ya_palomnik
История города Мелеуз
Мелеузовский район
History of the city of Meleuz

Для веб-мастеров. Пользуюсь хостингом в Германии 3 года.
Рекомендую, нареканий нет.
Поиск по сайту
Татары за рубежом Районы Татарстана Статьи Старые фото городов
Татары в России Районы Башкортостана Известные люди Кухня народов

Главная / Районы Башкортостана / Мелеузовский район / ...

История города Мелеуз

     Использована работа Хисматуллиной Регины Минияровны

     История деревни Мелеуз

     Старшее поколение помнит Мелеуз как село, а он был еще и деревней, в более ранний период - малоприметной, затерянной на 370-верстовом тракте Уфа-Оренбург извозчичьей остановкой, ямом, где приезжие меняли лошадей. Такой долгий путь становления он прошел за 230 лет. Попробуем сначала восстановить события, предшествовавшие основанию Мелеуза.
     Петр I, император российский, в начале XVIII столетия отметил: «Башкирский край всем среднеазиатским странам и землям есть ключ и врата», то есть, говоря современным языком, удобный плацдарм для завоеваний на востоке. Под этим подразумевалось, конечно, строительство казенных дорог по Башкирии к восточным границам империи, укрепленных линий и крепостей.
     Завещание Петра Великого было выполнено во времена правления Анны Иоанновны. В 1734 году была снаряжена экспедиция под руководством географа, действительного статского советника Ивана Кириллова для изыскания земель, по которым пройдет дорога, и основания крепости. В 1736 году Кириллов выбирает реку Орь на южных землях башкир и по названию реки новую крепость именует Оренбургом.
     Вдоль тракта появились извозчичьи остановки, или ямы, военно-почтовые станции, пристани. Так, в 1735-37 гг. были основаны станции Толбазы, Ашкадарский, в 1764 году – пристань Бугульчан. Возникновение последней связано с доставкой илецкой соли на рынки России после введения государством монополии на торговлю солью. Гужевым транспортом везли сюда, к реке Белой, соль, всю зиму хранили в амбарах-складах, а весной с половодьем соль погружали на баржи, вывозили ее вниз по Белой-Каме-Волге на Нижегородскую ярмарку. Так продолжалось до 1766 года. В том же году поставщик соли Савва Тетюшев представил проект новой соляной пристани, облюбовав место у слияния рек Стерля, Ашкадар и Белая, близ Ашкадарского яма. Проект был одобрен и Сенат разрешил перенос соляной пристани из Бугульчан. Новая пристань была названа Стерлитамакской, что в переводе с башкирского языка означало «устье, горло Стерли».
     Спустя три года губернатор Оренбурга генерал-майор Рейнсдорф подал правительству донесение о непригодности Стерлитамакского пункта для хранения соли, ибо сильное половодье постоянно разрушало соляные амбары. Но главное, быстрое уничтожение лесов для постройки барж-судов грозило гибелью бортьев-ульев башкирских пчел в этих лесах. И вот в 1770 году Сенат утвердил проект изменения по доставке илецкой соли в Нижний Новгород, пристань снова была перенесена на Бугульчан.
     Тем не менее Стерлитамак остался, и более того, очень быстро рос, уже в 171 году указом императрицы Екатерины II он был возведен в ранг городов уездного значения.
Купцы-основатели Мелеуза
Земская охрана

