ya_palomnik
Ильясова Юмабика Салахетдиновна
Iljasova Jumabika Salahetdinovna

Слушаем музыкальные произведения на странице "Музыкальный деликатес".
Для веб-мастеров. Пользуюсь хостингом в Германии год. Рекомендую, нареканий нет.
Поиск по сайту
На главную Татары за рубежом Районы Татарстана Статьи Мой Нефтекамск Фотогалерея Татарские песни
Известные люди Татары в России Районы Башкортостана Казанский Кремль Фото Нефтекамска Музыкальные коллективы Карта сайта
Ильясова Юмабика Салахетдиновна

Ильясова Юмабика Салахетдиновна

     Родилась 1 ноября 1957 года в д. Акъюлово Хайбуллинского района Башкирской АССР.
     Башкирская поэтесса, член Союза журналистов и Союза писателей Башкортостана и Российской Федерации.
     В 1979 году окончила Башкирский государственный университет, факультет филологии.
     1979-1991 гг. - корреспондент, заведующая отделом литературы и искусства в редакции газеты "Башкортостан пионеры";
     1991-1994 гг. - заведующая отделом литературы и искусства, заместитель главного редактора редакции газеты "Йэшлек";
     1994-1996 гг. - возглавляла отдел литературы и искусства в редакции газеты "Башкортостан";
     1996-1999 гг. - ответственный секретарь журнала "Башкортостан кызы";
     1999-2013 гг. - главный редактор журнала "Башкортостан кызы".
     С 2013 года - заместитель председателя государственного собрания-Курултая Республики Башкортостан пятого созыва.
     В 2008 году избрана депутатом Государственного Собрания — Курултая Республики Башкортостан, где является членом комитета по образованию, культуре, спорту и делам молодежи.
     Избрана членом президиума и правления Союза женщин Республики Башкортостан и исполкома Всемирного курултая башкир.
     Звания, награды, публикации:
     Заслуженный работник печати и массовой информации Республики Башкортостан.
     Заслуженный работник культуры Российской Федерации.
     Почётная грамота Государственного Собрания — Курултая Республики Башкортостан.
     Автор поэтических сборников «Падают, падают золотые листья», «Не желтей, лето», «Волшебная ночь», «В ракушке», «Возле счастья», «Порыв ветра», «Остаюсь собой».
     Из интервью "Тайна рождения стиха":
     – В раннем детстве думалось, что Вы станете поэтессой?
     – Даже не помышляла об этом, но благодаря тому, что в моей семье выписывались почти все газеты и журналы, выходившие в республике, уже со второго класса я много читала. Помню первый большой роман, который я одолела. Это был труд Яныбая Хамматова «Золото собирается крупицами», опубликованное в журнале «Агидель». Это произведение настолько меня впечатлило, что я завела тетрадку и на обложке большими буквами написала «РОМАН».
     – Чему была посвящена Ваша проба пера?
     – В моем «романе» из трех страниц я пыталась описать природу, людей, окружавших меня.
     В третьем классе мы с моей подругой Альфией запоем читали трилогию Зайнаб Биишевой «К свету». Очень переживали за ее тяжелое детство. То, что теперь писательница щеголяет в шелковом платье – для нас был предел мечтаний.
     По окончании шестого класса я знала практически всю башкирскую литературу. К сожалению, в деревне было очень мало книг на русском. Будь их больше, я бы лучше знала творчество русских писателей.
     Тогда же, в третьем классе, написала стихотворение про нашу деревню, всего одну строфу, но была очень счастлива, что получилось слаженно.
     До сих пор помню, как в эйфории прибежала к маме.
     – Юмабика-апай, расскажите о своих родителях.
     – Я родилась через 12 лет после окончания войны. Мой отец Салахетдин Язарович – фронтовик, инвалид второй группы. Отец держал пасеку и, накачав меду, наполнял банку и посылал передать меня «кустанащ» (подарок) одиноким старухам, хватало на всех. Все жили одной семьей. Мама считает, что такая сплоченность и забота друг о друге остались после войны.
     В нашей деревне жило очень много одиноких женщин, потерявших мужей и сыновей на фронте. Но, несмотря на это, я не припоминаю глубокой печали, наоборот, сельчане были полны дружелюбия и любви друг к другу. Нас, братьев и сестер, в семье было семеро, я была последним ребенком, самым избалованным. Отец меня никогда не наказывал, все относились ко мне как равной.
     Помню, как однажды в гостях, оберегая меня, хозяева налили мне в чай молока больше обычного, чтобы он поскорее остыл. Это оскорбило меня до глубины души. Я разревелась и, пока мы с мамой не вернулись домой и не напились чаю из нашего самовара, не могла успокоиться. Такая была капризная.
     Может быть, жизнерадостность моя с тех времен. По крайне мере жизнь я узнала с ее светлой, поэтической стороны: ходишь по деревне, и все тебе улыбаются, любят. Этот безграничный запас любви я сохранила на всю жизнь. И в час, когда накатывает тоска, сердцем я возвращаюсь на малую родину. И даже подрастеряв кое-какие идеалы, верю, что доброта – сильнее.
