          7) Бахтиар Аббакирович;
          8) Мухаметдияр Аббакирович и сыновья его Габдулла и Шарафутдин;
          9) Аюп Сулейманович, сыновья его Мухаметдиар, Диньмухамет, Мухаметрахим и внук Сиразитдин Диньмухаметович;
          10) Абдуллатиф Килеевич, сын его Токфетулла и внук Габейдулла Токфетьуллович;
          11) Абдулкафар Килеевич, сын его Мухаметь-Хасан и дочь Фарыза;
          12) Абдулхаяп Килеевич и сыновья его Абдулмахмин, Геляутдин и Гаматитдин;
          13) Мухаметьсафир, Шугаин, Идрис и Ильяс Абдульменяфовичи; 14) Бикмурза, Ханмурза и Мурзахай Бадашичи, с сыном последнего Янтуром;
          15) Девлетша Юсупович, сыновья его Гайнитдин, Зиганша, Гимадитдин и Земаметдин;
          16) Ахметша Юсупович и сыновья его Нофтытдин и Хуснутдин;
          17) Хасян Алеевич и сыновья его Мухамедий, Ахмедий и Хисамутдин;
          18) Якуп Ибраевич и сыновья его Саляхитдин, Зейнитдин, Гайнитдин и Шагиахмет;
          19) Гайнулла Ибраевич и сыновья его Исхан, Ахсян и Мирас.
     Мы сохраняем орфографию оригинала (хотя часть имен, очевидно, в справочнике несколько искажена). В заметке Л.М. Савелова о князьях Акчуриных отмечено, что Акчурины, но без титула, встречаются среди служилых татар, верстанных поместьями в Алексинском, Боровском и Рязанском уездах; в 1699 г. владели имениями с крепостными крестьянами 17 князей Акчуриных (Дополнение С.В. Думина).
     ------------------------------------------------------------------------------------------
     *В ходе всех продолжительных ходатайств Акчурины предъявили дополнительные доказательства своего дворянского происхождения, некоторые из них мы приведем.
     Как видно из дела Герольдии, Акчуриными была представлена "копия с выписи 1685 г., из коей видно, за темниковскими Мамодолеем, да Исламом да Смольяном Альшакаевыми детьми князь Акчуриными состояло в 1651 г. отца их Альшакаева поместье князь Акчурина в Темниковском уезде в деревнях в Адаеве в Акселе и Лобанской по разным урочищам, да в Кадомском уезде в деревне Новинке, да в Шацком уезде в сельце Канобееве пашни 275 четвертей в поле, да того же 1651 г. дано им выменное поместье у брата своего у Айдара мурзы князь Акчурина в Темниковском уезде в деревне Дубровском пашни 10 четвертей, и по выкладке имеются земли того отца их поместья на три жеребья по 97 чети, да записи же Мамодолеем, Исламом и Смольяном мурзами князь Акчуриными поместья по даче 1651 года, что дано им отца их поместье в Темниковскои уезде в дер. Дубровке 150 четвертей по 50 четвертей человеку, да за Исламом мурзой князь Акчуриным за одним поместье по даче 1651 года, что ему дано в Темниковском уезде на Борковском поле 10 четей. За Мамодолеем мурзою князь Акчуриным за одним по даче того же 1651 года, что дано ему поступное поместье вдовы Енбулатовой же в Кадомском уезде в деревне Новоселках 8 четвертей с ними 6 дворов крестьянских, да в Темниковском уезде в разных урочищах 21 четверть, а всего пашни 30 четвертей, да за ними же Мамодолеем, Исламом и Смольяном мурзами князь Акчуриными поместье по даче 1653 г. в Темниковском уезде лишния земли в их старых дачах пашни 120 четвертей по 40 четей человеку, да и за Исламом и Смольяном поместья по даче 1658 г. в Темниковском уезде на Шуспугове из дикого поля 40 по 20 четвертей человеку в поле, а всего за оными мурзами за Мамодолеем 211 чет. и в 1668 г. он Ислам умре, а из поместья его дано на прожиток жене его и дочери 37 чети, а остальное дано братьям его Мамодолею, да Смольяну мурзам князь Акчуриным, а всего за Мамодолеем Акчуриным 296 чети и в 1658 из Мамодолеева да из Исламова, да из Смольяна поместья князь Акчуриных отца их поместья из Старой дачи, дана мачехе их вдове Авденевия же Альшакаевой жене Теребердеева сына князь Акчурина 33 четвертей и всего осталось за Мамодолеем мурзою князь Акчуриным поместья 280 чет. и все оное поместье отказано детям его Мамодолеевым Бараш да Шебану мурзам князь Акчуриным в поместье, а вотчинныя бортныя ухожии в вотчину со крестьяны с сенными покосы и со всякими угодьи, а та пашня и покосы во всех тех вышеписанных урочищах в межах с Смольяновым землею князь Акчурина, да Станином мурзою князь Акчуриным и по их Бураеву и Шабанову полюбовному договору и челобитной от деде и отца их поместье и крестьяне пополам меж ими расписаны порознь и смежны они с помещиками Сазоном мурзою Ашеевым сыном да с Умряком мурзой Сюнбаевым сыном, да с Будалеем мурзою Маметовым сыном князь Акчуриными".