     Оживленным стал отрезок казенного тракта от Стерлитамака до Оренбурга, через каждые 25-30 верст создавались извозчичьи остановки, ямы. Среди них в промежутке от 1764 по 1770 гг. появился Мелеуз.
     Первое упоминание о деревне Мелеуз мы встречаем в «Ведомости Уфимской провинциальной канцелярии» о нерусском населении, принимавшем участие в Крестьянской войне 1773-1775 гг. А еще более определенней указан Мелеуз, точнее мелеузовский ям, на карте Уфимской провинции от 1786 года. Почему же тогда год основания Мелеуза мы определяем в промежутке между 1764-1770 годами? На то есть некоторые основания.
     Обратимся к справке Центрального Государственного Архива Древних Актов в Москве: «Деревня Мелеуз возникла во второй половине XVIII века в Тамьянской волости Уфимского уезда. Башкирские старшины, владельцы волости, поселили из «припуска» (то есть по условию, по записи) чувашей и татар на свою землю по реке Мелеуз, откуда и деревня получила свое название. В материалах третьей ревизии населения от 1762-1764 годов сведений о деревне Мелеуз не обнаружено»( ревизия населения -это государственная перепись населения).Значит в 1764 году Мелеуза еще не было.
     В пользу возникновения Мелеуза после 1764 года говорит еще один документ - письмо башкир Тамьянской и других волостей Ногайской дороги губернатору Оренбурга Д.В.Волкову от 25 июня 1763 года в ответ на требование губернатора от башкир на расширение земледелия. «Для хлебопашества земель у нас довольно и просторно, но скота достаточно имеется и тако по Ногайской нашей дороге таких людей, у кого лошадки двух и трех не было, не имеется. Токмо мы пашни пахать не привыкли, из нас же у многих по двести и триста лошадей, по сто коров тоже, немалому числу овец имеется»,- пишут башкиры. Из этого письма следует, что поставленные перед необходимостью развивать земледелие башкиры-скотоводы охотно припускали на свои земли земледельческие народы, то есть, русских, чувашей, татар. В этих же целях правительство поощряло поселение на башкирских землях государственных крестьян, которые помимо хлебопашества должны были заниматься и извозом, обслуживанием почтовых ям.
     А в 1766 году, как уже сказано выше, основан Стерлитамак. В Бугульчане, где уже в 1764 году было 24 двора, часть населения потеряла работу. Надо думать, это тоже было одним из обстоятельств появления нового поселения - извозчичьей остановки на реке Мелеуз по пути к Стерлитамаку.
     Вот почему все эти обстоятельства в совокупности убеждают нас в возможности основания Мелеуза одновременно или вслед за Стерлитамаком в 1766 году. А после 1770 года, когда пристань вернулась снова в Бугульчан, вряд ли была необходимость создавать извозчичий ям на реке Мелеуз. Правда, в 1771 году на этой же дороге появился Зирган. Но Зирган основан не как извозчичья остановка, он возник на основе договора ясачных татар с башкирами Юрматынской волости от 21 сентября 1771года с правом поселения на 30 лет, возник как пункт ремесленничества и торговли. Этим обстоятельством объясняется и быстрый рост Зиргана. Уже в 1774 году это была большая деревня. Об этом свидетельствует документ-ведомость, составленная генералом-майором Ф.Фрейманом, о расположении его войск, посланных на подавление повстанцев Крестьянской войны: «В деревне Зирганово от Каскиной в 20 верстах я с одной…. Гренадерской ротою и ротой чугуевских казаков с 4 пушками.»
Карта Мелеузовского района
Церковь

     А Мелеуз, будучи извозчичьей остановкой, почти не рос. Это подтверждают и старожилы старинного села Юмагузино в 10км от Мелеуза. Говоря о периоде Крестьянской войны 1773-1777 гг., коренной житель Юмагузино Г. Абубакиров вспоминает: «Мой отец говорил мне со слов своего отца, что там, где сейчас стоит Мелеуз, было только шесть дворов».
     Вот еще одно, уже официальное, сравнение двух соседних поселений - материалы пятой ревизии населения. В 1795 году в Мелеузе 60 дворов, а в Зиргане в два с лишним раза больше - 131 двор. И даже в XIX веке Зирган превосходил в своем развитии: в документе от 17 января 1844 года значится: "… деревня Мелеуз Зирганского сельского общества Стерлитамакского уезда".

     Кто же были первые поселенцы Мелеуза?

