ya_palomnik
Белокатайский район
Belokataysky area of the Republic of Bashkortostan

Для веб-мастеров. Пользуюсь хостингом в Германии 3 года.
Рекомендую, нареканий нет.
Поиск по сайту
Татары за рубежом Районы Татарстана Статьи Старые фото городов
Татары в России Районы Башкортостана Известные люди Музыкальные коллективы

Главная / Районы Башкортостана

История Белокатайского района

     Образован 20 августа 1930 года. Административный центр — село Новобелокатай, находящееся в 341 км от Уфы. Территория — 3037 кв. км. Расстояние от Уфы до районного центра — 341 километр. Количество населенных пунктов — 46, сельсоветов — 13. Население на 1 января 2010 года — 21 281 человек.
     Расположен на северо-востоке Республики Башкортостан, граничит на западе с Мечетлинским районом, на юго-западе — с Кигинским, на севере — со Свердловской областью, на северо-востоке, востоке и юго-востоке — с Челябинской областью. Максимальные высоты рельефа — г. Ак-Кашка (779 метров над уровнем моря), г. Азям (700 м), г. Кашка-Тay (689 м) — находятся в юго-восточной части района. Минимальные отметки местности в руслах рек Малый Ик и Большой Ик — 210-220 метров.
     Климат резко континентальный, с холодной зимой и жарким летом. Средняя месячная температура самого холодного месяца января -15,9° С, самого теплого июля + 17,8° С (за последние десятилетия). Безморозный период длится 90-100 дней.
     Наиболее протяженные реки — Большой и Малый Ик (более 100 километров каждая), их многочисленные притоки имеют протяженность 10-19 километров. В районе имеются месторождения строительных материалов (глина, песок) в Карлыханово и Новобелокатае, небольшие нефтегазовые месторождения (Апутовское и Яныбаевское).
     Почвы в основном серые и темно-серые лесные. Земельный фонд района составляет 303,7 тысяч гектаров. Сельскохозяйственных угодий— 126,4 тысячи гектаров, в том числа пашни — 71,8 тысячи гектаров. Более половины территории района занято лесами, в основном широколиственными (береза, липа, осина). В них обитают представители более 10 видов животного мира, наиболее многочисленны из которых глухарь, тетерев, куропатка, рябчик, заяц-беляк, лось, лисица, косуля.
     Территория Белокатайского района заселена людьми не позднее 40 тысяч лет назад, в эпоху палеолита, о чем свидетельствуют результаты археологических исследований Новобелокатайской стоянки и сделанные здесь находки: кости животных ледниковой эпохи (носорога, мамонта, гигантского оленя, лошади), каменные и костяные орудия, скопления углей, остатки деревьев и веток. Данная стоянка — один из их самых древних памятников археологии в Башкортостане.
     Стоянка эпохи неолита, или "новокаменного века" (VI — III тысячелетия до н.э.), расположена на правом берегу реки Большой Ик западнее бывшей д.Комары. Здесь обнаружена характерная неолитическая керамика и каменные изделия. К эпохе неолита относится и стоянка древних охотников и рыболовов недалеко от д. Красный Пахарь, где найдены остатки костра, топор и другие предметы древней утвари. Восточнее Красного Пахаря обнаружено поселение иткульской культуры (IV — III века до н.э.) где собрана характерная для этой эпохи лепная керамика.
     Возможно, к эпохе раннего железного века (III — II века до н.э.) относились два кургана в окрестностях Новобелокатая, которые зафиксированы видным исследователем Р.Г.Игнатьевым еще в 1864 году.
     К эпохе средневековья относятся археологические находки, сделанные в разное время: железный наконечник стрелы и железный нож, найденные вблизи с.Майгаза, золотоордынская гончарная керамика, собранная в Новобелокатае. Средневековая керамика обнаружена в курганах в окрестностях с.Старобелокатай.
     На территории района расселены потомки древнейших башкирских родоплеменных объединений: бала-катайцев (самые многочисленные по количеству населения и числу населенных пунктов, расположенных в восточной, предгорной части района: Белянка, Кирикеево, Каюпово, Ашаево, Старая Маскара, Новая Маскара, Нижнеутяшево, Верхнеутяшево, Апутово), оло-катайцев (Юлдашево), айлинцев (Кадырово, Абсалямово, Хайбатово, Ургала), дуванцев (Айгырьял, Мунасово, Яныбаево), кошсинцев (Айдакаево).
     Двухколенная структура катайцев (бала-катайцы и оло-катайцы) объяснена, по легенде, происхождением от двух родных братьев.
     В кантонную эпоху (1798-1865) башкиры являлись военно-служилым сословием, и их главной обязанностью было несение пограничной службы, а также участие в войнах. Каждый год по очереди отправлялись конные башкиры на оренбургскую пограничную линию, где охраняли государственную границу от набегов степных кочевников, сопровождали почту и грузы, строили укрепления и т.д.
     В 80-е годы XVIII века с севера, из Пермской губернии, в Белокатайский край хлынул поток русских крестьян — переселенцев, в считанные годы основавших села и деревни, первыми из которых были Емаши, Ногуши Старый и Новый Белокатай.
     На территории современного района в начале XX века существовало около 150 населенных пунктов с населением более 40 тысяч человек.
     По уровню развития сельского хозяйства, традиционными отраслями которого были полеводство и скотоводство, Белокатайский край в начале XX века представлял собой преуспевающий аграрный регион с обилием земель.
     В 1878 году открыта, в числе первых в Уфимской губернии, почтовая станция в Емашах. В начале XX века почтовый маршрут Златоуст — Тастуба проходил через Утяшево, Яныбаево, Емаши. В Новом Белокатае работали почтовые отделения Златоустовской уездной почтово-телеграфной конторы и телефонные станции. Последние работали также в Старом Белокатае и Утяшево.
     В настоящее время почтовую связь обеспечивают работники районного узла федеральной связи (РУФПС) и 14 отделений связи. Функционируют 40 сельских и центральная АТС, в районе установлено 5140 телефонов, в том числе на квартирах — более 4531. Районный узел связи имеет 2 факса общего пользования, пункт всемирного доступа в Интернет.
     Первое лечебное учреждение на территории района — Емашинская земская, в дальнейшем участковая больница, открытая в 1886 году. В начале XX века построена больница в Новобелокатае. В это же время действовал фельдшерский пункт в Тардавке.
