ya_palomnik
История деревни Казанчи
Аскинский район
History of the village of Kazanchi

Для веб-мастеров. Пользуюсь хостингом в Германии 3 года.
Рекомендую, нареканий нет.
Поиск по сайту
Татары за рубежом Районы Татарстана Статьи Старые фото городов
Татары в России Районы Башкортостана Известные люди Кухня народов

Главная / Районы Башкортостана / Аскинский район / ...

История деревни Казанчи

     Коренным поселением башкир-вотчинников Казанчиной тюбы Кыр-Таныпской волости была д. Казанчи, начало которой уходит в глубь веков. Этноним казанчи ничего общего не имеет с названием г. Казани, как пытаются объяснить отдельные авторы через районную газету. Между тем «пришлые татары именовались казанлар, казан кешесе, казан халкы, но не казанчи». В связи с таким ошибочным представлением подвергается сомнению и башкирское происхождение жителей д. Казанчи. Один из авторов газеты заявляет, что он никогда не слышал, чтобы коренные жители района себя называли башкирами. Жителей д. Казанчи считать сегодня башкирами было бы большой ошибкой. Они по своему антропологическому типу, языку, национальному характеру и культуре ближе всего стоят к казанским татарам, чем к зауральским башкирам. Поэтому, заключает он, казанчинцы являются татарами. Вот так легко «решается» сложная проблема.
     Полемизируя и пытаясь опровергнуть доводы своего оппонента о сильном кипчакском компоненте у кайпанцев и казанчинцев, этот автор с иронией говорит, что скоро найдется и тот, который будет утверждать, что казанчинцы - угро-финны. Что касается кипчакского влияния, то это уже утвердившееся мнение в историко-этнографической науке. Казанчинцы и каипанцы подверглись смешению с угро-финнами - с марийцами, удмуртами, в частности, не только в далеком прошлом, поскольку древние башкиры заняли территорию угро-финских племен, но и в новый период истории. Возражая тому автору, приводим слова крупного специалиста по этой проблеме проф. Р.Г. Кузеева: «Взаимодействие таныпских башкир с местными финно-угорскими племенами было значительным по масштабам. Речь поэтому может идти не только об ассимиляции в составе башкир той или иной группы аборигенов, а о новом направлении развития этнических процессов в северо-западной Башкирии уже в начальный период башкирской миграции в эти районы. Другими словами, происходила языковая и культурная ассимиляция местного населения, которое в свою очередь оставило память о себе в современном физическом облике северо-западных башкир и в некоторых чертах их культуры и быта». Позднейшая миграция татарского населения с Поволжья стабилизировала и углубила культурно-языковую обособленность северо-западных башкир». Как видно, ирония автора в данном случае не уместна и беспочвенна.
     Другой автор той же газеты житель д. Старые Казанчи также отрицает башкирское происхождение своих односельчан, хотя, противоречит себе и уверяет читателей, что он гордится принадлежностью к башкирскому народу. По рассказу его отца получается, что их предки - выходцы из Казанской стороны были приняты башкирами, получили от них землю и записывались башкирами или вотчинники заставили их стать таковыми под условием наделения их земельными участками. Часть татар не была наделена землей, их называли, якобы, тептярями, но те и другие сохранили свой родной язык, похожий на литературный татарский, заключает этот автор. Во всяком случае красной нитью проводится идея о том, что казанчинцы и их соседи, живущие в дочерних аулах, выделенных из д. Старые Казанчи, были не башкирами, а татарами.