     Обратимся к воспоминаниям мелеузовца Николая Николаевича Гаврилова. Его уже нет в живых, а в 1978 году он принес в краеведческий музей тетрадь своих воспоминаний, которые в 1985 году публиковались в городской газете под заголовком «Истории из старой тетради»: «Как старики говорили, первыми поселенцами Мелеуза были чуваши. Их было семь семей. Они поселились на левом берегу речки Мелеузки, жили сначала в землянках»- пишет дед Гаврилов.
     А официальные данные о населении Мелеуза мы находим в материалах уже упомянутой пятой ревизии населения. В 1795 году здесь проживало 244 чуваша и 190 татар. Все они - государственные крестьяне, то есть эксплуатировались государством в лице его казны. Частновладельцам, то есть крепостникам, они не принадлежали. Интересно формировалось население Мелеуза. Из села Бугульчан переселилось сюда 110 новокрещенных татар и 116 чувашей, тоже новокрещенных. Из деревни Манеево или Бишкаин (ныне Аургазинский район) прибыло 110 чувашей-новокрещенцев. Из казанской губернии переселилось 59 новокрещенных чувашей, все они прибыли из деревни Б.Бикши Цывильского уезда и деревни Байсарово Козмодемьянского уезда. 15 чувашей переселилось из деревни Ярсеево (Тоганай) Буйнакского уезда Симбирской губернии. Как видно, население Мелеуз состояло из новокрещенных татар и чувашей.
     В тех же материалах ревизии населения читаем: «Марфа Михайлова, по-татарски Рабифа, … Петр Григорьевич, по татарски Рахманов,… Абрам Степанов, он же Карим, … Василий Степанов, он же Искандар…»и другие примеры.
     Чуваши в основном занимались земледелием. Об этом говорится и в экономических примечаниях по деревне Мелеуз Тамьянской волости, составленных комиссией по генеральному межеванию земель Оренбургской губернии (1803-1810 гг.): «Земля грунты имеет чернозем, и без удобрений к плодородию способна,- отмечает составитель – Из посеянного на ней хлеба лучше родится рожь, овес, ячмень, просо и пшеница. «В свободное время от полевых работ время мужчины нанимались в извоз» Ездили обычно артелью. Несколько семей в Мелеузе издавно возили почту. Деды, отцы и сыновья по наследству занимались ямщиной, - пишет он, Н.Н. Гаврилов.- Если чуваши занимались крестьянством, - продолжает он, - татары в большинстве были мастеровые. «Женщины же сверх крестьянских работ занимались рукоделием, пряли лен и шерсть, ткали холсты и сукна для своего потребления.
     Несколько слов о значении названия «Мелеуз». В документах XVIII века слово это писалось по-разному, как какой составитель документов услышит от местного населения: Меняус, Малууз, Мянеуз, и только на карте 1786 года, а также в документе от 1790 года на проданную по реке Мелеуз землю появляется вариант написания, сохранившийся в русском его звучании до сих пор: Мелеуз. Различное произношение названия, видимо, обуславливалось особенностями речи людей разных национальностей, поселившихся здесь.
     То, что название происходит от реки Мелеуз, несомненно. До появления здесь маленького извозчичьего яма земля, по которой протекала река, принадлежала башкирам Тамьянской волости, на ней уже была известна деревня Юмагузино. Башкиры называли реку Мелеуз, но не исключено, что и Менеуз.
     Обычно каждый населенный пункт имеет свою версию происхождения названия, свою легенду, зачастую далекую от реальности. Так получилось и с Мелеузом. Башкиры и татары в красивой легенде о двух удалых братьях-башкирах, которые состязались меж собой на скачках, утверждают, что один из братьев, Алтынбай, в азарте скачек крикнул брату Батырбаю: «Мэле, уз! (Попробуй, перегони) и доскакал до светлой безымянной речки. Чувашская легенда объясняет название, приспосабливая корни слова к своему языку: первыми сюда пришли чуваши, понравилось им это место, остановились и произнесли: «Меле-вес» или «Мелен-весе» в значении «способу конец» или «свершилось, остановились. «Русские поселенцы тоже посмотрели в корни слова и решили: мелкая и узкая речка».
     Не только в легендах, но и в научных трактовках нет единодушия. Нам известны пять толкований. Это многообразие объясняется тем, что разные народы в свое время пребывали в этих краях: ираноязычные, финно-угорские, тюркские, древнебашкирские.
     Сомнений не вызывает только последний корень - уз - от древнетюркского — угуз - в значении «вода», «река», от него ногайский – ус - с тем же значением. А вот первый корень оказался камнем преткновения. 1) Профессор З.Ураксин и В.Абаев здесь подозревают иранский корень «манна» - «караульная», «сторожевая»; 2) писатель Юсуф Гарей объяснял тюрским корнем «мэлё» в значении «желтая вода», предполагая, что это, возможно, от цвета ила. Но более современные исследования отмечают, что у башкир ранних «желтый» обозначал»светлый», точно также, как «ак» (белый) - пригожий, красивый, «кара»(черный) - темный, мрачный, а «кук» (синий) - нарядный, красивый; 3) не менее правдоподобный вариант, предложенный профессором Жалилом Киекбаевым, он усмотрел мадъярский (финно-угорский) корень «мэлэ» - в значении «теплый»; 4) возможно, от иранского «мал» - стоячая (версия В.Абаева); 5) и, наконец, еще одно предположение значения «живая»вода (по И.А.Ахмерову).
     Словом, языковые явления настолько сложны и уходят своими корнями в такую древность, что доказать правоту какого-либо одного варианта нет возможности.
Аптека
Средняя школа