     – Вернемся к Вашей учебе и творчеству…
     – Я очень хотела учиться в Гариповской гимназии (тогда она называлась школа-интернат № 1). Результаты моего тестирования были не самые лучшие, но, тем не менее, меня приняли. Было это в 1970 году.
     Кроме общеобразовательных дисциплин в гимназии работал литературный кружок. Его руководитель и преподаватель литературы Сажида Хамадъяровна Зайлалова безумно любила своих подопечных и для нашего развития приглашала в гости писателей и поэтов: Мустая Карима, Сагита Агиша. Как-то раз я прочитала со сцены стихотворение, посвященное реке Агидели, за что заслужила похвалу Мустафы Сафича.
     В республиканском журнале «Пионер» было опубликовано стихотворение, посвященное маме. Она была так счастлива, считала, что еще никогда не удостаивалась подобной чести.
     В 1974 году я окончила гимназию и поступила на филфак БГУ, а так как я хорошо знала национальную литературу, учиться мне было просто, и, когда встал выбор о будущей профессии, я задумалась. После первой педагогической практики я поняла – не быть мне учительницей. Я могла объяснить тему, интересно рассказать о писателях, но тут же хотела получить отдачу со стороны учеников. Я поняла, что мне не хватает эмоций, чтобы любить всех своих учеников, как это делали преподаватели в гимназии. Я восхищалась женщинами, которые усыновляют чужих детей. Я бы так не смогла. Как выяснилось, всегда окруженная заботой и вниманием, я очень скупа в любви.
     Поняв, что мне не суждено быть педагогом, подалась в журналистику. Была уверенность, что, будучи журналистом, можно повлиять на общественную жизнь. Порою это получалось. А сейчас СМИ испытывают кризис жанра – только информация и политика. За материалами не видно человека, его души. Раньше писатель-журналист отстаивал гражданина. Это был настрой всей страны, правительства, искусство и литература служили тому же. Была ответственность художника за свои произведения.
     Еще в конце пятого курса БГУ у меня был готовый сборник, лирические стихи которого однокурсницы заучивали наизусть. Но я не решалась, не хватало смелости предложить его издательству.
     Тогда мы восхищались такими писателями, как Быков, Астафьев, Распутин, Бондарев. Симонов к тому времени уже был в зените славы. И сейчас я думаю, появятся ли у нас писатели с такой душой, такого уровня таланта? Я стараюсь не смотреть телевизор, не слушать современные концерты, но так или иначе мы все равно привыкаем к заниженной планке культуры. И недавно, посмотрев в записи концерт Муслима Магомаева, поняла, насколько велика разница между исполнителями той эпохи и современными артистами, заполонившими эфир.
     – Юмабика Салахетдиновна, что у Вас сейчас в творческом багаже?
     – Сейчас у меня семь книг, последняя еще в наборе. Первая вышла поздно, опять же сыграл роль подавляющий авторитет мастеров. Конечно, старших нужно почитать, но это не должно касаться твоего творчества, твоей карьеры. Зря потратила самое драгоценное время, когда была молодой, могла творить, быть звездой…
     Тогда я уже вышла замуж, родила детей, и тут женское начало взяло свое, а вот творчество дало сбой. Мне кажется, человек рождается дважды: сначала от своей матери, от родной земли; затем – от своей любви, переживая перерождение, очень мучительное. И кажется, что ты с ним – одно целое, но не всегда это так.
     В молодости думаешь: выйдешь замуж, родишь детей – и окажешься в раю. Зачастую оказывается наоборот – двери в рай закрываются. И сможешь ли ты их открыть, зависит не от тебя одной. На это влияют многие факторы: какая ты сама, с кем ты живешь, насколько вы терпеливы, качество ваших душ и даже наличие определенной приземленности в какой-то мере необходимы. Реальнее на любовь надо смотреть, без розовых очков.
     В Библии слово «любовь» используется не для описания взаимоотношений Адама и Евы, а в отношении детей. Первая библейская заповедь гласит: «плодитесь и размножайтесь», а любовь относится именно к рождению детей, совместному ведению хозяйства.
     – В 1999 году Вас назначили главным редактором журнала «Башкортостан кызы». Как Вы вспоминаете эти годы?
     – В этот год от меня ушли стихи. Я даже взяла творческий отпуск, чтобы сочинять и вернуться в то состояние. По капле выдавливала из себя пустые строчки, но тщетно. Только через год смогла вернуть себя в мир образов, где рождаются стихи. Причем практически училась писать их заново. А потом – как прорвало, стихи рождались сами собой, их не нужно было вымучивать. Это счастье обретения длилось целый год, когда я на физическом уровне ощущала приближение образов, оставалось только их запомнить и записать.
     Марат Терегулов (газета "Истоки"), www.istoki-rb.ru

free counters