ya_palomnik
Салаватский район
Salavatsky area of the Republic of Bashkortostan

Для веб-мастеров. Пользуюсь хостингом в Германии 3 года.
Рекомендую, нареканий нет.
Поиск по сайту
Татары за рубежом Районы Татарстана Статьи Старые фото городов
Татары в России Районы Башкортостана Известные люди Музыкальные коллективы

Главная / Районы Башкортостана

История Салаватского района

     Территория расселения башкир Тырнаклинской, Тюбелякской, Мурзаларской, Каратавлинской, Кыр- и Шайтан-Кудейской волостей вошла в состав Салаватского района. В прошлом они находились в составе Сибирской дороги (округа) Уфимского уезда (1586—1708), затем Уфимской провинции (1708—1744), Оренбургской (1744—1865), затем после разделения последней на две губернии — Уфимской (с 1866 г.) губерний. Почти все волости с 1781 г. были подчинены Уфимскому уезду, кроме Тырнаклинской и Тюбелякской волостей, подвластных Троицкому уезду. В 1798—1865 гг. их села находились в составе башкирских кантонов (4-го, 8-го). С 1866 г. кровнородственные башкирские волости, в т.ч. и вышеназванные, были преобразованы в территориальные - Верхне-Кигинскую, Калмакуловскую (затем вместо нее - Насибашевская), Мурзаларскую. Последняя, хотя и сохранила прежнее название волости, территориально существенно была расширена.
     Территорию района в прошлом занимали вотчинные земли башкир Тырнаклинской, Тюбелякской (обе - в составе Троицкого уезда), Мурзаларской, Каратавлинской, Кыр-Кудейской и Шайтан-Кудейской волостей Уфимского уезда, бывших родов из племенного объединения айле. О происхождении, переселении и расселении их жителей читатели могут найти интересные материалы в монографиях С.И. Руденко и Р.Г. Кузеева.
     Прежде чем перейти к характеристике населенных пунктов Мурзаларской волости, приведем некоторые сведения о последней. Вотчинное земельное владение волости еще долгое время было общее, совместное с башкирами других волостей Айлинского племенного объединения. По словам поверенных Мурзаларской волости, в 1695 г. была получена жалованная грамота на ее вотчинные земли, часть которых в 1789 г. была захвачена башкирами Тырнаклинской волости.
     Но через 4 года в 1793 г. последние из д. Лагерево утверждали, что они владеют захваченной землей по записи 7188 (1680) г., данной в Уфе «от башкирцев Бекбая Баубекова с 12 товарищами Айские волости Сибирской дороги той же волости башкирцам Елкутлы Килимбетову с 12 же товарищами». Стороны, переговоря между собой «в исковом незаплаченного за 3 года ясаку и 33-х куниц насильстве», помирились и договорились о том, чтобы «владеть вотчиною ему, Елкутле, по урочищам Каратав по Арке до Миясу речки до вершины, а от нее на речку Кишамбе, а от нее на Сман Илгу, а от нее же на суходол Вольязы, а от нее чрез Юрузань на суходол Арияш Язы, от него на вершину суходола Курукалмав, а от него на Колонтур на Кимшат, а от него до вершины Сикияз Башибиктов, а от него по Арке Зиланыш до вершины речки Миякину и по ней до Юрузаню и чрез него на устье Малаяза и по нем до устья речки Маякину и по ней до вершины на Каратав, в которой вотчине ходить вообще с того 7188 года июня 29 дня до 7198 года, а после того владеть всякому своим жеребьем. 33 куницы платить ему, Елкутле, с товарыщами». Чья эта вотчина (или часть ее) — Мурзаларская или Тырнаклинская? Скорее всего, Мурзаларская.
     До получения в 1695 г. мурзаларцами жалованной грамоты в Москве не раз составлялись раздельные записи с тем, кому и где владеть землей в составе Айских волостей. Такая раздельная запись, составленная 23 августа 7192 (1684) г., была дана башкиром Айских волостей Чураманом Тойказиным башкиру тех же волостей Елкутле Килимбетову. Ответчиком был Чураман, истцом — Елкутлы. Последний обвинял Чурамана «в вотчином насильстве 10 куниц, в увечье и в бесчестье». Не обращаясь в суд, стороны помирились с тем, чтобы ответчику «в его, Елкутлину, вотчинну не ходить и насильства никакого не чинить».
     Все это означало, что вотчинные земли всех айлинских башкир были общими, хотя между родами-волостями территории их расселения на основании вышеприведенных раздельных записей были разделены, имели свои границы, на которые соседи часто покушались, поскольку их вотчины властями официально не были разграничены, размежеваны. Поэтому все 10—12 родов-волостей (В 1735 г. их было 11: Айлинская, Упейская, Дуванская, Сызгинская, Чарлынская, Мурзаларская, Карата-Улынская, Сартская, Тюбелякская, Тарлак-Лынская, Чюблы-Сызгинская; в 1737 г. - 10 (кроме Чюблы-Сызгинской). У П.И. Рычкова их 13 (кроме вышеназванных еще Аршинская, Таз-Дуванская, Еирлинская).), некогда входивших в Айлинское племенное объединение, платили в казну ясак в объеме 340 куниц. Сколько вносила в этот объем ясака каждая из волостей — неизвестно.
