ya_palomnik
Юсупов Алим Данилевич
Yusupov Alim Danilevich

Для веб-мастеров. Пользуюсь хостингом в Германии 3 года.
Рекомендую, нареканий нет.
Поиск по сайту
Татары за рубежом Районы Татарстана Статьи Старые фото городов
Татары в России Районы Башкортостана Известные люди Кухня народов


Главная / Известные люди / Известные люди на Ю

Юсупов Алим Данилевич

Юсупов Алим Данилевич

     Родился 18 марта 1972 года в г. Уфа Башкирской АССР.
     Учился на факультете журналистики Уральского государственного университета в Екатеринбурге, на 4-м и 5-м курсе стажировался в Москве, в Московском государственном университете, на международном отделении факультета журналистики МГУ. Одновременно, с 1992 по 1994 год работал на телеканале РТР внештатным корреспондентом информационной программы «Вести». С 1994-го, по окончании учёбы, перешёл на канал НТВ на должность корреспондента службы информации, в 1998-1999 гг. – шеф бюро «НТВ» в Лондоне.
     В 2001 году после ухода команды Киселёва с НТВ перешёл работать корреспондентом телекомпании ТВ-6. В 2002 году после закрытия канала ТВ-6 стал работать на телеканале ТВС.
     В 2003 году (после закрытия канала ТВС) А. Юсупов перешёл на работу на Первый канал в качестве автора документальных фильмов. С 2005 года по настоящее время сотрудник Дирекции информационных программ Первого канала. Член Академии Российского телевидения с 2007 года.
     С 2011 главный редактор ОГТРК "Ямал-Регион".
     Член Академии Российского телевидения с 2007 года.
     Алим Юсупов ужаснулся, увидев себя на телеэкране
     Алим Юсупов вошел в индийский ресторан на Кузнецком мосту за минуту до назначенного времени. Пунктуальность — вежливость не только королей, но и специальных корреспондентов телекомпании НТВ.
     От скромности он не умрет
     — У меня было ощущение, что вы не придете.
     — Почему?
     — Ну, наверное, потому, что сегодня утром на НТВ опять «наехали» — провели обыски и допросы в вашем центральном офисе.
     — Думаю, без меня сегодня обойдутся…
     — Как вы пришли на телевидение?
     — Я закончил журфак Уральского госуниверситета в Екатеринбурге, а там была такая практика: самые инициативные студенты ездили на стажировку в Москву. Приехав в столицу, я хотел попасть в программу «Взгляд», но оказался уже на РТР. Мне повезло. Сначала я съездил с кем-то на съемку, а через день или два срочно понадобились свободные репортеры. Я никогда не страдал скромностью, напросился. Как сейчас помню: сюжет был о детях из Приднестровья, которые приехали отдыхать в подмосковные лагеря… Однако работать внештатником и получать лишь гонорары было не в моих планах, поэтому однажды я поинтересовался у главного редактора, возьмут ли меня когда-нибудь в штат. Кажется, он сказал, что со мной будет много возни: у меня не было ни прописки, ни квартиры, да и, честно говоря, не видели во мне перспективы. Тогда я пошел к Олегу Добродееву на НТВ…
     — Прямо так, с улицы?
     — Семь лет назад НТВ был очень рискованным телевизионным проектом. Все только начиналось, НТВ было еще несколько месяцев от роду. Возможно, я просто оказался в нужное время в нужном месте.
     — Вы — специальный корреспондент. Чем отличаетесь от простого?
     — Да ничем. По-моему, эти прилагательные остались со времен Центрального телевидения.
     — Кремль сейчас воспринимает НТВ как достаточно скандальный телеканал. Трудно работать?
     — Люди, с которыми я работаю в Кремле, в основном достаточно воспитанны, образованны и тактичны, чтобы выказывать мне свое отношение к политике канала. К тому же не считаю, что в своих сюжетах я позволяю себе делать вещи, которые бы давали серьезные поводы меня в чем-то упрекнуть. Во всяком случае пресс-служба Кремля не обижается. Бестактность, грубость, необоснованные утверждения — не мои инструменты.
