ya_palomnik
Америка глазами татарина
America eyes of the Tatar
Известные люди Татары за рубежом Районы Татарстана Старые фото городов
Статьи Татары в России Районы Башкортостана Кухня народов

Главная Татары за рубежом Татары в Америке

Америка глазами татарина

Ирек Биккинин

Америка – страна многонациональная. Есть там и татары.

В Америке сегодня проживает две группы татар. Они представляют старую и новую татарскую иммиграции. Путь первой группы в Америку был очень длинным и сложным. Большинство членов этой группы после распада царской России бежали от большевиков и поселились в Китае, Корее и Японии. В 1949-1951 годах они бежали уже от китайских коммунистов в Австралию, Турцию и Японию.

Многие из них переехали в Америку ещё в 1950-х годах, другие через пару десятилетий. Старая татарская эмиграция представлена такими выдающимися людьми, как доктор Саит Салах, инженер-ядерщик; профессор Онур Сенарслан, живёт в Вашингтоне; тюрколог профессор Юлай Шамиль-оглу. Причём татары старой эмиграции преимущественно происходят из Мордовии (Торбеевского, Атюрьевского и Ковылкинского районов).

Ассоциация американских татар в США была создана на базе Татарского общества США, возникшего в 1950-х годах в Нью-Йорке. Несколько лет лидером ассоциации был инженер Ильдар Агиш, в настоящее время руководителем избран Рустэм Бурлучи. Деятельность Ассоциации американских татар специализируется в культурологическом направлении (после войны и в 1960-70-е годы здесь оказалось много известных татарских музыкантов, ученых, шахматистов и др.).

Новая волна татарской иммиграции относится к постсоветскому периоду.

Роальд Сагдеев, бывший директор Института космических исследований АН СССР и советник по науке бывшего советского президента Горбачёва, преподаёт в университете штата Мэрилэнд.

Другой татарин, Вил Мирзаянов, один из наиболее выдающихся экспертов в производстве химического оружия, был заключён в тюрьму после разоблачения перед всем миром того факта, что Россия, в нарушение подписанного ею договора, тайно разрабатывала бинарный нервно-паралитический газ. Он теперь преподаёт в университете Ратгерс.

Гата Камский, чемпион США по шахматам 1991 года, после поражения в матче претендентов бросил шахматы и теперь учится на врача.

Сейчас в Нью-Йорке очень популярен художник Рустам Hyp, родом из Татарстана. Первые картины в Нью-Йорке, которые я видел на улице, принадлежали именно его кисти.

Илдар Габитов из Лос-Аламоса и Наиль Ахмадиев из Канберры (Австралия) возглавляют соответственно американскую и австралийскую группы учёных, выигравших грант ВВС США по разработке сети оптико-волоконной связи в бассейне Тихого океана. Мне перечислили довольно много имён учёных из татар советско-российского происхождения, работающих в западных странах. Но особенно запомнился молодой и перспективный аспирант Ибрагим Фаткуллин из Казанского университета, который успел проучиться в аспирантуре Политехнического института Ренселлера, стажировался в самом престижном из математических институтов Америки, Институте Куранта Нью-Йоркского университета, а теперь принят на стажировку в Принстонский университет. Ибрагим скоро должен защитить докторскую диссертацию, а ведь ему всего лишь 23 года!

На западном побережье США существует Американская турко-татарская ассоциация (АТТА), которая также занимается культурно-просветительской деятельностью (ее лидер - Фарит Кильки).

Некоторые ученые США специализируются на исследовании истории и культуры тюркских и, в частности татарского, народов. В их числе выходец из семьи татар-эмигрантов нижегородского происхождения, профессор Висконсинского университета Юлай Шамиль-оглы.

После I Всемирного конгресса татар в США по приглашению американских татар выехали ряд молодых предпринимателей из Татарстана. Успешно войдя в американский деловой мир, они вносят вклад и в развитие родного края. Так, на средства уроженца деревни Мирзям Арского района РТ Дамира Сафина в его родном селе воздвигнут мемориал односельчанам - Героям Советского Союза и Социалистического Труда.