     Была представлена также копия выписи 1693 г., "из коей видно, что в Темниковских переписных книгах 1646 г. в деревне Дубровках за недорослем Айдаром мурзой Нураевым сыном князь Акчуриным крестьянские два двора в них четыре человека, да бобыльских три двора в них пять человек, а в селе Акселе шесть дворов в них крестьян семнадцать человек, шесть дворов бобыльских в них людей 12 человек, да в переписных книгах 1678 г. в селе Дубровках за женою вдовою Зоряша женою Айдара и за сыном Бектимером мурзою двор помещиков да крестьянских шесть дворов в них крестьян 33 человека и бобыльских 3 двора в них 8 человек, да в селе Акселе крестьянских пустых 3 двора, да бобыльских 3 двора в них 21 человек и в 1685 г. Айдарово поместье князь Акчурина в Темниковском, в Кадомском и в Шацком уездах пашни 153 чети дано сыну его Темниковскому Бектемиру мурзе князь Акчурину в поместье и в 1689 г. из того поместья взято и дано на прожиток вдове Зоряше да дочери ея Мурабее пашни 69 чети и в 1686 г. Бектемира мурзы князь Акчурина не стало, а из поместья его дано Темниковским Алею, да Бюдашью мурзам князь Акчуриным 42 чети, а другую половину 42 чети со всеми угодьи дано Темниковскому Мустаю мурзе Смольянову сыну князь Акчурину в поместье". Из переписных книг 1723 г. видно, что Акчуриных уже в то время насчитывалось 155 человек.
     Впоследствии число лиц из рода Акчуриных, которые продолжали ходатайствовать о присвоении им дворянского достоинства, достигало 234 человек.
     В архивном деле Департамента Герольдии имеются еще две пространных выписи на владения князей Акчуриных поместьями с крепостными крестьянами, но приводить их смысла нет, потому, что это фактически копии выписей, уже нами приведенных, и ничего нового они к истории рода князей Акчуриных не привносят.
     В феодальном обществе многие татарские князья и мурзы потеряли свое привилегированное положение. В период развития в России капитализма некоторые из них вошли в состав торгово-промышленной буржуазии. На этом поприще особого успеха добились князья Акчурины. В начале XIX в. В Симбирской губернии появился Шафи Акчурин, который собирал по деревням шерсть и продавал ее владельцам сукновальных фабрик. Его сыновья Сулейман и Курамша были записаны в сословие мещан, затем приобрели патент на торговлю, стали купцами. В середине XIX в. (в 1850-е годы) сукнодельная промышленность Симбирской губернии переживала кризис. Фабрики назывались суконными вотчинными мануфактурами, они принадлежали дворянам, помещикам, и на них бесплатно работали крепостные крестьяне. Торговый дом Акчуриных строился на капитале всех братьев Акчуриных, управлял которым старший из братьев – Курамша Акчурин. Акчурины решили построить свою фабрику с наемными, а не крепостными, рабочими. Продавать сукно предстояло в условиях острой конкуренции с владельцами вотчинных фабрик, и решиться вложить капитал на строительство фабрики было весьма рискованно. Но Сулейман Акчурин был уверен, что он сумеет наладить рентабельное дело и обойдет помещиков, разъезжавших в каретах и пользовавшихся услугами экзекутора для наказания плетьми провинившихся, нерадивых крепостных. Фабрика Сулеймана процветала, давала добротное сукно, которое поставлялось для шитья солдатских шинелей. В 1853 г. началась Русско-турецкая война, армии требовалось большое количество сукна. Суконные фабрики губернии были обложены государственным заданием на поставку сукна армии. Но они из-за нерасторопности, а то и просто неумения поставить дело, задание не выполняли, несли убытки и влезали в долги к Сулейману Акчурину. Он же, пользуясь этим, брал их фабрики в аренду, платил им за это небольшие деньги, сам же получал громадные прибыли. Старший брат Курамша наживал капитал на заготовке шерсти в Зауралье и в Казахстане. Он привозил шерсть в Симбирскую губернию и за двойную, тройную цену продавал владельцам суконных фабрик. Таким образом, торговый дом Акчуриных к 60-м годам прошлого века стал богатейшей торговой компанией. Сами они стали купцами первой, т.