     В настоящее время работают центральная районная больница на 127 коек, 3 сельские участковые больницы (Белянка, Карлыханово, Ургала), сельская врачебная амбулатория (Емаши), 31 фельдшерско-акушерских пунктов. Медицинская помощь оказывается по 14-ти специальностям.
     Первое образовательное учреждение — Ногушинская церковно-приходская школа, открытая в 1845 году. В 1876 году начала работать школа в Новобелокатае, в 1884 году — в Карлыханово. В 1902 году здесь начало работать высшее двухклассное училище (школа 2-ой ступени) — одно из первых подобных заведений на северо-востоке Башкирии. Утяшевское медресе, одно из крупнейших в Башкортостане, вело обучение башкирских детей грамоте в конце XIX — начале XX веков.
     В настоящее время в районе функционируют 13 средних, 7 основных в том числе 2 филиала, 17 начальных общеобразовательных школ из них 1 филиал, 23 дошкольных учреждений, специальная школа-интернат. Подготовку сельскохозяйственных кадров массовых профессий ведет Белокатайское ПУ-108.
     Первые библиотеки (общественные избы-читальни) открыты в 1896 году в Старобелокатае, Карлыханово, Емашах. Первые клубные учреждения — народные дома в Ногушах (здание Ногушинской волостной управы), Емашах. Районный Дом культуры (первоначально клуб, затем дом социалистической культуры) работает с 1930-х годов. В 1935 году в нем установлен первый звуковой стационарный киноаппарат, в 1940 — построен кинотеатр "Урал".
     В настоящее время культурным обслуживанием населения района занимаются районный и 17 сельских Домов культуры, 15 клубов, 1 РДК. Централизованная библиотечная система включает в себя районную и детскую библиотеки, 19 сельских библиотек. Общий книжный фонд — 322750 экземпляров, им пользуются более 19 тысяч читателей.
     С 1989 года с. Емаши является местом проведения республиканского праздника частушки и народной песни, который в дальнейшем получил статус межрегионального и проведен в 2010 году в 10-й раз.
     Жителям Белокатайского края довелось пережить немало крупных, поворотных событий, в которых они принимали непосредственное участие. Ближайшими соратниками Салавата Юлаева в годы Крестьянской войны 1773-1775 годов войны были старшина Бала-Катайской волости Сара Абдуллин, сотник д. Утяшево Сагыр Утяшев, старшина Дуванской волости Медет Миндиаров, от имени которого пошло название населенного пункта Медятово.
     За участие в походах 1812-15 годов награждены серебряными медалями "В память войны 1812 года" зауряд-есаул Исмагил Сирюбаев из д. Апутово, зауряд-есаул Рахматьулла Юлдашев из д. Юлдашево. По рекрутским наборам 1812-13 годов проводили в армию многих жителей Старобелокатая, Емашей, в том числе У.И. Щербинина, Е.С. Саламатова, Ф.А. Зверева, Е.С. Вязовикова, А.В. Новожилова, И.Д. Потеряева, Ф.Х. Кинева, В.П. Ваганова, С.Г. Черепанова.
     Белокатайцы участвовали в сражениях русско-японской и первой мировой войн. В крае особенно трагично проходило противостояние белых и красных в 1918-19 годах, когда воевали друг против друга бывшие однополчане, соседи, друзья и нередко родственники. Уроженцы района оказывали интернациональную помощь Испании, воевали на Халкин-Голе и Хасане, в годы советско-финляндской войны. Защитниками Родины в Великой Отечественной войне стали 6622 человека, из них заплатили за Победу своими жизнями 3354. На всех фронтах, на всех этапах Великой Отечественной — от первых оборонительных боев до взятия Берлина — они воевали пехотинцами, артиллеристами, танкистами, разведчиками, саперами, связистами, на флоте и в авиации, командовали взводами, ротами, батареями, батальонами.
     Оставили свой след в судьбах и памяти белокатайцев боевые действия в Афганистане, ликвидация последствий аварии на Чернобыльской АЭС, контртеррористическая операция в Чечне...
     Уроженцы Белокатайского края — Герои Советского Союза И.С.Дятлов, А.Ф.Патраков, А.А. Худяков, Герой Социалистического Труда А.Х.Сунарчин, полный кавалер ордена Славы П.И.Поспелов. Многие награждены высокими государственными наградами, удостоены званий заслуженных работников Российской Федерации и Республики Башкортостан. Являются лауреатами Государст­венной премии РБ им. Салавата Юлаева Ф.Н.Баишев и М.И.Гайнетдинов.

     источник: www.belokatai.ru

     Белокатайский край в конце XVIII - начале XX веков

     Веками белокатайская земля находилась во владении башкирских племен. Северная часть территории современного района была исконной вотчиной башкир-кущинцев (Большой и Малой Кущинской башкирских родоплеменных волостей). Среди бескрайних лесов лежала лишь одна небольшая деревня башкир-кущинцев - Айдакаево.
     Два поселения (Яныбаево и Медятово) были самыми крайними, восточными деревнями башкир-дуванцев. Деревня Мунасово имела родственные связи с д. Таишево.
     Центральную и восточную часть современного Белокатайского района заняли башкиры рода бала-катай. Их селения располагались по обе стороны покрытых густыми лесами уральских холмов. В долинах небольших притоков реки Уфы Белян и Маскара лежали деревни Биляново и Маскарово (Старое). Другая группа бала-катайцев вышла в верховья речки Большой Ик, где возникли Утяшево, Апутово, Ураково. Как и у кущинцев, основную часть земель бала-катайских башкир составляли безлюдные леса.
     Лесистые отроги хребта Сарыяк входили во владения айлинских башкир. Там долгое время никаких поселений не существовало.
