ya_palomnik
История деревни Табынское
Гафурийский район
History of the village of Tabynskoe

Для веб-мастеров. Пользуюсь хостингом в Германии 3 года.
Рекомендую, нареканий нет.
Поиск по сайту
Татары за рубежом Районы Татарстана Статьи Старые фото городов
Татары в России Районы Башкортостана Известные люди Кухня народов

Главная / Районы Башкортостана / Гафурийский район / ...

История деревни Табынское

     На территории табынцев вслед за первой крепостью Уфа, основанной в Минской волости в 1574 г., возникло самое раннее русское поселение в Башкирии. Это — древнейший монастырь в районе Солеварного городка (Солеваренного, позднее — Табынска) под названием Вознесенская пустынь. Монастырь был построен черным попом (монахом) Илларионом. В ходе восстания монастырь был сожжен башкирами-повстанцами, затем восстановлен. Все это происходило в период царствования (1584—1598) Федора Ивановича, сына Грозного. Весь этот сюжет находит свое отражение в его грамоте: «А того ради царь и великий князь Федор Иоаннович всея Руссии самодержец указал тебе старцу Ионе, не мешкав ехати в Уфимский уезд в Вознесенскую пустынь Нагайской дороги, что башкирами сожжена, а братья разсеяна, о чем царю бил челом тоя Вознесенская пустыни с Уфимскаго уезда строитель черный поп Иларион, а того ради тое старцу Ионе, будучи в той пустыне Вознесенской, всякое церковное имущество, утварь, какия если остались или разграблены, равно колокола, все то переписати, а также какое есть строение, келий и службы также переписати, а и где были тому монастырю нами великим государем жалованы, а на те земли Вознесенской пустыни наши грамоты утеряны, те земли переписати же со тщанием и нам о всем том великому государю царю и великому князю Федору Иоанновичу всея Руссии самодержцу сказку за твоим и строителя черного попа Илариона подписом подать на Москве в патриарш приказ».
     Известна еще одна грамота, данная царем Алексеем Михайловичем черному попу Захарию в 1642 г., в которой он подтвердил земельное пожалование монастырю своих предшественников Федора Ивановича и Михаила Федоровича, а именно «40 тридцатых десятин земли», расположенной «около Солеваренного городка по речке и выше речки Коренной, называемой Усолкою, и до бора березовика и горы березовой». Земельные угодья были нужны для того, чтобы «пашни пахати и сено косить». Вознесенский монастырь был навсегда уничтожен в ходе башкирского восстания 1681—1684 гг., когда повстанцы направили свои удары против крепостей, городов и монастырей, считавшихся опорными пунктами при проведении феодально-колониальной политики царизма.
     Вознесенский монастырь существовал значительное время рядом с вновь возникшим Солеварным городком. Относительно времени его появления нет единого мнения в литературе. Обычно датой его основания считается 1663 г., причем Солеварный «городок» отождествляется с Табынском. Между тем, некоторые источники отделяют их друг от друга, считая эти населенные пункты самостоятельными. Этот «городок» был известен еще в 20-х гг. XVII в. В 1629 г. чуваш Казанского уезда Зюрейской дороги д. Карабаево Терегул Базаев продал «вотчину свою, бортные ухожьи и всякие ловли в Уфимском уезде» «жильцу Солеварного острога Ивану Максимову сыну Мордвину». Тархан из башкир Туимбет Янбаев в 1648 г. участвовал в сражении с калмыками, напавшими на Солеварный городок близ Табынска. В наказе царя от 15 мая 1664 г. велено уфимскому воеводе Ф.И. Сомову укрепить Солеварный городок, поселив там служилых людей, чтобы ускорить умиротворение края путем подавления восстания башкир, происходившего в 1662— 1664 гг. В документе за 1687 г. речь идет о стрельце Солеварного городка Федьке Кузнецове, открывшем железную руду в Катайской волости по р. Инзер. Затем этот городок упоминается в двух грамотах Табынской волости за 1695 и 1700 гг., где вотчинники-башкиры жаловались на жителей Солеварного городка, которые самовольно «выезжают в старинные их вотчины и пашню пашут, и сено косят, и бортные деревьи рубят и пчелы берут, и хмель и калину щиплют, и зверей бьют, и все насилие и разорение чинят». За владение вотчинной землей табынцы платили казне 168 куниц в год. Чтобы не было ущерба государственной казне, двумя царскими грамотами в категоричной форме жителям городка было запрещено «пустошить вотчины башкирцев» и «буде в тое их старинную вотчину станут въезжать русские люди и татара, и их братья башкирцы и самовольством в той их вотчине учнуть селитца, велить их ис той вотчины выслать».