е. высшей, гильдии, и им Сенатом было присвоено звание потомственных почетных граждан. Суконная фабрика Акчуриных была передовым, высоко рентабельным предприятием. Вот как ее характеризовал тогдашний специалист: "Часть работ на фабрике производится действием пара: его паровая машина в тридцать пять лошадиных сил – единственная на всю губернию. В настоящее время у Акчурина двадцать немецких механических станков и десять бельгийских контин. По оборудованию и внутреннему устройству эта фабрика мне представляется лучшей, а по материальным средствам и оборотному капиталу владельца она преобладает над всеми суконными заведениями губернии".
     Подрастало молодое поколение Акчуриных – энергичное, деловое, устремленное к достижению богатства и самое главное – воспитанное в строгих правилах шариата. Ко времени выхода в 1861 г. манифеста об отмене крепостного права в руках Акчуриных сосредоточилось уже 4 суконных фабрики. Появилось уже четвертое поколение фабрикантов Акчуриных. Хотя образование их было домашнее и в основном на татарском языке, причем упор делался прежде всего на обучение религии, но для своего времени они были довольно образованными людьми. Среди них выросла Зухра – дочь Асфандиара Акчурина, хорошо воспитанная, интеллигентная девушка. Из Крыма свататься к ней приехал Исмаил мурза Гаспринский, бывший офицер, перешедший на гражданскую службу, потомок знатного крымско-татарского рода, человек, имевший общетюркские интересы, мечтавший о просвещении и объединении всех тюрко-татар. Гаспринский познакомился с Зухрой Акчуриной во время ее лечения в Крыму. Родители Зухры приняли сватовство благосклонно, была устроена грандиозная свадьба, на которую одних Акчуриных явилось тридцать человек. Приехали также друзья-фабриканты Агишевы, Алиевы, с которыми Акчурины были связаны узами родства. Благодаря поддержке Акчуриных у Гаспринского появились средства для издания тюрко-татарской газеты. Гаспринский с молодой женой уехал на пароходе в Баку, где установил связи с азербайджанской буржуазной интеллигенцией. По возвращении в Бахчисарай Гаспринский сложил с себя полномочия главы города и все силы направил на создание первой тюрко-татарской газеты "Тарджеман", которая сыграла большую роль в становлении культуры и просвещения татарского народа.
     На семейном совете Акчуриных было решено создать компанию на паях "Товарищество Старо-Тимошкинской мануфактуры Акчуриных", что способствовало мобилизации капиталов семьи. Весь капитал был разделен на триста паев по тысяче рублей каждый, которые были распределены среди Акчуриных. Тем временем газета "Тарджеман" получила широкое распространение. Татарская интеллигенция вдохновлялась этой газетой. Девизом газеты было: "телд., эшт., фикерд. берлек", по-русски это значит: "в языке, делах, идеях – единство". Она призывала к единению и сплочению всех тюрко-татар, к реформе просвещения, на ее страницах в основном оформилось и получило выражение движение "джадидизма", которое пропагандировало новометодное обучение в школах. 10-летний юбилей газеты был широко отмечен как праздник татарского просветительства.