     Круто изменилась история Белокатайского края в конце XVIII века. С севера, из Пермской губернии, хлынул поток русских крестьян-переселенцев, в считанные годы основавших множество крупных сёл и деревень на северо-востоке Башкортостана. Для русских крестьян эти места не были совсем незнакомыми. Через край пролегала большая дорога Красноуфимск - Сатка, по которой прошёл в своё время с войсками Емельян Пугачев, двигались купеческие караваны, везли грузы для уральских заводов. Наверняка пермские крестьяне задолго до переселения хорошо изучили здешние места, бывали тут по хозяйственным русских переселенцев начался в конце 1780-х годов. Белокатайский край в конце XVIII - начале XX вековГруппы новоселов проникали в долину реки Аи примерно по современной дороге Красноуфимск - Большеустьикинское, откуда их маршрут раздваивался. Коренное башкирское население к тому времени плотно освоило прибрежные, самые удобные для хлебопашества и скотоводства окрестности Ая и его притоков. Поэтому русские переселенцы селились на предгорных возвышенных холмах, поросших густым лесом. Русские селения северо-восточных районов Башкортостана как бы окаймляют башкирские деревни, лежащие в центре. Естественно, что башкиры отдавали в аренду новым жителям те земли, в которых они не нуждались - удаленные, лесистые, малоосвоенные, оставляя лучшие угодья за собой.
     Летом 1788 года две больших партии переселенцев поднялись вверх по реке Ик, где по соседству возникают селения Емаши и Ногуши (до середины XIX века название изредка записывали и как Нугуши). Государственный крестьянин деревни Бреховой Бреховской волости Красноуфимского уезда (округи) Иван Черепанов с товарищами, общим числом 50 дворов, в 1788 году заключил один договор (Емаши), а 10 сентября того же 1788 года его земляк Пётр Власов с товарищами (всего 100 или 120 дворов) подписал и второй договор (Ногуши). Оба села возникли практически одновременно.
     Емашинцы заселились во владениях Болынекущинской волости. В 1820-е годы Савва Константинович Устюгов так разъяснил историю в своем прошении: «Доверители мои Слободы Емашей государственные крестьяне поселились на земли вотчинников башкирцев большой Кущинской волости со общего всех сих согласия по межам и урочищам в выданных им в 1788 году договорам с платежом кортомных денег по семидесяти пяти рублей в год». Правда, затем выяснилось, что кущинцы заодно отдали емашинцам часть земель дуванских башкир, «именно вниз по течению реки Ногуша до реки Ику от устья оных вниз Ика по обе стороны до называемого Назарова жилища».
     А жители Ногушей осели на территории башкирской Дуванской волости. Пётр Власов с товарищами взял землю «из оброка на 30 лет» с выплатой по 50 копеек с каждого двора ежегодно, да при совершении сделки башкиры сразу «сверх того взяли» 1000 рублей. Белокатайский край в конце XVIII - начале XX вековГраницы определялись по урочищам, наиболее заметным ориентирам тех времён, «между тремя речками называемыми Ногуши впадающими в Ик реку, а межи той земли, начиная ниже деревни Айдакаевой от Сухого Лога вниз по Ику реке по обе стороны до межи Мучуковой» и т.д. Ногушинцам дозволялось «чем угодно пользоваться, вообще борти разделывать, зверей ловить и где свободно мельницу построить».
     Русские крестьяне затем продлевали арендные договора: емашинцы - на 50 лет, ногушиицы - на 32 года. Последние 16 января 1816 года подписали новое «договорное письмо» с дуванскими башкирами. От жителей Ногушей выступал сын «первооснователя» села - Гаврила Петрович Власов. Русские крестьяне уплатили 4000 рублей и далее ежегодно вносили по 50 копеек со двора, при этом башкиры оговорили ряд новых условий - больше переселенцев в Ногуши не принимать, а им, «вотчинникам, в урочищах уступленной земли сосновыми деревьями пользоваться, зверей ловить не препятствовать», ногушинцам же «в лесах пчеловых роев не ловить, сосны не разделывать и бортевыми деревьями не пользоваться». Среди представителей башкирских селений Дуванской волости присутствовали выборные от деревень Медятово Мухаметгали Нуралин, Гадилша Алменеев и Яныбаево - Ишкиня Зябиров, Габдулсалих Мратов, другие.
     Группы русских крестьян проникают на земли башкир Балакатайской волости, в верховья реки Большой Ик. В глухой лесистой местности возникает, как сообщали сами крестьяне, «заселившаяся деревня старобелокатайская с жителями с 1797 года по договору от вотчинников башкирцов Челябинской и Троицкой округ белокатайской волости на срочное содержание» на 25 лет «с переоброчкою впредь на 50 лет». Затем переселенцы спустились к Большому Ику, где заложили деревню Новый Белокатай. Уроженец её Прокопий Карлыханов в 1822 году показал, что «заселившаяся деревня новобелокатайская с жителями по договору Челябинского уезда белокатайской волости взятой в оброк от вотчинников башкирцов с 1804 года впредь на 30 лет». В книге VII ревизии (1816 год) у всех сельчан Новой Белокатайской вписано, что проживание здесь они имеют с 1806 года.
     В том же 1822 году жители деревни Утяшево, «столицы» башкирской Белокатайской волости, подтвердили, что они продали (сдали в аренду) свою землю крестьянам Старого Белокатая в 1797 году на 50 лет, Нового Белокатая в 1804 году на 30 лет. В 1885 году уфимские власти, разбирая жалобу сельчан Старого и Нового Белокатая, также официально признали, что мужики получили землю «по договору с башкирами вотчинниками 1804 года».
     В царской России все крестьяне, как налогоплательщики, были причислены, приписаны, как говорили в те времена, к определенному месту жительства (прообраз современной прописки). В случае переселения казённая палата перечисляла их со старого места в другие уезд, губернию, где им предстояло уплачивать налоги. Работали чиновники XVIII века не очень быстро, и жителей Емашей и Ногушей причислили к их новой родине лишь в 1801 году, Белокатая - в 1809 году. Но самые ранние в Белокатае записи о смерти датируются 1797-м годом, когда скончался Василий Семёнович Зверев, и 1799 годом. Такая практика продолжалась и в дальнейшем. Например, Денис Алексеевич Ярушин с 1806 года обосновался с семьёй в Емашах, но вплоть до VII ревизии 1816-го года числился на прежнем месте, в деревне Шатлык Суксунской волости Красноуфимского уезда.
