ya_palomnik
Шагимуратова Альбина Анваровна
Shagimuratova Albina Anvarovna
Известные люди Татары за рубежом Районы Татарстана Старые фото городов
Статьи Татары в России Районы Башкортостана Кухня народов

Главная | Татары за рубежом | Татары в Америке

Шагимуратова Альбина Анваровна

Альбина Шагимуратова: «Пение - очень жесткий бизнес»

     На пути к вершинам исполнительского олимпа. Молодая артистка рассказывает о себе, делится мыслями о карьере современного оперного певца.
     Впервые Альбину Шагимуратову мне довелось услышать на прошедшем в 2007 году в Москве XIII Международном конкурсе имени П.Чайковского, где она завоевала первое место и золотую медаль. На конкурс певица прилетела из Соединенных Штатов Америки, где живет и работает в настоящее время. И вот новая встреча с певицей - в Казани, на недавнем Шаляпинском оперном фестивале, во время которого записано это интервью.
     Дата рождения — 17.10.1979 г.
     - Я родилась в Ташкенте, где жила наша семья. В Ташкенте я успела окончить музыкальную школу. Хотела стать пианисткой. У моего отца тоже музыкальное образование: он учился на баяне, но получилось так, что всю жизнь он работал адвокатом. После развала СССР мы переехали в Казань. В местное музыкальное училище на фортепиано меня не приняли: мои пальцы показались короткими. Было свободное место на дирижерско-хоровом отделении, и я поступила туда без конкурса. Первое время ненавидела петь в хоре, так как по-прежнему мечтала о фортепиано. Затем мне сказали, что у меня есть голос, и стали поручать сольные номера в хоре. На мою судьбу повлияла встреча с известным тенором народным артистом Татарстана Хайдыром Бегичевым. Это произошло в 1997 году незадолго до его безвременной кончины. Услышав меня, он настоятельно посоветовал поступать на вокальное отделение. И вот параллельно с хором я стала заниматься пением. Однако в консерваторию решила идти все-таки на дирижерско-хоровой факультет, а со второго курса начала учиться на и вокальном факультете у педагога Дили Сумгатуллиной.
     - Но вокал и хоровое дирижирование – совершенно разные ипостаси.
     - Нагрузка действительно оказалась чрезмерной. Иногда я просто оставалась без голоса. Нужно было выбирать что-то одно. Я выбрала пение и с третьего курса перевелась в Московскую консерваторию в класс Галины Писаренко. Меня всегда манила столица, ее музыкальная культура. Оперный театр в Казани находился на реконструкции, конца которой не было видно, а в Москве я надеялась найти работу в каком-нибудь оперном театре. Консерваторию окончила в 2004 году, а затем - в 2007 году и аспирантуру - с прицелом на будущее. Еще будучи студенткой консерватории дебютировала на сцене Музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко, исполнив за два сезона три сложные партии: Виолетты в вердиевской «Травиате», Шемаханской царицы в «Золотом петушке» и Царевны-лебедь в «Сказке о царе Салтане» Римского-Корсакова.
     - Каким же образом вы попали в Соединенные Штаты?
     - Я получила приглашение на стажировку в Америке. Это произошло так. На моем выступлении в Большом зале Московской консерватории, где я пела с оркестром под управлением Спивакова, меня услышала артистический директор Хьюстонского оперного театра Таяна Золо. Придя ко мне в гримерку, она сказала, что я должна петь во всем мире. За несколько месяцев она оформила приглашение, и я уехала в Америку. Хотела остаться в штате Музыкального театра, но художественный руководитель оперной труппы Титель был твердым: или оставаться, или уезжать. Зато здесь, в Казани, я числюсь солисткой оперы, в этом театре находится моя трудовая книжка – для пенсионного стажа.
     - В Америке вы, очевидно, оказались в совершенно ином мире.
     - Действительно. Я приехала туда с одним чемоданом, и для меня началась другая жизнь. При Хьюстонском театре существует студия молодых певцов, в которую набирают пять-шесть человек. Там занимаются по особой программе: обучают языкам, музыкальным стилям, не очень внедряясь в вокал. Главное – научиться тому, как нужно петь старинную музыку, Моцарта, Верди. Это то, чего наши отечественные певцы, к сожалению, не умеют делать. Два года я была на полном пансионе и получала зарплату.
