ya_palomnik
Ибрагимов Ринат Рафгатович
Ibragimov Rinat Rafgatovich

Слушаем музыкальные произведения на странице "Музыкальный деликатес".
Для веб-мастеров. Пользуюсь хостингом в Германии год. Рекомендую, нареканий нет.
Поиск по сайту
На главную Татары за рубежом Районы Татарстана Статьи Мой Нефтекамск Фотогалерея Татарские песни
Известные люди Татары в России Районы Башкортостана Казанский Кремль Фото Нефтекамска Музыкальные коллективы Карта сайта
Ибрагимов Ринат Рафгатович

Ибрагимов Ринат Рафгатович

     Родился 6 ноября 1956 г. в деревне Мамашир Кукморского района Татарской АССР.
     Как татарин из деревни Мамашир Кукморского района Татарстана стал востоковедом

     Взлет по маршруту: Мамашир - Камбоджа
     Глядя на невысокого, сдержанного на слова и эмоции татарина, который на вьетнамском и английском языках говорит как на родном, знает китайский и французский, верится с трудом, что он родом из деревни Мамашир Куморского района республики.
     - Я родился в семье колхозника, - неторопливо рассказывает Ринат Рафгатович. - Но у моего отца, как и у деда, была тяга к знаниям - они любили читать. В 1972 году, после окончания восьмилетней школы, я поступил в Казанский электротехникум связи. Успевал заниматься в Казанском аэроклубе в Куркачах. Когда выучился на радиотехника, меня направили работать в союзную магистраль связи в город Нерчинск Читинской области. Туда раньше декабристов ссылали…
     Потом была срочная, сверхсрочная служба в частях Забайкальского военного округа, где, как ни странно, пересеклись две параллельные в жизни Ибрагимова: летное дело и связь. С начала 80-х он уже работал старшим бортрадистом летного отряда Кемеровского авиапредприятия, обучался в Центре подготовки летного состава международных авиалиний Шереметьево-2.
     - В 84-м году меня направили в зарубежную командировку в Камбоджу в качестве штурмана-радиста по линии внешторгобъединения «Авиаэкспорт», - рассказывает Ринат Рафгатович. - Как вы знаете, несколько лет там свирепствовал режим Пол Пота - Йенг Сари, уничтоживший чуть ли не треть своего народа. После свержения этого режима к власти пришла компартия во главе с Хенг Самрином, помогать которой вызвались вьетнамские добровольческие войска. Они ввели в Камбоджу танки, артиллерию, авиацию. Советские летчики, строители, работники Посольства СССР были их правой рукой.
     В Камбодже Ринат Ибрагимов впервые познакомился с вьетнамцами: они вместе летали, охраняли аэродром. Но во время полетов в эфире была только вьетнамская речь. Как работать дальше? Как понимать друг друга?
     - Жизнь заставила меня запоминать вьетнамские слова, фразы, - продолжает свой рассказ Ринат Рафгатович. - В итоге я взялся изучать специальный справочник для летчиков, в котором было много вьетнамских специальных терминов. Дальше - больше.
     А поскольку наш татарин был самым молодым коммунистом и быстро овладел языком, то вскоре партком Посольства СССР в Народной Республике Кампучия (Камбоджа) назначил его ответственным за политическую работу с камбоджийской молодежью - доверил проводить идеи «светлого будущего» в массы.
     - Моими учениками были в основном безграмотные крестьяне, - вспоминает Ибрагимов. - Мы много общались, открывали друг другу свои мечты и планы, и вы знаете, почему-то я проникся любовью к этому народу, загорелся желанием изучать их историю, культуру, традиции. Ибрагимов Ринат Рафгатович
     Но как штурман-радист из Татарии мог остаться у камбоджийцев и вьетнамцев? Ответ подсказали новые друзья - студенты советских вузов - будущие востоковеды, которые проходили практику в Камбодже и в дальнейшем планировали работать в Юго-Восточной Азии.