     В начале XIX века сложилась многолюдная Емашинская волость Троицкого уезда Оренбургской губернии, состоявшая из русских сел и деревень. Только в четырех селениях современного Белокатайского района в 1816 году проживало более 2,7 тысячи человек. По сведениям за 1822 год площадь под поселением (усадьбы, огороды) составляла в Ногушах 76 десятин 600 квадратных саженей, в Емашах - 48 дес. 1676 саж, в Старом Белокатае - 59 дес, в Новом - 15 дес. (1 казенная дес. = 2400 кв. саж. = 1,09 га.).
     Откуда же и почему прибыли в Белокатайский край крестьяне? Почти всё русское население северо-восточных районов Башкортостана - это потомки уроженцев Пермской губернии, так называемые «кунгуряки», унаследовавшие своеобразный говор и особенности бытовой культуры. Они, в свою очередь, происходили от выходцев с русского севера, из Поморья (современные Архангельская, Вологодская области), которые через Великий Устюг расселились по всему Прикамью. Среди белокатайских крестьян попадаются фамилии, напоминающие о далеких северных корнях - Устюгов, Обвинцев (река Обва выше Перми) и другие. Фамилия Ужегов (Ожегов) в XVIII веке, например, встречалась среди русских и коми-зырян Чердынского уезда в верховьях Камы.
     В XVIII веке центром русской колонизации становится город Кунгур. Вдоль реки Сылва возникают многочисленные села и деревни государственных крестьян.
     С 1648 по 1703 годы число дворов в Кунгурском уезде возросло в 12,2 раза. А в XVIII веке в окрестностях Кунгура начинается строительство металлургических и медеплавильных заводов. Акинфий Демидов, Осокин, другие предприниматели возводят Мазуевские(1704, 1712 годы), Кунгурский(1714), Верхний Иргинский и Суксунский (1729), Юговский (1733) Бымовский (1736), Бизярский (1741), Курашимский (1742), Ашапский (1744), Уинский (1749) заводы.
     Для работы на этих предприятиях стали привлекать государственных крестьян из окрестных деревень, которых именовали приписными. Их использовали на вспомогательных работах (добыча и перевозка руд, заготовка дров, транспортировка готовой продукции). Тяжкий труд в отрыве от домашнего хозяйства вызывал естественное стремление избежать этой повинности, тем более что заводовладельцы стремились закрепостить государственных крестьян.
     По материалам VI-VII ревизий можно установить происхождение переселенцев. Всё население Старого и Нового Белокатая, а также Емашей именовалось как «уволенные от личных заводских работ». То есть на прежней родине они являлись приписными крестьянами, обслуживавшими вышеназванные горные заводы. В Емашах в 1816 году также проживал Григорий Иванович Черепанов, единственный перешедший в государственные крестьяне из бывших заводских в 1813 году. Лишь в Ногушах, где «подзаводские» составляли тоже абсолютное большинство населения (524 из 568 душ м.п., или 92%), имелись государственные крестьяне (37 душ м.п. в 1811 году: Щукины, Малышевы, Житниковы, Крыласов, Калмаков). Причем Иван Федотович Щукин происходил из мещан города Кунгура. А также имелись две семьи экономических крестьян - Федора Ефимовича Попова и Григория Даниловича Ведерникова, прибывшие из Тохтаревской волости Кунгурского уезда. Экономическими называли бывших монастырских крестьян, после секуляризации (национализации) в 1763-1786 годах находившихся под властью особой коллегии экономии духовных имений, а потом слившихся с государственными крестьянами. В Кунгурском уезде при р. Сылва существовал Вознесенский монастырь (затем село Крестовоздвиженское).
     Таким образом, почти все русские Белокатайского района происходят от бывших приписных крестьян, сумевших уйти от заводских работ. Возможно, на переселение повлияли экономические факторы - истощение земель на местах прежнего жительства.
     Основная масса крестьян прибыла с территории современных Кишертского, Суксунского и окрестных районов Пермской области. Переселение захватило жителей Кунгурского, Красноуфимского, Осинского и даже Екатеринбургского уездов Пермской губернии. По материалам VI ревизии (1811 год) можно установить, откуда прибыли жители Емашей (без переселившихся после в Ногуши, Белокатай, Айлино). Из Кунгурской округи (уезда) происходили две семьи из Сабарской волости, из Черноярской - восемь, Красноуфимской округи из Крестовоздвиженской волости - шесть семей, Бреховской волости - 12, Суксунской - 14, Златоустовской - 12, Сыринской - две, Торговской - четыре, Веденской - двое Устюговых, Поташинской - двое и т.д. Часть была из Ногушей, единичные семьи приехали из-под Челябинска (Верхнеувельской волости).
     Среди ногушинцев, кроме названных, упоминаются Далматская волость Красноуфимской округи, Ординская Осинской, Буткинская Екатеринбургской и другие. Население Нового Белокатая (данные за 1816 год) сложилось из уроженцев Красноуфимского и Кунгурского уездов Преображенской (одна семья), Поташипской (11), Бреховской (две), Сабарской (две), Златоустовской (две), Сыринской (две), Тебеняковской (две), Тазовской (одна), Черноярской (две), Кишертской (четыре) волостей. Не случайно, что «вожаками» при основании Емашей и Ногушей выступили уроженцы Бреховской волости. Деревня Брехово лежит как раз на тракте из Кунтура в Красиоуфимск и далее в Башкирию.
     Сам процесс миграции можно реконструировать лишь приблизительно. Скорее всего, несколько родственных семейств составляли ядро переселенцев, к которым присоединялись отдельные семьи из разных мест. Среди жителей Емашей в 1816 году самыми распространёнными фамилиями были Черепановы (пять семей), Седовы, Худяковы, Швалевы (по четыре), Цепиловы, Дятловы, Захаровы (по три), в Ногушах больше всего насчитывалось Корлыхановых (11 семейств), Суботиных (шесть), Малышевых, Цепиловых, Берсеневых (по пять), в Старом Белокатае - Устюговы (девять), Ковины (пять). Родственники расселялись по разным деревням. Так, по одному семейству Корлыхановых обосновалось в Старом Белокатае и Емашах.
     Конец XVIII века явился важным моментом и в судьбах башкирского народа. В 1798 году вводится кантонная система управления, башкиры становятся военно-служилым сословием с главной обязанностью нести пограничную службу, а также участвовать в войнах. Каждый год по очереди отправлялись конные башкиры на Оренбургскую пограничную линию, где охраняли государственную границу от набегов степных кочевников, сопровождали почту и грузы, строили укрепления и т.д.