     - Какие обязательства у вас были по окончании студии?
     - Никаких. Нужно понять: там у людей другие мозги. Для них интересно, престижно то, что они работают с перспективным человеком, которым можно потом гордиться. В Хьюстонском театре я спела Царицу ночи в «Волшебной флейте» Моцарта, Мюзетту в «Богеме» Пуччини и Джильду в «Риголетто» Верди. Окончила студию в 2008 году.
     - В каких конкурсах вам довелось участвовать?
     - Первым был Конкурс имени Глинки, который проходил в 2005 году в Челябинске. Там я завоевала первое место. Помню, как, напутствуя меня, Ирина Константиновна Архипова сказала: «Деточка, ты будешь петь везде, но никогда не забывай, откуда ты, и всегда возвращайся домой». Она мудрая женщина. Уже из Америки я приезжала на Конкурс имени Чайковского в Москву, на конкурсе получила Гран-при. Это было после окончания стажировки, но дорогу мне оплатил театр. Они до сих пор оплачивают дорогу, когда приглашают на спектакль.
     - Что вам удалось сделать за время стажировки?
     - Я овладела языками: итальянским, французским и разговорным английским. Мы подготовили партии Лючии в «Лючии ди Ламмермур» Доницетти, Констанции в «Похищении из Сераля» и Донны Анны в «Дон Жуане» Моцарта. Мне организовали прослушивание на Зальцбурском фестивале с маэстро Риккардо Мутти. В 2008 году спела с ним в нью-йорском «Метрополитен-опера» Царицу ночи. Это очень сложная партия, с ней мало кто из певцов может справиться. Зато она открывает дорогу.
     - Связаны ли вы теперь с каким-нибудь театром?
     - Сейчас я уже не живу в Хьюстоне. У меня есть менеджер, который заботится о том, чтобы у меня были контракты. Пою шесть-восемь спектаклей в месяц, так что нужно постоянно соблюдать режим.
     - Увлекаетесь ли вы камерным репертуаром?
     - Честно говоря, пока не успеваю этим заниматься. Сейчас в мире большой спрос на оперу. Ежегодно приезжаю в Казань хотя бы на один спектакль. В этом году спела Джильду в премьерной постановке вердиевского «Риголетто». Мне уже доводилось ранее петь эту партию.
     - Как вы относитесь к так называемым режиссерским спектаклям в опере?
     - Каждый режиссер старается привнести в спектакль что-то от себя, быть не похожим на других. Участие в казанском спектакле для меня по существу экспромт, на большое число репетиций не хватило времени. Мне кажется, что уровень этого спектакля очень хороший. Доводилось петь с гораздо худшими исполнителями партии Риголетто. Литовский певец Витаутас Юозапайтис и по голосу, и по сценическому темпераменту напомнил мне Тито Гобби.
     - Как вы чувствуете себя в России после Америки?
     - Сейчас февраль, а у нас в Лос-Анджелесе перед отъездом было плюс 30 градусов. А в Казани снег. Я люблю снег, но он меня угнетает. Конечно, у россиян и американцев разные менталитеты, но я не отвыкла от своих соотечественников. К тому же здесь, в Казани, дом родителей. Из других провинциальных российских театров пела только в Челябинске в «Травиате» после глинковского конкурса. В России не так плохо обстоят дела в смысле качества постановок, но сам по себе процесс подготовки спектакля слишком продолжительный. На Западе все нужно успеть за две-три недели.
     - Какова, на ваш взгляд, нынешняя ситуация на оперном поприще?
     - Сейчас ушло прежнее поколение певцов с потрясающим профессионализмом. Много талантливых молодых людей с замечательными голосами, но вырваться куда-то очень тяжело. Сейчас важен прежде всего комплекс внешних данных, а не голос, что в первую очередь ценилось раньше. Сейчас на судьбу артиста сильно влияет рынок. Это очень жесткий бизнес. Приходится считаться с тем, что незаменимые люди есть. И плохо, если вылетаешь из обоймы.
     - Насколько же комфортно вы чувствуете себя в этой атмосфере?
     - Стараюсь об этом не думать. Меня занимает творческий процесс.
     - Много ли неудачников на оперной стезе?
     - Да. Многим просто не улыбается удача. Некоторые неважно поют, но не понимают, что нужно позаниматься у хорошего педагога. А кто-то просто не по душе руководству театра. Мы артисты – очень зависимы.