     Следует сказать, что легенда не всегда во всех деталях отражает действительность. Пришлые крестьяне могли оседать в Башкортостане либо на башкирских вотчинных (общинных), либо на казенных, либо на заводских, либо на помещичьих, либо на монастырских землях. 70 процентов татар в Башкортостане сидели на башкирских вотчинах в качестве припущенников, вышедших из своих общин (остальные пользовались казенной или покупной землей). Припущенники, выходившие еще и из своего сословия, могли стать тептярями. Например, ясачные татары, оказавшиеся на землях какой-либо башкирской волости, выходили из ясачного сословия и переходили в тептярское с новыми повинностями. Были и татары, сохранившие свои сословия (ясачное, служилое, торговое, чемоданное (возили почту) и лашманное (готовили лесоматериалы для строительства речных судов). И первые, и вторые назывались припущенниками, если заключали договоры о припуске в башкирскую вотчину.
     А теперь обратимся к историческим фактам. Насколько правы упомянутые авторы?
     В опубликованных источниках несколько раз упоминается д. Казанчи. В 1710 г. башкир из д. Тюнгак Тайнинской волости занял 40 рублей денег у башкира д. Казанчи Сибирской дороги Кошука Арсланова. В 1765 г. башкир д. Казанчи Биккул Иванаев с сыновьями Абсалямом и Абдулзямилом занял у старшины служилых татар Казанской дороги Мухаметрахима Юсупова 50 руб. денег. Эту сумму они должны были отрабатывать «в домовой работе»: отец - 1 год, первый сын - 5 лет, второй сын - 10 лет.
     Почти до конца XVIII в. население поселения было однонациональным - башкирским. По договору башкир-вотчинников от 18 марта 1789 г. в деревню были припущены тептяри из татар.
     Известны имена этих припущенников. В основном они - все родственники. По VIII ревизии 1843 г. называем их имена. Рафик Мустафин (1774-1829 гг.), его сыновья: Шагиахмет 23 года (его сыновья: Шарафутдин, 10 и Валиахмет, 2 лет), Мухтар, 29 лет (его сын Ибнихазин 3 лет). Хисамутдин Мустафин (1775-1827 гг.), у него 4 сына: Султанахмет 38 лет (его - Хамитъян 1 год), Хазиахмет 29 (его дети - Мухамет, 5 и Мухаметфарит, 1 год), Мухаметша, 27 и Мавлют 14 лет. Ибрагим Мустафин 52 лет, его сыновья: Курмангали 12, Султангали 9, Галиулла 6, Гиниятулла 3 лет; от второй жены - Исмагил, 12 и Зилялитдин 9 лет. Абдулнафик Абдулатифов 36 лет, его сын Абдулхалик 5 лет, его брат Мухаметкарим 19 лет.
     Эти тептяри из татар вышли из д. Байки-Юнусово (ныне Караидельского района), куда их приняли башкиры-вотчинники Байкинской тюбы Сунларской волости по договору 1714 г. За припуск тептяри платили владельцам земли денежный оброк в размере 15 коп. с двора в год.
     О развитии деревни дают представление следующие цифры о количестве дворов в соответствии вышеприведенным годам: 51, 127, 212, 200, 306, 281, 318.
     X ревизия 1858 г. показала 2 деревни: Старые и Новые Казанчи. И на этот раз 1870 г. дает дезинформативный материал: здесь не было мишарей, тем не менее всех башкир, причем вотчинников, называет «мещеряками». По многим селам можно увидеть такое ошибочное определение этнического лица жителей по данным за этот год. Тептяри из татар составляли в 1816, 1834 гг. по 3,8, в 1870 г. 10,6 проц. всех жителей. Примерно такую долю они занимали и в последующие годы. Подавляющее большинство жителей д. Старые Казанчи - это башкиры-вотчинники, владельцы огромных земельных угодий в Казанчиной тюбе Кыр-Таныпской волости.
     В восстании Пугачева приняли участие 25 казанчинцев. Отряды повстанцев из дд. Кайпаново, Кигазы и Казанчи в мае 1774 г. напали на д. Старобалтачево, откуда семья старшины Кулуя Балтачева - сторонника карателей еле выбралась и бежала в Бирск. Один из повстанческих отрядов возглавил казанчинец Ильнасыр Азменев.