     Мелеуз - село

     Итак, как извозчичья остановка, Мелеуз рос крайне медленно. И только в 1863 году архивный документ фиксирует Мелеуз как самостоятельное село: «Церковь Святой Троицы в селе Мелеуз деревянная, основана в 1863 году, но еще не освящена… Церковь от Уфы в 193 верстах. Прихожане – государственных крестьян из татар и чувашей 135 дворов, мужчин 399, женщин 422.» в том же документе еще один факт: «Училище положено в 1866 году». Имеется в виду церковно–приходская школа. Она помещалась в доме священника, где могли заниматься 30-40 человек. Располагалась школа на месте, где с 1926 года стоит бывший Дом обороны, ныне здание СПТУ-109. другой документ из архива –«Список населенных пунктов по сведениям 1870 года», изданный в Санкт-Петербурге, указывает: «Менеуз(Мелеуз) «село при реке Белой, Каране, Мелеузе. Мужских душ 410, женских 460, число дворов 133. в селе церковь православная, волостное правление, почтовая станция. 3 водяные мельницы, 30 лавок, базары по пятницам и субботам, ярмарка -1(6 ноября), население занимается извозом, лесным промыслом».
     Во второй половине XIX века, став селом, волостным центром, Мелеуз развивается уже быстрее. «Полный список населенных мест Уфимской губернии» от 1896 года доводит до нашего сведения, что в селе Мелеуз 506 дворов, мужчин 1729, женщин 1647. Здесь работают 5 кузниц, хлебозапасный магазин, одна обдирка, две маслобойки, 13 колесных заведений, 4 бакалейные лавки, 5 базарных лавок. Правда в Зиргане, с числом дворов 633 в это время работает уже заводы: кожевенный, кирпичный. Зирган такое же волостное село, как и Мелеуз, все еще превышает своего соседа по населению и экономическому развитию.
     Но именно в эти годы по ряду складывающихся обстоятельств, главным образом, благодаря развитию мельничного дела, Мелеуз стал выделяться в южной части Стерлитамакского уезда как главный рынок по количеству привозимого сюда хлеба.
     В «Сборнике статистических сведений по Уфимской губернии (1895-1897гг)» записано: «Мелеузовский, или южный, район состоит из волостей: Дедовский, Бала-Четырманской, Мелеузовской, Бушмас-Кипчакской, Арслановской, Воскресенской, Зиргановской. Село Мелеуз, расположенное близ границ Оренбургской губернии, представляет собой центр, из которого хлебные грузы направляются в разные стороны, а именно, в городе Оренбург, Стерлитамак, на горные заводы Стерлитамакского и Верхне-Уральского уездов. Рынки остальных волостей являются второстепенными, там хлебные торговцы, выезжая из Мелеуза, заготавливают хлеб на этот рынок».
     К концу XIX века в Мелеузовского волости имеются уже три пристани: в селах Мелеузово и Бугульчан, в деревне Васильевка. К ним приправляется лес. Жители Мелеуза и Бугульчан имеют возможность отапливать свои дома покупными дровами, тогда как в остальных селах дома отапливаются преимущественно соломой. Земли у мелеузовцев было немного, но среднему крестьянскому хозяйству ее хватало для посева зерновых, бедные и безлошадные крестьяне по разным причинам часть своих земель продавали, зажиточные крестьяне у них покупали. Таким образом, посевных площадей более или менее хватало, а вот лугов не было, на сенокос ездили к башкирам, покупали луга или косили исполу, то есть, половину скошенного сена отдавали хозяину лугов.
Пожарная вышка
Контора связи