     В четвертый башкирский кантон вошли деревни Айдакаево, Яныбаево, Медятово (Мезятово), Утяшево, Апутово, Ураково, Юлдашево.
     Не обошли Белокатайский край важнейшие события российской истории. Когда вся страна поднялась на борьбу с Наполеоном, в рядах защитников Отечества оказалось немало местных жителей. По рекрутским наборам 1812 - 1813 годов в армию проводили из Старого Белокатая Ульяна Ивановича Щербинина (26 лет по ревизии 1811 года), Емельяна Сидоровича Саламатова (24 года), Филиппа Аполлоновича Зверева (22), Екима Семёновича Вязовикова (30), Алексея Васильевича Новожилова (18), Лаврентия Петровича Носова (18), Андрея Ивановича Ужегова (25), Самойла Емельяновича Логинова (22), из Емашей - Ивана Даниловича Потеряева (15), Федора Харлампиевича Кинева (19), Василия Петровича Ваганова (26), Савелия Гавриловича Черепанова (17) и многих других.
     В составе башкирских конных полков героически сражался с неприятелем уроженец деревни Апутово зауряд-есаул Исмагил Апутов(ич) Сирюбаев (1783 года рождения), за участие в походах 1812-1815 годов награждённый Серебряная медаль «В память войны 1812 года»Серебряной медалью «В память войны 1812 года». Рядовым бойцом ушёл из дома житель д. Юлдашево Рахметьулла Исаков сын (Исхакович) Юлдашев, 1787 года рождения. За отличие на военной службе, пройдя всю кампанию с 1812 года до взятия Парижа, он в 1815 году удостоился звания зауряд-есаула и должности старшинского помощника. Также был награждён серебряной медалью.
     И в дальнейшем не раз приходилось выходцам из белокатайских деревень исполнять воинский долг. Зауряд-сотник Абдулла Рысбаевич Ураков из д. Яныбаево в 1824 и 1827 годах проходил линейную службу в крепости Степной на границе с Казахстаном, участвовал в карантинных операциях во время страшной эпидемии холеры.
     Краем затронуло Белокатайские земли волнение крестьянства Приуралья в 1834-35 годах, охватившее в основном русские, башкирские, татарские селения, лежавшие западнее (Месягутово, Дуван-Мечетлино, Большая Ока). Государственные русские крестьяне опасались передачи их в Удельное ведомство (в крепостных царской фамилии), мусульмане - крещения.
     В июле 1835 года агитаторы приезжали в Емаши, но местные жители к бунту не примкнули. В башкирской д. Яныбаево зауряд-есаул Баймухамет Мендияров сочинил и читал по-русски подложный указ о приезде императора в одну из близлежащих деревень, где говорилось «о крещении башкирцов». В д. Юлдашево зауряд-есаул Рахметьулла Юлдашев (возможно, участник войны с Наполеоном) возмущал односельчан слухами о перечислении их в Удельное ведомство, угрожал кантонному начальнику, посылал записку к жителям д. Маскара, чтобы они прибыли с оружием. Оба есаула не явились к приехавшему оренбургскому военному губернатору, скрывались в лесу, затем были арестованы и заключены в Бирскую тюрьму. Но, по всей видимости, никаких массовых волнений в деревнях белокатайских башкир не происходило.
     Серьёзной проблемой для крестьянства оставался земельный вопрос.
     Неопределенность в праве владения, неточные границы порождали конфликты и споры. Уже в июне 1813 года старшина Балакатайской волости Габайдулла Ишкинин жаловался, что русские крестьяне, невзирая на запрет полиции, «производят поныне в дачах их сенокошение и запашку земли». Русских крестьян не устраивал статус арендаторов.
     Жители Емашей и Ногушей подавали прошения о признании их собственниками своей земли, предъявив подлинники договоров с башкирами. Дважды, в 1825 и 1852 годах, суды рассматривали этот вопрос. Указом Сената от 6 февраля 1852 года было решено признать за емашинцами право на вечное владение угодьями. Крестьяне Емашей и Ногушей по сословию считались так называемыми коренными собственниками. Эта особая, уникальная группа крестьян, которые ещё в крепостную эпоху по закону признавались полноправными частными собственниками, существовала только в трех восточных губерниях России - Оренбургской, Пермской и Вятской. Договора с башкирами 1788, 1816 годов и другие содержали условия обязательного продления их, невозможность отдачи этой земли кому-либо другому, то есть фактически она отдавалась в вечное владение.
     Крестьяне сумели мирно договориться о границах. 5 мая 1875 года сход Большекущинской волости составил «миролюбивый приговор», утверждённый властями. А 18 мая 1876 года поверенный от крестьян Емашей Ефим Епифанович Черепанов и представитель кущинских башкир Х. Хасанов, «при обоюдном нашем согласии, нашли необходимым для указания ясности границ при отмежевании проданных предками, доверителей последнего Хасанова, (земли) ... составить сию полюбовную сказку по местам и урочищам впредь к спокойному и бесспорному и вечному нашему владению и по нас нашим наследникам».
     Жители обоих Белокатаев тоже пытались добиться прав собственности на землю, но, в отличие от емашинцев, они не сохранили подлинных договоров. Сельский староста Водолеев в январе 1900 года обращался в Уфу с просьбой по поводу, «если возможно, отыскания документов о прежней покупке нашим обществом» земли. Белокатайцы не добились желаемого, оставались государственными крестьянами-припущенниками. В апреле 1855 года власти отмечали, что они «на право пользования Башкирскими землями крепостных актов не имеют; ибо выданные им от Башкир договора представляют лишь частные сделки заключенные на право пользования землёй из платежа оброка». И, как припущенники, они при размежевании Белокатайской дачи получили в 1858 году по 15 десятин на мужскую душу. Неоднократные прошения сельчан (1883, 1886, 1887, 1900 годов) были отклонены.
     Тем временем состоялось размежевание (установление точных границ) башкирских земель. Сначала были отделены владения вотчинников и припущенников (в Белокатайской волости закончено в 1865 году). В начале XX века прошел второй этап размежевания. Если до этого жители всех башкирских деревень являлись собственниками всей территории родоплеменной волости, то теперь каждая деревня получала отдельную землю. Но в марте 1900 года в Уфе поверенный белокатайских башкир житель д. Апутово Рамазан Хажимратов заявил, что они не желают межеваться. Размежевание провели всё равно, и в мае 1901 года Сенат утвердил его результаты. В 1902 году башкиры трёх белокатайских деревень (Утяшево, Ураково, Апутово) получили документы на землю.