     В коренной деревне проживал юртовой старшина, управлявший 18-й юртой 10-го башкирского кантона с деревнями Бушгарт-Кайпаново, Старокайпаново, Калтаево, Штанды, Казанчи, зауряд-хорунжий Рахматулла Кульмухаметов сын Кансуяров (1819 года рождения). Его заменил чиновник 14 класса Мухамадияр Миндияров сын Арсланов (с 1783 года). Упомянем одного долгожителя Сирбая Кансуярова (1741-1826 гг.).
     О сути военной службы башкир в период кантонного управления (1798-1865 гг.) общее представление можно получить из формулярного списка казанчинца урядника Зейнильбашира Зюлькарнаева сына Аюкаева. В течение всей жизни до 55 лет он находился на этапной службе по препровождению ссыльных людей в Тобольскую губернию (1814 г.), в Пермскую губернию (1823 г.), на Оренбургской пограничной линии вдоль р. Яик (Урал), бывал на кордонной службе в крепостях Верхнеозерной (1829 г.), Магнитной (1833 г.), в г. Верхнеуральске (1834 г.), в Межозерном редуте (1838 г.). В 1831 г. в составе 6-го башкирского полка сопровождал польских пленных повстанцев в города России. Линейная и этапная служба продолжалась по 6 месяцев. Служба происходила за собственный счет или за счет общины-деревни.
     В деревне еще сохранялась пережиточная форма брака - полигамия. В 1834 г. в 11 дворах из 127 зафиксировано многобрачие. Дворы двоеженцев составили 8,6% всех домов. Один из них Туйсыбай Дюскаев от двух жен имел сыновей (Бодрун, Кунафия, Азимбай, Сайфутдин).
     Жители занимались земледелием (в 1843 г. на 845 башкир сеяли по 3,7 пуда на каждого), животноводством, лесными промыслами, бортничеством.
     В 1870 г. в деревне были мечеть (в 1896 г. - 3), мектебе при ней, 3 мельницы, 20 лавок; базары проводились по четвергам.
     Имеются косвенные данные о распространении грамотности среди казанчинцев. В начале XIX в. в прошении жителей этого поселения из 43 человек на тюрки расписались 15, остальные поставили свои тамги. Это означало, что примерно 34,8 проц. участников схода обладало грамотой на тюрки.
     На огромной территории д. Казанчи и одноименной тюбы с 1836 г. самовольно заселились крестьяне 14 деревень, вышедшие из разных волостей Чердынского и Соликамского уездов Вятской и Пермской губерний. Примерно 375 душ мужского пола русских крестьян «вторглось на казанчину тюбу». На этой почве происходили стычки между башкирами этой деревни и захватчиками.
     Вот эти возникшие русские поселения: Кузнецове (основано в 1833 г.), Лысая Гора (1834 г.), Верхняя Атняшка (1834 г.), Средняя и Нижняя Атняшка (1836 г.), Этыш (Лаптево) - в 1835 г., Ведерниково (Шарозов Починок) - в 1836 г., Устиново (по договору с казанчинцами от 1 июня 1838 г.), Есаулово (1837 г.), Баяс и Ореховая Гора (1837 г.), починки: Новый Брод и Трун (1871 г.). По договору казанчинских башкир от 5 июня 1832 г. в Осинском уезде Пермской губернии возникла д. Улек-Гора.
     В пределах Оренбургской (с 1865 г. Уфимской) губернии на основе договора башкир д. Казанчи от 1 сентября 1756 г. была основана удмуртская деревня Янаулово.
     Предки башкир д. Казанчи продали свои земли, находящиеся в Красноуфимском уезде, помещице Кляпиной. Затем она купленные 18 тыс. десятин земли перепродала командующему башкирским и мещерякским войском Жуковскому (1842 г.), который увеличил свои владения за счет захватов у башкир 24 тыс. десятин. Купцам Уткину и Гирбасову они же в 1875 г. продали 8 тыс. десятин земли по 1,5 рубля за десятину. На самом деле этой земли оказалось 24 тысячи десятин.
     Башкиры д. Казанчи сами создали следующие новые поселения: Новые Казанчи, Базанчат, Кышлау-Елга, Мута-Елга, Старый Мутабаш, которые возникли как выселки, хутора, затем переросли в деревни.

free counters

Яндекс.Метрика