     Безлошадные крестьяне, оставляя свое дело, приобретали ремесло пильщикам или плотника, тем кормили свою семью, или же всю оставшуюся жизнь батрачили.
     В начале XX века в Мелеузе – 612 дворов. Род занятий населения тот же – земледелие, торговля, кустарные промыслы, извоз. В селе уже две церкви, появились объекты, свидетельствующие о социально-бытовом росте: медицинская амбулатория, почтово-телеграфное отделение, ветеринарный пункт, сюда же отнесем винные и пивные лавки, как признаки приобщения к «цивилизации». Это данные 1906 года.
     О крестьянском быте, о натуральном хозяйстве вели преимущественно чуваши, об обычаях и обрядах оставил свои воспоминания Н.Н. Гаврилов. Добавим сюда свидетельства другого сторожила Мелеуза, заслуженного учителя школ БАССР Сайфи Баязитова:» В Мелеузе отдельные семьи изготовляли колеса, кадки, бочки, сундуки, оконные рамы, телеги, тарантасы, плетенки из прутьев, велось здесь гончарное, пеньковое производство, выделывались специалисты.»
     Особенно сильно развивалось в Мелеузе в первое пятнадцатилетие XX века торговое дело. Тут уже было 5 пристаней, к которым приправлялся лес, закатывались на берег сосновые деревья. На пристанях делались срубы для домов на продажу населению Мелеуза и близлежащих сел, деревень.
     Бывшие учителя Гульсум Абдрахманова Асфандиярова и Николай Васильевич Ярыгин описали дореволюционный Мелеуз с упоминанием имен предпринимателей и общественных деятелей, которые способствовали экономическому и культурному развитию Мелеуза.
     Перечисляя бывшие магазины, склады, ларьки, они подчеркивают особое значение еженедельных базаров, а также ежегодных ярмарок, на которые съезжались тысячи покупателей и продавцов с окрестных сел и деревень. «В Мелеузе было четыре базара, - вспоминает Г.А. Асфандиярова, первый, хлебный базар, находился по левую сторону моста на берегу Мелеузки; второй, скотный, находился по правую сторону моста, он же был и сенной; третий базар – овощной, а также гончарных и железных изделий. Ряды третьего базара тянулись от дома купца Баязитова до магазинов крупных купцов на правом берегу Мелеузки. Там же располагались пельменные лавки, которые в дни торговли продавали людям горячие пельмени. Четвертый базар находился по улице Щепной, начиная щепными рядами, где продавались деревянная посуда, другие изделия из дерева, кончая базаром на конце улицы, ближе к пристани».
Художественная школа