     Еще ранее, в первой половине XIX века в крае возникает несколько новых башкирских селений - Новая Маскара, Перевозная, Апсалямово, Хайбатово, Есаулово.
     К концу XIX века состав жителей крупнейших русских селений в целом оставался стабильным, хотя отдельные семьи изредка переезжали с места на место. Так, в 1870 году из Емашей в Леузы переселились десять семейств (Несмеяновы и другие), а в 1871 году в обратном направлении проследовали Григорий Матвеевич Медведев и Симеон Алексеевич Лавров с домочадцами.
     Из отдельных хуторов образовано с. Карлыханово, появляются Искуш и окружающие его хутора, Соколки и другие деревни.
     В русские сёла подселялись единичные семьи пришлых крестьян разных национальностей (татары, чуваши и прочие). В годы первой мировой войны в Старо-Белокатайскую волость было направлено значительное число так называемых гражданских пленных (подданных Германии и Австро-Венгрии, проживавших в 1914 году в России и высылавшихся на поселение во внутренние районы страны), а также беженцев украинцев, белорусов, латышей из занятых врагом прифронтовых губерний.
     Обилие незаселённых земель в предгорьях Урала и окончание размежевания башкирских волостей привело к новой волне миграции русских крестьян, начавшейся в 1870-е годы. Основной поток переселенцев направился в земли белокатайских башкир.
     Заселяются деревни Карантрав, Камара, Васелга, Шакарла, Тардавка, Сосновка, Левали и другие. В начале XX века, в годы столыпинской реформы, возникают поселки и хутора Сакаста, Вознесенский, Матвеевский и другие.
     Среди башкирского населения Белокатайского края тоже происходили миграции, но в значительно меньших масштабах. В 1874 году 14 семей айдакаевцев (Саразетдин Баймухаметов и другие) обратились с просьбой «переселиться на устье речки Сандалашки, на которой предки наши, деды и прадеды, в летнюю пору кочевали на упомянутой речке». Сельский сход в Айдакаево 4 февраля того же года разрешил землякам переехать на новое место. Выселок Сандалаш из четырёх дворов существовал уже около 1876 -1878 годов. Скоро нашлись новые желающие перебраться в уединённые лесные урочища. В 1884 году айдакаевский сход разрешил шести семьям заложить выселок Аушты. Причём из присутствовавших на сходе 45 домохозяев восемь человек подписались сами арабскими буквами (в их числе староста Мухамедсафа Сабагатулин), остальные поставили тамги.
     У проживавших в среднем течении р. Большой Ик башкир-дуванцев земли было в достатке. Деревни Яныбаево и Медятово составляли единую Яныбаевскую общину. Лишь в 1912 году медятовцы отделились, образовав самостоятельное сельское общество. Деревня Мунасово входила в Таишевское общество.
     До окончания размежевания земель собственниками всей территории Дуван-Мечетлинской волости формально считались жители всех деревень башкир-вотчинников. Но в реальности у одних (например, яныбаевцев) земли было много, у других (в селениях по р. Аи) мало. Это порождало споры и конфликты.
     Группа малоземельных башкир из деревень Дуван-Мечетлино и Яушево обратилась с просьбой переселиться на новые земли. Дуван-Мечетлинский волостной сход в 1883 и 1884 годах согласился на переселение, и, не дожидаясь утверждения властями этих решений, в 1884 году около 15 семей во главе с Габдулвахитом Габдулкадыровым «самопроизвольно» стали ставить избушки в урочище Айгыр-Ял на правом берегу Большого Ика ниже Соколок. Последовал взрыв возмущения со стороны яныбаевцев. Оказалось, что новоселы «заняли покос, находящийся с давних времен ... во владении башкира д. Яныбаевой Ахметши Габдулмендянова», а также пахотные и сенокосные угодья Хамитовых, Юмашева, Абдулхаликова и других. Яныбаевское сельское общество заявило «полное нежелание оставлять переселенцев тех на принадлежащей им, яныбаевцам, земле, так как... чрез подобный захват понесли большое раззорение».
     Переселение в Айгыр-Ял не было законным, поэтому, под давлением яныбаевцев, волостные власти нехотя потребовали освободить землю. Полиция приказала до 15 мая 1886 года жителям Айгыр-Яла покинуть посёлок. Но те и не думали сселяться, отправив встречные жалобы. Дело из Дуван-Мечетлино перешло в Златоуст, затем разбиралось в Уфе самим губернатором и, наконец, оказалось в Санкт-Петербурге. Высший правительственный орган Российской империи - Сенат - разбирал судьбу посёлка Айгыр-Ял. Уже Златоустовский уездный исправник обратил внимание, что новосёлам обратно нельзя вернуться. Уфимский губернатор Полторацкий тоже не возражал оставить посёлок, и Сенат мудро рассудил, что выселок Айгыр-Ял «никому не помешает ... кроме жителей д. Яиыбаевой». После долгих споров переселенцы на законных основаниях остались жить. В 1889 году Дуван-Мечетлинский волостной сход отвёл им землю, население Айгыр-Яла состояло из 48 хозяйств (26 из Дуван-Мечетлино, 18 из Яушево, четверо из Исмагилово). Рядом в 1890-е годы возникает ещё одна башкирская деревня - Ново-Буранчино, куда переехали крестьяне д. Буранчино с левого берега р. Аи. В 1902 году обе новые деревни составили Айгирьяльское сельское общество.
     Три башкирских деревни 2-й Айлинской волости составляли одно Ургалы-Апсалямовское сельское общество. В конце XIX века в самых верховьях речки Ала-Елга возникла деревня Ново-Кадырово.
     В кантонную эпоху все белокатайские башкиры, жившие по обе стороны Уральского хребта, составляли единую Белокатайскую волость третьего Троицкого кантона, во главе которой стоял (в 1863 году) юртовый старшина Рафиков. Утяшево, Апутово, Ураково, Ново-Юлдашево, Ново-Маскарино числились в Троицком уезде Оренбургской губернии, остальные (Старо -Маскара, Кирикеево, Беляиово) в Красноуфимском уезде Пермской губернии. Ликвидация кантонной системы в 1865 году привела к территориальному разделению белокатайских башкир. В Красноуфимском уезде их деревни образуют самостоятельную Белянковскую волость.