     Фабрики Акчуриных, где производились товары высокого качества, процветали, их изделия на всероссийских выставках награждались золотыми медалями. Ввиду успеха затеи с акционерным товариществом создается новое, более мощное акционерное общество – "Торгово-промышленное товарищество Тимербулата Акчурина". Для осуществления такого замысла снова был созван семейный совет. К главе Акчуриных съехались все родственники. Возглавил собрание глава семейства Тимербулат Акчурин (сокращенно Тимай). Акчурины традиционно одевались в национальные костюмы, и на нем был казакин из хаки, низкая татарская шапка из серебристого каракуля, мягкие татарские ичиги(читек).
     Надо сказать, что в большинстве собравшиеся были уже не "буржуа в малахае", а элегантные господа, одетые как крупные русские фабриканты. В их разговоре стало больше русских слов. У женщин то и дело слышалось "мерси", "пардон". Мужчины вместо более удобных мягких ичигов носили узкие штиблеты, а татарки – полуботиночки на высоких каблуках вместо красивых сапожек (читек), но такова была мода, и они ей следовали. Появились поклонники европейского образа жизни и светского просвещения. Пришлось старикам уступить своим дочерям и сыновьям – пусть увлекаются, лишь бы от веры не отступали.
     На собрании было решено создать еще одно крупное акчуринское товарищество на паях, членами которого могли быть только Акчурины, и общее собрание своим решением могло принять в члены их зятьев. Примеру Акчуриных последовали другие татарские капиталисты, и они создавали компании, товарищества. Таким образом, создавался татарский национальный капитал. По данным статистики, тогда существовало всего десять мусульманских татарских фабрик, две из них находились в Саратовской губернии. Общий их оборот определялся в десять миллионов рублей. С ростом капитала Акчурины, получив образование, начинают участвовать в политической жизни. В 1890 г. в подворье Акчуриных в Старом Тимошкине (Зия Баши по-татарски) к сыновьям Курамши Акчурина Яхье и Тимербулату явился молодой человек из Турции Юсуф Акчурин, мать которого после смерти мужа Акчурина вышла замуж за состоятельного турка и увезла сына с собой в Турцию. Отчим отдал Юсуфа в привилегированное военное училище, где он познакомился с молодыми людьми из знатных семей. Участвовал в заговоре с целью свержения монархии, за что был приговорен к каторге. С каторги он бежал в Париж, оттуда вернулся в Симбирскую губернию, обратившись за помощью к своим родичам Акчуриным. Он мечтал учиться в Париже, в знаменитом Сорбонском университете, но для этого нужны были деньги, которых у него не было. Он просил Тимербулата Курамшевича оказать ему помощь для получения образования. Тимербулат детально расспросил о его прошлом и планах на будущее, племянник Юсуф ему понравился, он решил, что, во-первых, родич Акчуриных не может быть бедным студентом, необходимо снабдить его деньгами для достойной жизни, а во-вторых, образованный человек в семье всегда будет полезен. Акчуриными всегда владела национальная идея и, занимаясь коммерческими делами, они никогда не забывали о своей принадлежности к татарской нации. На их фабриках рабочие, служащие и администраторы в основном были татары. При фабриках строили мечети, основывали школы, своим детям они также давали татарское образование. Поэтому третьей причиной, по которой Тимербулат Акчурин решил снабдить Юсуфа Акчурина деньгами, было то, что он увидел в нем будущего национального деятеля. Тимербулат распорядился сделать Юсуфа пайщиком акционерного товарищества Акчуриных, за него внесли 5000 рублей – стоимость одного пая.
     Таким образом Юсуф Акчурин стал участником и членом торгового дома Акчуриных. Получив прекрасное образование во Франции, он приехал в Казань. Благодаря своим родственным связям установил дружеские отношения с богатейшими домами. Убедившись, что в Казани есть реальные национальные силы, начал работать над созданием татарской национальной партии. Работа началась с идеи обратиться в правительство с петицией. В доме купцов Юнусовых, богатейших людей Казани, собрались все влиятельные люди города. Съехалось 200 человек, прежде всего крупнейшие купцы и промышленники, мусульманское духовенство, видные представители татарской интеллигенции. Собрание на правах хозяина открыл Ахмет-бай Юнусов. Он попросил муллу Галимзяна Баруди сотворить молитву и передал председательство Рашид казыю Ибрагимову. Рашид казый объявил о цели собрания, о необходимости составить и представить правительству петицию. Для изложения самой идеи петиции он предоставил слово Юсуфу Акчурину. Тот изложил основную идею петиции, о необходимости обеспечить равные права для татарского народа в условиях Российской империи, расширить права татарского торгово-промышленного капитала, устранить многие ограничения, действовашие по отношению к татарской буржуазии. Говорилось и о необходимости обеспечить свободное распространение и развитие национальной культуры и мусульманской религии. Собрание эту идею одобрило и поручило Юсуфу Акчурину составить петицию. Эти двести человек петицию подписали, избрали депутацию, которую возглавили Рашит казый Ибрагимов и Юсуф Акчурин. Депутацию принял премьер-министр С.Ю. Витте. Ознакомившись с петицией, он заявил, что подписан царский манифест об учреждении Государственной Думы, которая будет решать все затронутые вопросы. Таким образом, петиция результатов не дала, но политическое движение в татарском обществе началось.