     - Я только тогда и узнал, что есть специальность, которая мне по душе, - акцентирует Ибрагимов. - С твердым желанием выучиться на востоковеда я вернулся из Камбоджи в Кемерово, где меня ждали жена и двое сыновей.
     Полет по собственному желанию: Ленинградский университет
     Штурман-радист стал сразу узнавать, в какие вузы он может поступить. Увы, выбора практически не было: в Москву принимали только со столичной пропиской, а декан восточного факультета Ташкентского университета, оказавшийся татарином, вразумил, что надо поступать в Ленинградский университет, где сильная востоковедческая школа.
     - В 1986 году, когда мне исполнилось 30, я поступил на восточный факультет ЛГУ, - констатирует Ибрагимов. - Вместе со вчерашними школьниками сдавал вступительные экзамены. Я выбрал отделение, где изучали четыре языка - китайский, вьетнамский, английский, французский. Факультативно изучал кхмерский (камбоджийский) язык.
     В 1989 году Рината Рафгатовича отправили во Вьетнам, на стажировку в Государственный университет Хо Ши Мина.
     - Это были самые лучшие годы моей жизни, - улыбается собеседник. - Только тогда я действительно понял, насколько скудную информацию получает человек о стране, находясь в ней без знания языка. Не случайно преподаватели нам всегда повторяли: «Надо ходить по городу, постоянно общаться с жителями!» В Ханое у меня появилась масса друзей как среди вьетнамцев, так и среди будущих востоковедов-вьетнамистов из МГИМО, Института стран Азии и Африки при МГУ. Один из них - Геннадий Бездетко - сейчас консул России в городе Хошимин.
     Ко всем советским людям вьетнамцы относились очень доброжелательно. Многие учились в Советском Союзе: знали наши обычаи, традиции. Ринат Рафгатович вспоминает, что часто с преподавателями-мужчинами они выходили из душных аудиторий в местные пивные заведения - биа-хой, которые намного приличнее наших, и вьетнамское пиво, которое в них подается, - вкусное, некрепкое. Вот уж где не было недостатка в общении на вьетнамском языке!
     - В 1990 году, когда стажировка закончилась, в Государственном университете Хо Ши Мина мне дали приглашение для поступления в аспирантуру, - вспоминает Ринат. - Я был очень польщен. С официальной бумагой направился в международный отдел Ленинградского университета. Помню, удивился, увидев на этой должности нетипичного для тех времен руководителя - молодого, крепкого, энергичного. Это был Владимир Путин. Он дал мне добро для дальнейшей учебы во Вьетнаме.
     Вынужденная посадка: Ханой
     - Я отправился в Ханой один, думал, быстренько там устроюсь и привезу семью, - вспоминает собеседник. - Да какой там! Во вьетнамской аспирантуре я проучился всего три месяца - только начал заниматься исследованиями вьетнамско-камбоджийских экономических связей, как распался Советский Союз! После августа 91-го я оказался в числе 35 студентов и аспирантов из СССР, повисших во Вьетнаме в воздухе! Сначала мы жили в долг, потом подрабатывали, но какие деньги может заработать в чужой стране переводчик? Постоянно ходили к нашему консулу, жаловались, но бесполезно: никто не знал, что делать! Нас сильно пугала неизвестность.
     Новый взлет: Урумчи и Ханой
     В переломный для нашей страны год брат Рината - Ильгизар Ибрагимов - возглавлял Мамадышский район республики. Выяснив обстановку в стране, он позвонил брату во Вьетнам: «Надо возвращаться в Казань!» Вернувшись на родину, востоковед устроился на Казанский компрессорный завод в отдел внешнеэкономических связей.
     - Моей задачей был поиск рынков сбыта продукции компрессорного завода, - вспоминает он. - Я начал с Китая и Вьетнама. И через полгода меня утвердили официальным представителем компрессорного завода в Китае.