     В 7197 (1689) г. Афонька Лодошников от имени пятидесятников, десятников и стрельцов Солеварного городка писал, что «пожаловали их, стрельцов, 200 человек 679 десятинами все поровну, а по развытке на всякого человека по десятине с получетвертой десятины в поле, а в дву потому же. Но мерили им 589 и нехватило 90 дес. Земля порозжяя есть по р. Юрмешке, но башкирцы Биккулка с тов. считают ее своей».
     Последний раз встречается интересующий нас городок в документах за 1705 г., когда туда выехал из Уфы казанский комиссар А. Сергеев с шестью полками для подавления начавшегося очередного башкирского восстания 1704-1711 гг.
     В работе В.М. Черемшанского имеются сведения о «соляных варницах» и городке. «Усольские соляные ключи, лежащие Стерлитамакского уезда в имении генерала Пашкова при Богоявленском медеплавильном заводе — в 5 верстах от него и выбивающиеся из подошвы гор, по обе стороны речки Усолка расположенных; при этих ключах был некогда основан город и соляные варницы, впоследствиии принадлежавшия балахнинским купцам Осокиным и их компаниону Ивану Утятникову.
     Вывариваемая соль отправлялась отсюда на судах по р. Агидель в город Уфу, Бирск и далее. При ключах этих и ныне заметны признаки бывшего устройства варниц. При одном из усольеких ключей устроена деревянная часовня и бывает из села Табынска в девятую пятницу по пасхе крестный ход. Вкус воды в Усольских ключах соленый и частию горький; запах несколько серный и вонючий; цвет воды прозрачный. Местные крестьяне, а также татары и башкирцы ближайших деревень гоняют на эти ключи скот и поят его там, или привозят воду на дом, от употребления которой скот замечательным образом здоровеет и тучнеет».
     По П.И. Рычкову, Солеварный городок, «все оныя варницы (соляные) еще прежде прибытия Кирилова в Уфу (начало 1735 г.) от противных башкирцев разорены и все имевшееся тут строение и не малое число заготовленных дров сожжено».
     Таким образом, Солеварный городок был уничтожен еще в самом начале башкирского восстания в 1734 г. 13 января 1735 г. И.К. Кирилов, главный командир Оренбургской экспедиции, уподобляя Табынск с Солеварным городком, писал, что «Табынск подле Усолья во время последнего башкирского бунту разорен».
     На развалинах Солеварного городка купцы и заводчики Осокины и их «компанейщик» И. Утятников «строили и укрепили Табынск». Указом императрицы Анны Иоанновны от 11 февраля 1735 г. Утятников «за оказанную верную службу в укреплении Табынска» пожалован был «комиссарским чином». 16 октября 1735 г. в письме к Тевкелеву Кирилов писал, что он заходил в Табынск, который нашел хорошо укрепленным благодаря деятельности того «компанейщика» и, узнав о нападениях башкир-повстанцев, усилил гарнизон городка солдатами. Тем не менее Сенат в 1736 г. решил «построить хороший пригородок вверх по р. Агидель разстоянием от Уфы со 100 верст в средине Ногайской дороги, называемый Табынск». Во исполнении этого указа Кирилов 14 июля 1736 г. заложил в Табынске «земляной город о пяти бастионах и церковь» (названная Вознесенской в честь бывшей одноименной пустыни). Тем самым Табынск был превращен в крепость со рвом, земляным валом с палисадом, с артиллерией. Крепость эта выполняла карательные функции в годы башкирского восстания 30-х гг. XVIII в.
     Гарнизон, созданный для охраны крепости, с 1736 г. составляли полроты пехоты и казаки, причисленные через 8 лет к Оренбургскому казачьему войску. По штату крепость имела 100 казаков. Среди них были уфимские казаки, а также бывшие ссыльные и беглые. В первой трети XIX в. Табынская станица входила в состав 3-го кантона оренбургских казаков. В 1835 г. казаки были переселены в поселок Полтавский (Казахстан), и крепость прекратила свое существование83. На ее месте осталось село Табынское, жители которого были причислены к сословию государственных крестьян.
     По утверждению П.И. Рыжкова, название крепости Табынск происходит от одноименного башкирского этнонима — названия рода-волости.
     Население крепости было многосословным. Кроме казаков там были поселены купцы. Ряды купцов пополнили по распоряжению Кирилова посадские люди из поволжских городов и башкирские новокрещены из детей участников восстания 1735—1740 гг.