     Был 1905 год. Встал вопрос о создании партии. На Нижегородскую ярмарку собирались не только торгово-промышленные круги татарского общества, для встречи съехались и духовенство, и интеллигенция. Поэтому первый съезд решили провести во время ярмарки. Таким образом, в 1905 г. была создана татарская национальная партия "Иттифак-эль-Муслимин" ("Союз мусульман"), председателем был избран Исмаил бек Гаспринский. Акчурины в этом съезде активно участвовали и были очень довольны, что у руководства татарской национальной партии стал их родич. Партия стала действовать, создала свой печатный орган, газету "Казан Мохбире", издателем которой был Саидгирей мурза Алкин, член ЦК партии, а автором основных статей – член ЦК Юсуф мурза Акчурин. Партия приняла решение блокироваться с партией кадетов, возглавляемой профессором П.Н. Милюковым. На съезде партии кадетов Юсуф Акчурин был избран членом ЦК этой партии. ЦК партии "Иттифак" решил провести второй съезд в Москве. Съехалось 100 человек, ядро составляли представители торгово-промышленной буржуазии, симбирские монополисты Акчурины, саратовские крупные акционеры Дебердеевы, оренбургские золотопромышленники Рамеевы. По основному вопросу о программе доклад сделал Юсуф Акчурин. Съезд утвердил программу и принял устав партии.
     Наступили дни избирательной кампании в первую Думу в 1906 г. Юсуф Акчурин готовился баллотироваться, но был арестован. Всю избирательную кампанию он провел в тюрьме и был освобожден в день выборов без предъявления обвинения. Правительство боялось его и сделало все, чтобы не допустить к выборам. Собрался 3 съезд партии "Иттифак-эль-Муслимин" в том же Нижнем Новгороде. В президиум были избраны: Топчибашев (адвокат из Баку), Саидгирей мурза Алкин, Сыртланов, Рашит казый Ибрагимов, Галимзян Баруди, Садри Максуди, Абдулла Апанаев. Исмаил мурза Гаспринский занял место в президиуме под общие аплодисменты. Сопредседателями были Топчибашев и Юсуф мурза Акчурин, который выступил и докладчиком по основному вопросу – о программе. Съезд принял программу, предложенную Акчуриным. Проходил этот съезд весьма бурно, потому что в 1906 г., в год революционного подъема, и среди татар появились левые силы, которые критиковали предложенную программу как слишком умеренную, однако программа была принята без изменений. В России революция пошла на спад, сменившись реакцией, а в Турции произошла революция – свергли с престола султана, к власти пришли прежние приятели и единомышленники Юсуфа. Увидев большие возможности для общественно-политической деятельности в Турции, Юсуф Акчурин уехал туда и там продолжил общественную деятельность, а его родичи продолжали развивать семейное дело, внося весомый вклад в экономический подъем тогдашней России.
     Десять лет спустя разразилась революция 1917 г., которая приняла самые жестокие, самые варварские формы. Начались массовые расстрелы, жестокие сражения, свирепствовала ЧК. Наступил голод, эпидемия тифа косила людей. Вот в этой обстановке вместе с белыми армиями фабриканты Акчурины покинули Россию. Страна погрузилась во тьму...
     Прошли годы, и в наше время потомки Акчуриных играют видную роль в различных областях научной, общественной жизни России.

     источник: www.ufagen.ru

Яндекс.Метрика free counters