     — Однако согласитесь, что, например, корреспондентам РТР охотнее предоставят эксклюзивную информацию…
     — Да, разумеется. Но нужен ли нам особо такой эксклюзив? Я думаю, что большая проблема РТР — вал официального эксклюзива от власти. Они вынуждены 3–4 минуты показывать «говорящую голову» какого-нибудь министра. Это на самом деле не очень интересно.
     — Но ведь обидно, когда обделяют информацией?
     — Разумеется. Однако мне, например, эта ситуация пошла на пользу. Она стимулирует работу журналиста с источниками. Например, я сейчас могу кое-кому позвонить на мобильный и узнать такие подробности, которые не услышишь ни на одной пресс-конференции.
     Камере виднее
     — Многие журналисты снимают и озвучивают свои сюжеты по некому шаблону. Вы же всегда работаете по-особенному…
     — Всегда можно сделать сюжет интересным, даже если это и официоз. Не обязательно начинать сюжет со слов: «Сегодня Владимир Путин принял в Кремле премьер-министра Михаила Касьянова». Можно начать так: «Президент пошутил, увидев Михаила Касьянова…» — а дальше дать синхрон, где Путин, допустим, говорит, что премьер выбрал отличный галстук. На любом журфаке учат подмечать любопытные мелкие детали. Жаль, что немногие репортеры это понимают.
     — Редактора сильно «правят» ваши тексты?
     — Редактора смотрят мои сюжеты вместе со всеми телезрителями. Мне доверяют. Не мне судить об уровне моего профессионализма, но в 99% случаев я знаю, что делаю.
     — Кто ваш самый заклятый враг?
     — Время. Телевизионным журналистам его всегда не хватает. Не успел на 2 минуты? Пропустил самое важное. Или другая головная боль: как из города Токио перегнать сюжет в город Москву в кратчайшие сроки? Я нервничаю, переживаю, от чего-то отказываюсь в жизни только потому, что люблю свою профессию.
     — Вы не боитесь камеры?
     — Перед камерой я могу разговаривать, как сейчас с вами. Тексты, конечно, пишу, но лишь тезисно. Никаких заготовок, никаких зубрежек наизусть. Просто я знаю, о чем рассказать людям. Когда я в первый раз увидел себя на экране, то ужаснулся. Было даже что-то вроде отвращения. Сейчас я себе тоже часто не нравлюсь, но понимаю, что камере виднее. До свадьбы пока далеко
     — Что вы можете сказать по поводу ушедших на другой канал журналистов? Нет ощущения, что вас предали?
     — У нас всегда были хорошие отношения в коллективе. Это просто смена работы, и ничего трагического в этом нет. Не могу сказать, что меня лично кто-то предал. Правда, чувствую, что в ком-то ошибся. Но это мои проблемы.
     — Говорят, у вас шикарная квартира…
     — Двухкомнатная квартира в огромном 22-этажном доме в 7 минутах езды от «Останкино». Справа и слева — железная дорога. Хочется иногда завести кошку или собаку, однако они же все у меня передохнут. Я постоянно в разъездах. Из мебели у меня лишь стол, стулья и диван. Больше нет ни-че-го! Можете мне не верить, но у меня 3 года не было телевизора.
     — Денег не хватает?
     — Ну, на орехи хватает. Просто я вообще не люблю смотреть телевизор. Только по работе.
     — Вы передвигаетесь по Москве на попутках. Не легче машину купить?
     — Не легче, потому что прав у меня нет. Не умею управлять авто. Да и хлопот не оберешься. Иногда езжу в метро.
     — Почему вы до сих пор не женаты? Вам, кстати, сколько лет?
     — Мне скоро будет 29. Не женат потому, что это огромная ответственность. Не могу я сейчас жениться, не могу. Это слишком личная тема, я не хотел бы распространяться об этом. Но уверяю вас, что я весело провожу время. У меня есть подруга, много друзей…
     — Девушки к вам пристают на улице?
     — Частенько. Есть два варианта: либо говорят, что вы — Алим Юсупов с НТВ, и начинают вести политические беседы, второй вариант — вы не отдыхали в 1995 году в Сочи? В обоих случаях стараюсь людей отшивать.

     источник: Михаил Романов, gazeta.aif.ru, 2001 г.

Яндекс.Метрика free counters