     В 1744 г. в Табынске проживало 320 душ мужского пола. Через 18 лет П.И. Рыжков насчитывает там около 200 дворов, 37 душ мужского пола посадских людей, полроты пехоты, 100 казаков-мужчин. По V ревизии 1795 г., кроме казаков и солдат, здесь зафиксированы 43 государственных крестьянина, приписанных к заводу, 62 души мужского пола крестьян, приписанных к Авзяно-Петровскому заводу, 16 душ мужского пола государственных крестьян. Учтены 10 представителей мордвы, а также 6 душ дворцовых крестьян, 9 душ экономических крестьян. В 1830 г. числилось потомственных дворян — 21 душа, мурз — 12, из мурз князей — 42, представителей духовенства — 35 душ мужского пола, удельных, государственных крестьян, казаков, солдат, а также тептярей, мишарей и башкир — 4143 человека обоего пола. Всех прихожан-мужчин в 1858 г. было 1102 человек. 1870 г. показал 289 дворов с 931 мужчиной и 994 женщинами. Итоги первой Всероссийской переписи 1897 г.: 1609 мужчин и 1772 женщины, из них 67 человек временно проживали в с. Табынское. К началу XX в. уменьшилась численность населения: 1500 мужчин и 1564 женщины при 570 дворах (1906 г.). В 1920 г. в 855 домах было показано жильцов 1958 мужчин и 2294 женщины. Как видим, население показано без социальной дифференциации.
     В XIX — начале XX в. с. Табынское — волостной центр. На рубеже этих веков здесь находились салотопенное, свечное, 2 сыромятных, 2 маслобойных, красильное, 2 кирпичных, кожевенное заведения, названные заводами. Было 8 мельниц. Наличие пристани, обрабатывающих заведений, окружение села башкирскими деревнями способствовали развитию торговли в Табынском. На улицах и базарной площади находились винная, 2 пивные, 7 бакалейных лавок и чайная. Базар проводился по вторникам, а ярмарка — 2 раза в год: 26 февраля и в девятое воскресенье по пасхе, приуроченная к крестному ходу с Табынской иконой Божьей матери на «святой ключ», когда там собиралось до 20 тыс. богомольцев из многих губерний страны. В волостном центре действовала земская амбулатория с земским врачом. Здесь жил и ветеринарный врач. Работали мужская и женская земские школы.
     Православные прихожане имели в 1736—1793 гг. деревянную церковь, которая сгорела; на ее месте построили новую, также уничтоженную очередным пожаром в 1828 г. Каменная церковь была построена в 1848 г.
     Табынская крепость, как и Солеварный городок, выполняла военно-политическую и карательную функции. Так было и в 1773—1775 гг.
     Академик И. И. Лепехин, зимовавший в Табынске в 1770 г., описал его местоположение и подчеркнул, что он «укреплен отовсюду оплотом и с тремя башнями». Его гарнизон состоял из 100 казаков и 40 солдат. Поэтому взять его повстанцам в 1773 г. было не так-то легко. Тем не менее пугачевцы во главе с И. Н. Зарубиным-Чикой его захватили. По словам казака-повстанца А. А. Еремкина, это произошло в начале декабря 1773 г. В марте 1774 г. И.И. Михельсон установил в Табынске старые порядки. Находясь здесь, в своем рапорте генералу-аншефу А.И. Бибикову от 3 апреля 1774 г. он писал о коварном захвате предателями сподвижника Е. И. Пугачева Зарубина на Богоявленском заводе следующее: «Содержащих же у меня в железах злодея, так называемого графа, с ево сообщниками до получения от вашего высокопревосходительства повеления отдам под крепкой караул в город Уфу». В Табынске Зарубин был подвергнут жестоким истязаниям.
     Окрестности Табынска находились в зоне активных действий русско-башкирских повстанческих отрядов. 14 мая 1774 г. табынский комендант майор И. К. Маршилов обратился в Уфимскую провинциальную канцелярию с сообщением, в котором писал, что Табынск подвергся новому нападению башкирского отряда. Повстанцы, встреченные огнем из пушек и ружей, вынуждены были отступить. 13 июня они повторили атаку на предместье Табынска. Опасность очередного выступления пугачевцев на пригородок сохранялась, поэтому комендант просил подкрепления.
     Об участии табынских жителей в восстании сохранилось крайне мало сведений. Известно, что под Уфой в плен к Михельсону попали 6 табынских крестьян и подканцелярист. Табынский казак Тимофей Красильников специально ездил в начале октября 1773 г. в лагерь Пугачева и доставил оттуда в Верхнеозерную крепость воззвание повстанцев с призывом «к возмущению». 8 октября в числе других восставших под стенами этой крепости были убиты два табынских казака. В северо-восточной Башкирии повстанческое движение возглавил табынский казак И.С. Кузнецов, посланный Зарубиным из Чесноковки под Красноуфимск и Кунгур и назначенный «главным российского и азиатского войска предводителем». Ему была поставлена задача — овладеть одним из административных центров Пермской губернии — Кунгуром, где действовали повстанческие отряды Салавата Юлаева. После того, как не увенчались успехом все попытки восставших взять город мирным путем, 23—24 января 1774 г. они организовали неудачный штурм. Кузнецов вынужден был уехать в Чесноковку просить помощи. Затем воевал в северо-западной Башкирии, где погиб под крепостью Бакалы в феврале месяце.
         

    Родились в деревне Табынское:



free counters

Яндекс.Метрика