     Белянковские башкиры долго судились из-за земли с владельцами Нязе-Петровского завода, пока Сенат в 1862 году всё-таки не отдал 32 тыс. дес. заводчикам. Башкиры не уходили со своих прежних мест, но в 1876 году жители деревни Старая Маскара (Машкара) «были выселены при помощи полиции управлением Нязе-Петровского завода». Башкиры переселились на запад, к реке Уфе, где основали в 1876 году новую деревню под прежним названием Старая Мошкара (Андастак), а также Ашаево (Куржалга).
     Башкиры Белянковской волости сдавали часть своих угодий в аренду соседним русским крестьянам, купцу Ушкову и жителям Шемахинского завода.
     На территории Златоустовского уезда Уфимской губернии располагалась Белокатайская волость, центром которой была д. Утяшево, одно из самых больших башкирских селений всего уезда. Кроме дер. Апутово и Ураково, в Белокатайской волости состояли русские переселенческие поселки Васелга, Сакаста, Шакарла с хуторами, до 1913 года и Карантрав с Камарой. Белокатайские башкиры обладали обильными землями, которые они сдавали в аренду, а также распродавали отдельными участками. Так, жители д. Апутово к 1911 году продали около 6625 дес. своих угодий. А 14 мая 1911 года на сельском сходе они решили уступить Крестьянскому Поземельному банку ещё 300 дес. по цене 35 руб. 66 коп. за десятину. Банк уплатил апутовцам 10 700 рублей, из которых 2/3 суммы сразу распределились между 64 семьями. Потом, при измерении границ участка, обнаружили, что земли в нём на 168 дес. 744 саж. больше. За излишек банк рассчитался по той же цене. В среднем каждая семья д. Апутово получила с этой сделки наличными по 174 рубля. Жители д. Утяшево в 1904 и 1907 годах продали более 15 тыс. дес. земли, лежавшей в 20 верстах от села и за дальностью не обрабатывавшейся, а сдаваемой ранее в аренду. В мае 1911 года утяшевцы также продали Крестьянскому банку 1500 дес. по течению речки Васелга., получив по 30 руб. за дес, всего 45 тыс. руб., да ещё дополнительную сумму за выявленный излишек в 641 дес. Своё хозяйство, доходы от продаж и сдачи в аренду угодий позволяли белокатайцам жить безбедно.
     К началу XX столетия Белокатайский край представлял собой преуспевающий аграрный регион с обилием земель. Башкирскому населению принадлежали огромные площади. По переписи 1912 года (Крестьянское хозяйство Уфимской губернии. Подворная перепись 1912-1913 гг. Стр. 910-957, 982-989) в среднем на один двор приходилось (включая так называемые свободные за душевым наделом земли) в Бсаулово по 66,5 дес, Ново-Кадырово - 29,5, Ургалы-Алсалямово -79,5, Хайбатово - 87,6 дес, Айдакаево - 75,7, Сандалашке - 31,3, Аушты - 36,6, Апутово - 105,1 дес. на одно хозяйство, в Ураково - 159,3 дес, Утяшево - 66,2, Айгыр-Яле - 40,6, Мунасово - 61,4, Медятово - 31,6, Ново-Буранчино - 54,5 и в Яныбаево по 52,3 дес. своей земли в среднем на семью.
     Крестьяне-башкиры, естественно, не могли освоить столь значительные площади и в большом количестве сдавали землю в аренду. Так, в Апутово 65 хозяев отдавали в аренду 1747,24 дес, или в среднем по 27 дес. с одного двора. В Ураково 29 сельчан сдали в аренду 442 дес, в Утяшево 236 дворов отдали 3764 дес, что составляло 20 % всей земли деревни.
     У русских крестьян "старожильцев" земли было меньше. В Ногушах, Карлыханово с выселками в среднем на двор приходилось в 1912 году по 23,2 дес, в Емашах - 40,6 дес, в Новом Белокатай и Атарше по 9,4 дес, в Старом Белокатае с выселками по 10,6 дес. Но русские крестьяне широко покупали и арендовали землю. Так, жители Старо-Белокатайской волости (634 семьи) купили к 1912 году 9591,5 дес. (при том, что своей надельной земли у них было 7546 дес), или в среднем по 15,1 дес. на покупщика. Да ещё ново - и старобелокатайцы (554 двора) арендовали у башкир 9135,74 дес, по 16,5 дес. на среднего арендатора. Купчие и арендованные земли в 2,5 раза превышали собственные владения.
     Жители Емашей, Ногушей, Карлыханово земли не покупали, но арендовали тоже очень много. Емашинцы в 1912 году держали в аренде 2648,13 дес. (по 9,5 дес. на семью арендатора в среднем), ногушинцы - 3005,47 дес. (по 11,1 дес), карлыхановцы - 4313,62 дес. (по 13,7 дес).
     В новых переселенческих поселках крестьяне тоже старались покупать землю в собственность (личную или товариществом). Например, в Карантраве 183 семьи к 1912 году приобрели 3077,5 дес, по 16,8 дес. на двор. В больших масштабах снимали землю у башкир в аренду. Башкиры благоразумно не спешили распродавать все свои угодья, предпочитая пусть меньшую, но стабильную ежегодную арендную плату.
     К примеру, жители русских посёлков Белокатайской волости (Васелга, Камара, Карантрав, Сакаста, Шакарла с хуторами) к 1912 году купили 6011,48 дес. земли и арендовали 5743,59 дес. За счёт покупки и аренды русские крестьяне также не испытывали недостатка в угодьях.
     Из-за обилия земель Златоустовский уезд резко отличался от всей Уфимской губернии. До 1917 года здесь не утвердилось даже трёхполье, а существовало бессистемное земледелие, так называемое «пестрополье». В конце XIX века в Златоустовском уезде 85% пашни находилось в пестрополье, когда «каждый домохозяин пользуется участком по своему усмотрению... ведёт полевое хозяйство так, как ему желательно, как он находит для себя выгодным или как позволяют ему обстоятельства. Каждый домохозяин на своём участке, совместно с яровыми хлебами, сеет и озимый хлеб и, кроме того, имеет землю паровую или паровую совместно с залежной». Такое деревенское поле имеет пёстрый вид, рядом растут разные культуры, тогда как при трёхполье все крестьяне на одном поле сеют что-нибудь одно (озимые или яровые) и поля окрашены в одинаковые цвета.