     На базарах можно было купить кирпич, кузнечные и шорные изделия, домашнюю утварь, обувь и одежду, детские игрушки, белую глину и древесный уголь, здесь продавались продукты крестьянского хозяйства, дары рек и лесов.
     В Мелеузе в это время работали четыре мельницы: купцов Поповых, Маслова и паровая мельница кредитного товарищества. Здание последней сохранялось до 1993 года на улице Правды за бывшим кинотеатром им. Крупской. Кроме того, в северной части села был кирпичный завод купца Хабибуллы Усманова, по некоторым данным, с мощностью до 100 тыс. кирпичей в год; не меньше давал и завод куца Григория Попова.
     Кредитное товарищество «Крестьянское дело» (с конца XIX века по 1916 год) немало способствовало экономическому развитию села. Помимо паровой мельницы товарищество держало склад сельхозмашин (владелец Биккер), механические мастерские.
     Просвещение и культура в Мелеузе, как и в любом дореволюционном провинциальном селе, развивались очень медленно.
     Жители Мелеузовского Зирганского сельских обществ просили Министерство народного образования открыть у них училище. Однако полагалось иметь только одно двухклассное училище для сельского населения в уезде, поэтому в 1874 года было решено открыть его с шестилетним курсом обучения в селе Зиргане, по тогдашним временам» «весьма населенной местности». А в Мелеузе решено открыть одноклассное с трехлетним обучением и назначением учителя, знающего инородческие языки этой местности.
     В 1875 году инородческая школа была открыта, в ней обучались дети русских, чувашей, татар мордва, башкир. На должность учителя был назначен Фома Сергеевич Аксинский, закончивший Сибирское уездное училище.
     В 1889 году училище «сгорело дотла с пристроями и мебелью, библиотекой во время пожара, истребившего 122 дома. «До 1895 года училище занимало временную квартиру и лишь в указанном году вновь построено здание училища, деревянное, одно этажное. Здание сохранилось до сих пор и по праву считается школой - ветеринаром. Ныне здесь помещается детская художественная школа. По отчетным данным 1897 года в инородческой школе в трех классах обучалось 102 ученика. Заведовал школой один из активных общественных деятелей народного просвещения Семен Иванович Иванов. В течение многих лет он усилено хлопотал об открытии в Мелеузе Высшего начального училища. Наконец, в 1912 году его открыли. Сначала оно помещалось в доме купца Горшенина, а в 1913-1914 годах за мельницей кредитного товарищества на деньги купцов построили специальное двух этажное деревянное здание. Оно не сохранилось, сгорело во время пожара 1919 года. Обучение велось на русском языке. Детям других национальностей было труднее попасть в училище, но все же в каждом классе учились по 2-3 башкира, татар, мордва, чуваш и украинцев. После революции 1905 года стараниями передовых учителей из числа татарской интеллигенции. В Мелеузе открыли мужскую и женскую татарские школы, одна из которых была при мечети с 1908 года.
     Интересны по отношению к истории мечети записи Н. Гаврилова: «Первое десятилетие XX века для служителей мусульманской религии в Мелеузе было периодом страды по вербовке прихожан в будущую мечеть. Ведь татарские купцы были самыми богатыми, а мечети у них не было. Вот и вербовали чувашей в свою веру. Так, приняли мусульманство чуваши Никифоровы и стали Якуповыми, Романовы стали Рахматуллиными, Савельевы приняли фамилию Шафиковы и т. д.» Так с миру по нитке, по словам деда Гаврилова, набрали достаточное количество прихожан для строительства мечети. По одним данным, в 1908 году, по другим в 1910 – 1911 г, мечеть была возведена и по сей день, правда, в советское время со снесенным минаретом, служит это здание. После госбанка здесь обретались, сейчас здание вновь передано мусульманам.
     «До 1911 года в Мелеузе не было ни театра, ни кино, - вспоминает Г.Асфандиярова, - молодежь развлекалась в праздники на домашних вечеринках, веселилась на вертящихся каруселях около моста. Изредка приезжал цирк-шапито, привозилось и «немое кино», «туманная картина», говорили тогда».
     В 1911 году кредитное товарищество построили земскую библиотеку. Одновременно строились здания волостного правления и почты. И проектировщиком строились здания волостного правления и почты. И проектировщиком и подрядчиком строительства этих зданий был мелеузовец Панкрат Зимин со своей бригадой, - так вспоминает краевед города Константин Терентьевич Писяев. Земская библиотека – читальня с клубным залом – стала одним из первых учреждений культуры в южной чести Башкирии.
     Сельская интеллигенция организовывала в клубе спектакли, концерты. В 1913 году открылся русский любительский театр, первая постановка – комедия А. Чехова «Медведь». В марте 1914 года молодой Газиз Альмухаметов, впоследствии классик башкирской музыки, открыл здесь татарский любительский театр.
     Здание земской библиотеки в годы Советской власти послужило сначала клубом имени М. Калинина, затем кинотеатром им. Крупской. Оно не сохранялось, снесено в 1984 году сейчас только неофициальное название остановки автобуса напоминает о нем.
     Последняя перед революцией 1917 года подворная перепись населения (1912-1913 гг.) выявила в Мелеузе 837 хозяйств, в том числе 520 безлошадных дворов. Это говорит о том, что земледелием в то время занималась меньшая часть населения, большинство же – кустарным ремеслом, торговлей, обслуживанием предпринимательских производств: кожевенного, кирпичного, лесного и других. В Мелеузе в то время проживало 4728 человек.
     Таким образом, из потерянного на почтовом тракте извозчичьего яма за 240 лет Мелеуз стал городом, в котором проживает уже более 64 тысячи человек. По своему экономическому и социальному положению он занимает примерно среднюю позицию среди 21 городов Башкортостана.
     История любого населенного пункта, тем более города - это прежде всего история его экономического развития. Поэтому в нашем небольшом путешествии в прошлое и настоящее Мелеуза мы постарались дать характеристику именно в этом отношении.
     источник: www.rodina-portal.ru

         Родились в городе Мелеуз:

  • Мулюков Ильнур Радикович - заместитель главы администрации муниципального района Мелеузовский район Республики Башкортостан по социальным вопросам.


free counters

Яндекс.Метрика