Татары в Вашингтоне

…В Вашингтоне я встретился с местными татарами – Омаром Акчуриным и Саитом Салахом. Про Омара Акчурина мне рассказывала Ирина Корякова, преподаватель университета из Саранска. Она с ним общалась во время стажировки в Вашингтоне. А мы с Омаром переписывались по электронной почте.

Саит-абый Салах – личность в татарском мире известная. Он инженер-ядерщик, имеет докторскую степень. Саит-абый такой живой и энергичный, что невозможно поверить, что в этом году ему исполняется 70 лет. Только представьте, он на пенсии тренирует местную футбольную команду! Саит-абый забрал нас с Наилей Хайретдиновой после экскурсии и повёз к себе домой в Виену, пригород Вашингтона. Когда мы уже почти доехали, Саит-абый сказал: «Посмотрите налево, это дом Роберта Хансена, сотрудника ФБР, знаменитого шпиона, работавшего на вашу Россию».

Мать Саита-абый, Фаиза-апа, родилась в 1912 году в деревне Татарское Тенишево Атюрьевского района. Она сейчас живёт в штате Флорида, иногда приезжает к сыну. Фаиза-апа по телефону рассказала мне, что помнит родную деревню, откуда она с мамой Азизой Умяровной и отцом Абидуллой Абдуллатифовичем Султановым уехали в 1917 году в Китай.

Саит-абый едва не полетел в космос. В 1964-1965 годах он был кандидатом в отряд астронавтов, но, пройдя все этапы отбора, получил отказ. Позже Дональд Слейтон, один из первых семи американских астронавтов, извинился передним, сказав, что было указание из Белого Дома не пускать мусульманина в космос. Кстати, в СССР и России мусульман в космос летало много, но нас, татар, туда до сих пор не пускают.

Равиля-апа, жена Саита-абый, рассказала, что её родители выехали из селя Татарские Юнки Торбеевского района. Кроме нас с Наилей, были ещё гости- супруги Искандер и Разыя Бадан, живущие там же, в Виене. Их родители тоже из Татарских Юнок. За столом разговор шёл на татарском языке. Только когда мы с Наилей затруднялись в подборе слов, мы вставляли русские слова, а хозяева – английские слова. Наиля сказала, что так много по-татарски говорит впервые за 20 лет, причём, как это ни странно, в Америке. Смешно и грустно: её муж, казанский татарин Рустем, сказал, что, мол, не надо портить детей твоим мишарским диалектом. В результате их дети говорят только по-русски.

Татары в Нью-Мексико

Я много общался с татарами, проживающими недалеко от Санта-Фе в городах Лос-Аламос и Альбукерке, особенно с Халилом Вахитовым и профессором Илдаром Габитовым.

Халил работает автомехаником и много возил меня по окрестностям Санта-Фе и Лос-Аламоса. Халил не просто механик, а механик экстра-класса. Здешние механики в основном «парт-чейнджерс», – они меняют запасные части и производят регулировки. А Халил из уже вымирающей здесь породы механиков, которые могут перебирать сложные современные двигатели, наладить работу тонкой электроники. Такие механики здесь на особом счету, к ним выстраиваются очереди.

Халил на своём «БМВ» отвёз меня на ранчо своего друга Даниэля Мансанареса, бывшего спецназовца. У Даниэля есть специальное звание «Мальборо-мэн». Оказывается, рекламные клипы и фото для этой знаменитой табачной компании снимают на его ранчо и Даниэль лично участвует в этих съёмках.

С Халилом и Илдаром Габитовым, одним из самых известных специалистов Америки по оптико-волоконной связи, мы посетили Лос-Аламосский музей, где очень много экспонатов и стендов, рассказывающих об истории создания атомных бомб. Первые атомные бомбы, урановая и плутониевая, которые были сброшены на Японию в 1945 году, были созданы именно в Лос-Аламосе. Работавший здесь физик Фукс передавал информацию советским агентам в соседнем Санта-Фе.

С Илдаром мы побывали в Валье Гранде – это кальдера крупнейшего вулкана в мире, взорвавшегося несколько миллионов лет назад. Основную часть кальдеры федеральное правительство смогло выкупить у одной богатой техасской семьи всего лишь год назад. Поэтому природа там нетронутая, дикая, виды просто прекрасные, так и просятся на камеру. А ночью с Илдаром мы поехали в индейскую резервацию Пооаке и посетили там казино «Кэмел Рок».