     В начале 1990-х компрессорный завод и другие наши предприятия получили право самостоятельно торговать с зарубежными странами и нуждались в новых рынках сбыта продукции. В связи с этим Ринату Рафгатовичу удалось убедить Ахмета Галеева - гендиректора компрессорного завода (в те годы он одновременно возглавлял и Ассоциацию промышленных предприятий РТ) провести в Китае нечто вроде «рекламной акции» продукции предприятий Татарстана. В том числе представить и малолитражку «Ока». И вот уже наш герой в осенний пасмурный день плотно набил «Окушку» рекламными материалами, макетами и образцами изделий так, что места в машине оставалось только для щупленького водителя-путешественника, и выехал из Казани на Восток так сказать покорять заморские страны! Отмахав почти десять тысяч верст, с многочисленными приключениями миновав сибирские просторы, казахстанские степи и горы Тянь-Шаня, и опять бескрайние степи, на этот раз китайские, почти через месяц он благополучно добрался до города Урумчи, что в Синьцзян-Уйгурском автономном районе Китая. С этого дня начался новый этап в его жизни. Вскоре и семья переехала к нему в Китай.
     А там с семьей Ибрагимова произошел забавный случай. Сыновья Марат и Марсель ходили в обычный китайский детский сад и родители, конечно, хотели, чтобы они выучили китайский язык. Но однажды, когда они зашли к сыновьям в тихий час, застали необычную картину. Их дети - «профессора в ползунках» - с важным видом восседали на высоких стульях и обучали русскому языку своих китайских воспитательниц, которые расположились вокруг них и старательно записывали что-то в свои тетрадки.
     Четыре года Ринат Ибрагимов проработал представителем компрессорного завода, а в 1996-м был переведен в Агентство по развитию международного сотрудничества при Кабинете министров РТ - назначен заместителем начальника Центра международных связей и работал в направлении развития экономических связей республики со странами Азиатско-Тихоокеанского региона, в первую очередь, с Китаем, Вьетнамом и Монголией. Через три года он - главный специалист Министерства торговли и экономического сотрудничества Республики Татарстан, которое тогда возглавлял Хафиз Салихов.
     С 2000 года Ринат Рафгатович - торгово-экономический представитель Республики Татарстан в Социалистической Республике Вьетнам. Наша республика стала первой из субъектов Российской Федерации, учредившая свое представительство во Вьетнаме. Во многом благодаря деятельности представительства объем экспорта из Татарстана в эту страну увеличился в несколько раз. Во Вьетнам стала поставляться различная продукция - вертолеты и автомобили «КАМАЗ», корабли Зеленодольского судостроительного завода, продукция ОАО «Нижнекамскнефтехим», «Нижнекамскшина», Казанского оптико-механического завода и многих других. Наметились хорошие перспективы сотрудничества со странами Юго-Восточной Азии у ряда предприятий республики. В 2001 году объем продаж грузовых автомобилей «КАМАЗ» во Вьетнам достиг 1300 штук - это более 40% от всего объема экспорта этих автомобилей в те годы.
     - С 2005 года я уже в Татарстане, но душой все равно всегда остаюсь с Вьетнамом, - говорит востоковед. - Зная, что в Казани довольно многочисленная вьетнамская диаспора, я предложил им создать национально-культурную автономию. В итоге была зарегистрирована республиканская общественная организация «Вьетнамское общество «Доанкет» («Единство»), меня избрали исполнительным директором и заместителем председателя этого общества.
     Деятельность «Доанкет» многогранна: помимо укрепления связей между странами и организацией визитов руководства республики во Вьетнам, оно занимается сохранением и развитием традиций, языкового и культурного наследия осевших у нас вьетнамцев.

     источник: Журнал "Наш дом - Татарстан", Наталья Вяткина, фото автора и из архива Рината Ибрагимова

free counters