     Но известна территория расселения каждой из них. Территория 12 айлинских волостей, куда входили все 6 волостей, расположенных на земле нынешнего Салаватского района, сравнительно четко определена в ясачной книге за 7181 (1673) г. Тогда подьячий Уфимской приказной избы Иван Жилин в целях сбора ясака объездил разные деревни, в т.ч. и д. Мурзалар (сегодня Мечетлино), и переписал имена башкир, которые ему говорили, что «вотчина у них вообще». И он указал межи — границы этой вотчины. «А межи той вотчине первая от Куваканской вотчины вверх по Аю реке до устья речки Тосмы и вверх по той речке до вершины и до Уралу горы подле Табынской вотчины, а подле той Уралу горы до вершины речки Кислим да подле речки Чекиль от Черлинской вотчины на речку Казугунбаши, а с той речки на речку Узеренды, а с той речки на вершину речки Арши, а с той вершины на речку Ургал и по той речки с устья и до вершины через гору Узень на речку Аргал с вершины и до устья, а от оного вверх оного реке через гору на речку Сасику, а с той речки на речку Кулгулу, а с оной на вершину речки Башану и вниз по той речке на речку Кандуширу и до Аю реки и в той де вотчине зверныя и рыбныя ловли и бобровыя гоны и бортные ухожъи и всякие угодья ясаку по окладу на Уфу платят по 340 куниц, а сколько по тем правам оной Мурзаларской волости известной четвертной меры принадлежит, того в них не написано». В реестре и описании башкирских волостей за 1730 г. указано месторасположение Айских волостей: «по Аю и за Уралом в разных местах по озерам; по Аю горы леса и поля, а за Уралом больши степи; и от Уфинской стороны тележный путь до Уралу самой нужной, а по за Уралом с Сибирской стороны свободный путь».
     И, наконец, в 1803 г. завершилось межевание земель в Мурзаларской волости, по итогам которого в ней оказалось 185479 десятин земли, в т.ч. 3685 десятин неудобной. Из всего количества земли под пашней находилось 5970, под сенокосными угодьями — 4063, под лесом — 159497, под степью — 12082 десятин. Вся эта вотчина находилась в руках 674 башкир-вотчинников (по VII ревизии 1816 г.), которыми были припущены 464 души мужского пола из тептярей и новокрещеной мордвы.
     По закону о земле 1832 г. вотчинникам в количестве 1153 душ мужского пола (по VIII ревизии 1834 г.) из расчета по 40 десятин на душу полагалось всего 46120 десятин земли, припущенникам: тептярям на 298 душ по 30 десятин на душу — 8940 десятин, государственным крестьянам на 203 души по 15 десятин на душу — 3045 десятин. Для всех сословий отводилось 58105 десятин, оставалось свободной 123688 десятин волостной земли, не считая 3686 десятин неудобных угодий.
     Интересно отметить, что из 127 башкир-челобитчиков под документом свои тамги поставил 91, в т.ч. 83 рядовых, 8 юртовых есаулов, подписались на тюрки 36, в т.ч. 16 рядовых, мулла, походный старшина, 2 хорунжих, 2 пятидесятника, 8 сотников. Исходя из этих сведений можно констатировать, что треть мурзаларцев-челобитчиков умела читать и писать на тюрки (на арабской графике).
     Башкиры-вотчинники Мурзаларской волости практиковали припуск людей на свои земли. Так, в 1713 г. Еман Бебаев, Урусла Багарин, Боскун Акбурин с одно-вотчинниками припустили башкира Таныпской волости муллу Чурагула Тойгильдина за 49 руб. навечно на часть своей вотчины по р. Юрюзань и другим рекам, отданную еще его деду Ишкею Янсеитову с условием: если из таныпцев убьют на охоте лося, то его мясо «отдавать тому, кто его убил, а лосиную кожу делить вопче с ними, Еманом с тов.». В то же время сами мурзаларцы могли оказаться среди припущенников. Такая участь ожидала Сакесыпа Калмакова, Кожая Маметева, Каракусюка Аркаева, Секе Иркенеева с детьми, братьями и племянниками, когда башкир Картавлинской волости Истамгул Юлдашев с товарищами припустил их по записи 1729 г. «на свою вотчину, чтобы жить вечно» с условием уплаты припущенниками части ясака припускаемой волости.
     Не менее интересен материал об одном из упомянутых выше мурзаларцев — Урусле Багарине, выступившем заимодавцем по документу 1718 г., когда татарин д. Альменево Свияжского уезда Сулейман Чурин занял 10 руб. денег с условием отработки части долга (1 руб. 50 коп.) в течение года с проживанием на полном иждивении во дворе хозяина, выполняя его «домашнюю и отъезную работу» с добавлением «накосить полтораста копен сена да поставить сажен полененых дров, да зделать баню и в ней внутрь, как надлежит». Остаток долга он обязывался вернуть деньгами
     Старшиной Мурзаларской волости, имевшей в 1773 г. в своем составе 249 дворов, в 60—70-х гг. XVIII в. был Туманчи Ювашкин, до этого — Симак Кусаков, затем его сын Асман Симаков (Семейка), оказавшийся в Среднем казахском жузе вместе с многочисленными башкирами-повстанцами во главе с Карасакалом.
     Прежде чем перейти к краткой истории башкирских населенных пунктов Мурзаларской волости, заметим, что 50 селений башкир по р. Ай в 1736 г. были сравнены с землей карателем А.И. Тевкелевым. Это привело к тому, что многие поселения мурзаларцев возникли после этого акта вандализма, а также после жестокого подавления пугачевского движения.

free counters