В Лос-Аламосе я подружился с родителями Илдара. Равиль-абый и Аклимя-апа с удовольствием читали стихи Такташа из сборника, изданного в Мордовии. За те несколько раз, когда я бывал у них в гостях, мы сидели и разговаривали о самых разных вещах. Равиль-абый и Аклимя-апа, отдавая должное условиям жизни в США, признавались, что всё же им хочется к себе домой, на Урал. Когда я спросил, хорошо ли было бы, если бы все эти магазины, машины, дороги, улыбки, хорошее отношение людей друг к другу перенести к нам в Россию, они в один голос воскликнули: «Да ты что, Ирек! У нас всё разворуют сразу же!!!» Потом мы все засмеялись – как типично по-российски мы воспринимаем вещи.

Когда Равиль-абый был уже в Лос-Аламосе, у него случился инфаркт, серьёзно повредивший его сердечный клапан. В таком состоянии он прожил бы совсем недолго. Американцы начали лечить Равиля-абый, не спрашивая о его медицинской страховке, а потом сделали операцию по замене клапана, стоившую огромных денег. Таких денег у его сына не было, тем более что Илдар в это время был в командировке в Европе. Американцы, узнав, что Равиль-абый воевал с фашистами, а значит, был союзником Америки, и к тому же был ранен под Сталинградом, нашли специальные фонды, которые оплатили почти всё его лечение, включая и операцию. Это было как раз в те дни, когда Россия выразила поддержку Америке в борьбе с терроризмом.

Я встречался с семьями доктора Камиля Аги и профессора Иделя Шамилоглу, проживающих в Альбукерке. Оба принадлежат к второму поколению старой татарской эмиграции, их предки происходят из Атюрьевского района. Аги – бизнесмен, хотя имеет докторскую степень, а Шамилоглу работает на факультете электрического и компьютерного машиностроения университета штата Нью-Мексико. Я был восхищён тем, что, хотя они оба родились в Америке, превосходно говорили по-татарски.

Идел с женой Эльмирой и дочерью Селин приезжали ко мне домой. Мы посидели, поговорили. А когда в Санта-Фе приехали навестить меня Камиль и его жена Дениз, к нам присоединились Илдар с женой Наилей из Лос-Аламоса. Мы провели впятером прекрасный вечер в итальянском ресторане «Андиамо». Смешно, но пятерым татарам для общения пришлось использовать три языка: татарский, английский и русский. По-английски говорили и понимали все, по-татарски не понимала Наиля, по-русски не понимали Камиль и Дениз.

Земляки в Нью-Йорке

В Нью-Йорке мне довелось пообщаться и с земляками. Эрзянин Константин Смольков работает компьютерщиком в одной из компаний на Манхэттене, родился в Саранске, был крещён в Рузаевке.

Больше всего я общался с Владимиром Аузгиным, уроженцем Пензенской области. Его дед и бабушка похоронены в Саранске. Владимир выехал в Штаты ещё в 80-х годах, у него сейчас трое детей.

С Илдаром Агишем, местным бизнесменом, с которым познакомился в Казани, я говорил только по телефону. Илдар из старой эмиграции, его предки из Атюрьевского района. Но в «скедъюл» (распорядок дня) Илдара не нашлось времени для встречи с земляком.

Ренат Сухов, заместитель главного врача одной из больниц Нью-Йорка, помогал мне советами по медицинской части, рассказывал об особенностях медицинской системы США. Его родители из села Новый Кадиш Ельниковского района.

Но особенно много я общался Сабирджаном Бадретдином, с которым я познакомился ещё в 1992 году, в Мюнхене. Несколько его интересных статей было опубликовано в нашей газете.

Художник Рустам Hyp, родом из Татарстана, за 10 лет пребывания здесь стал самым успешным коммерческим художником Нью-Йорка. Он собирается открывать свою галерею, расширяет бизнес на другие города Америки. Рустам занимается и благотворительностью – помогает детскому дому в Набережных Челнах.


  free counters  
Яндекс.Метрика