     Трёхпольный севооборот (пар, озимые, яровые) белокатайцы начинали внедрять на ближних полях. Так, жители Ногушей и Карлыханово «на присельном участке» в 1200 дес. организовали «правильное трехполье, остальная пашня находится в бессистемном пользовании; обрабатываемые участки, по истечении 6-7 лет, запускаются на столько же времени под залежь, причём через 2 - 3 г. начинают снимать травы». Землю в конце XIX века практически не удобряли, на пахоте использовался 2-3-конный «кунгурский сабан».
     Сеяли единственную озимую культуру - рожь, в яровом поле преобладали овёс и пшеница. Например, башкиры Белокатайской волости (Утяшево, Ураково, Апутово) в 1912 году заняли под рожь 33% пашни, овёс - 37%, пшеницу - 30%, русские крестьяне (Карантрав и другие) посеяли ржи 28%, овса 38%, пшеницы 30%. Крестьяне Екатериновской волости (Емаши, Ногуши и др.) отвели под рожь 30%, овёс 30%, пшеницу 35%, Старо-Белокатайской - 30, 33 и 33%. Очень большую роль играли посевы самой доходной культуры - пшеницы. Местные жители продавали её населению окрестных заводских посёлков, что составляло основу процветания края. Заводское хозяйство в те времена ещё в значительной мере держалось на гужевой тяге (подвоз дров, руды, готовой продукции на лошадях), что создавало устойчивый спрос на овёс.
     Если разбить крестьянство на три посевные группы, первую - без посева и с посевом до 4 дес. на двор, чего было недостаточно для нормальной жизни (малопосевные бедняки), вторую - с посевом от 4 до 10 дес, когда своего хлеба хватало, но товарный излишек ещё очень маленький (середняки) и третью группу - с посевом свыше 10 дес, которую составляли зажиточные крестьяне и чистые сельские предприниматели (фермеры-кулаки), получатся следующие данные по переписи 1912 года (число хозяйств в процентах см. ниже в таблице):
  Беднота
(до 4 дес. посева)
Средняки
(4-10 дес.)
Зажиточные
(свыше 10 дес.)
Русские:
1) Белокатайской вол. (Карантрав и др.) 22 31 41
2) Екатерининской вол. (Емаши, Ногуши и др.) 18 27 55
3) Старо-Белокатайской вол. (Новый и Старый Белокатай) 4 25 61
Башкиры:
1) Белокатайской вол. (Утяшево и др.) 33 35 32
2) Дуван-Мечетлинской вол. (Яныбаево и др.) 38 36 26

     Богатые семьи, выращивавшие хлеб на продажу, составляли большинство в русских селениях. Златоустовский уезд и Белокатайский край относились к самым благополучным, процветающим районам Уфимской губернии. Отдельные крестьяне создавали крупные высокотоварные фермы. Семён Евстигнеевич Лавров из пос. Искуш в 1917 году имел под посевом 100 дес, Тарас Филиппович Несмеянов из Емашей - 75 дес. и т.д. Белокатайские башкиры считались одними из наиболее зажиточных. Даже во время переписи 1917 года, на третьем году войны, в условиях экономического кризиса в Утяшево 30 семей засевали от 10 до 15 дес, в 15 дворах было по 15-20 дес, в семи - 20-30 дес, а утяшевский мулла имел под посевом 54 дес.
     Очень много белокатайцы держали скота. По переписи 1912 года в среднем на одну семью приходилось (включая молодняк, см. ниже в таблице):
Башкирские селения Лошадей Крупного рогатого скота Русские селения Лошадей Крупного рогатого скота
1. Есаулово 5,2 5,2 1. Алакай 7,3 12,3
2. Ново-Кадырово 2,8 1,6 2. Искуш 7,2 10,8
3. Ургалы-Апсалямово 2,5 2,7 3. Карлыханово 4,5 8,3
4. Хайбатово 2,4 2,1 4. Мончажка 6,5 11,5
5. Айдакаево 2,3 2,9 5. Ногуши 4,1 6,7
6. Куляк 1,1 0,8 6. Емаши 4,2 5,6
7. Сандалашка 3,9 4,7 7. Новый Белокатай 4,6 7,4
8. Аушты 4,6 5,4 8. Атарша 5,2 7,6
9. Апутово 2,3 2,6 9. Малухино 4,8 11,5
10. Ураково 5 5,8 10. Соколки 4,4 7,7
11. Утяшево 3,8 4,4 11. Старый Белокатай 3,6 6,7
12. Айгыр-Ял 1,8 1,4 12. Васелга 2,7 3,4
13. Манасово 3,8 3,8 13. Комара 3,8 5,8
14. Медятово 2,5 3,5 14. Карантрав 4,6 8,1
15. Ново-Буранчино 2,2 2,1 15. Сакаста 1,8 2
16. Яныбаево 2,8 3,2 16. Шакарла 2,7/1,9 4,1/2,3

     В крае было много водяных мельниц, имелись различные мелкие кустарные мастерские (в Сандалашке гнали дёготь), работали сапожники, столяры, мебельщики, красильщики, бондари, портные. В Емашинской волости насчитывалось 33 кузницы, в Старо-Белокатайской - 20, в Белокатайской - 8. Для укрепления своих позиций белокатайское крестьянство начинает создавать первые кооперативные объединения: кредитные товарищества - Корлыхановское (председатель правления в 1911-1914 годах Федор Яковлевич Попов), Старо-Белокатайское (Иван Матвеевич Устюгов, Иван Васильевич Ширяев); Екатерининская ссудо-сберегательная касса (Игнатий Михайлович Ушаков в 1911 году), Ново-Белокатайское, Ногушинское, Старо-Белокатайское общества потребителей, Шакарлинское сельскохозяйственное общество (Дмитрий Корнилов).

     источник: Белокатайский район: история и современность. - Уфа. Диалог, 2004 г.

free counters