     Валерий ИВАНОВ

     Солистка Казанской оперы победила на конкурсе Чайковского

     Вечерняя Казань, №105 (3463), 03.07.2007 Шагимуратова Альбина Анваровна

     Лауреатом первой премии и обладательницей золотой медали XIII Международного конкурса имени П. И. Чайковского стала хорошо известная казанским меломанам сопрано Альбина Шагимуратова. Завтра свежеиспеченная победительница престижного конкурса приедет в Казань. Не только в гости к родителям: 6 июля Альбина споет Царицу ночи в спектакле театра им. Мусы Джалиля - опере Моцарта "Волшебная флейта".
     Мама Альбины, Рауза Шагимуратова, была в Москве на церемонии закрытия конкурса и вчера уже вернулась в Казань.
     - Спасибо, что верили в победу Альбины, - сказала нам Рауза Изахетдиновна. - Нам с Анваром (Анвар Шагимуратов - судья Федерального арбитражного суда Поволжского округа, отец Альбины. - А.К.) очень приятно, что в Казани любят нашу дочь.
     Альбина родилась в Ташкенте и жила там до 14 лет. Любовь к музыке ей привил отец, профессиональный баянист по своему первому образованию: разучивал с ней татарские народные песни, готовил к поступлению в музыкальную школу. В 1994 году семья Шагимуратовых приехала на свою этническую родину, в Казань. Здесь Альбина поступила в музыкальное училище, причем сразу на два отделения - хорового дирижирования и вокальное. Потом Шагимуратова стала студенткой Казанской консерватории, где ее педагогом по классу сольного пения была Зиля Сунгатуллина.
     - Альбина и в училище у меня училась, - говорит Зиля Даяновна. - Сразу было видно, что она - очень одаренная. Сопрано такой красоты, как у Альбины, большая редкость в музыкальном мире. А что не менее ценно - у Шагимуратовой уникальная работоспособность и железная воля...
     Проучившись в нашей консерватории три года, Альбина перевелась в самую престижную - Московскую консерваторию, в класс Галины Писаренко. Это было ее заветное желание - учиться в столице, и реализовать его ей помогли родители.
     - Альбину приняли на третий курс, на платное отделение, - говорит Рауза Изахетдиновна. - Мы брали ссуду в банке, чтобы суметь оплатить ее учебу. А стоило обучение недешево: три с половиной тысячи долларов только за один год! Зато в 2004 году дочка с отличием окончила Московскую консерваторию. Более того, она была тогда единственной, кто на выпускном экзамене по специальности получил "пять с плюсом". Теперь вот заканчивает аспирантуру...
     Еще будучи студенткой Московской консерватории, Шагимуратова стала стажером, а потом и солисткой музыкального театра им. К. С. Станиславского и Вл. И. Немировича-Данченко: пела Виолетту в "Травиате" Верди, Царевну Лебедь в "Сказке о царе Салтане" и Шемаханскую царицу в "Золотом петушке" Римского-Корсакова... А сейчас трудовая книжка Альбины - в отделе кадров театра имени Мусы Джалиля. С нашим театром она стала плотно сотрудничать в позапрошлом сезоне. Сегодня Шагимуратова - солистка Казанской оперы и стажер американского театра "Houston Grand Opera".
     - Это трехлетняя стажировка, год уже позади, - объяснила нам вчера Альбина по телефону. - Мне безумно нравится в Америке, я очень быстро ко всему привыкла, с легкостью выучила английский. Решила остаться в Хьюстоне на второй год стажировки и обязательно продолжить сотрудничество с Казанской оперой. Не представляете, с каким волнением жду сейчас встречи со своими казанскими поклонниками. Да, пока я пою в Казани только Царицу ночи, но есть немало оснований полагать, что скоро спою в театре имени Джалиля и Виолетту в "Травиате", и, возможно, Зайтуну в "Любви поэта"...
     Независимые эксперты XIII конкурса им. П. И. Чайковского считают, что победа Шагимуратовой была ожидаема с первого тура: она пела феноменально. Ее голос называют "исключительным, первоклассным, великолепным сопрано". Кстати, золотая медаль конкурса Чайковского - не единственная награда Альбины. В 2004 году на конкурсе имени Франсиска Виньяса в Барселоне она стала лауреатом третьей премии (с бронзовой медалью ее поздравлял сам Пласидо Доминго и лично пригласил на следующий конкурс), в 2005-м на конкурсе имени Михаила Глинки в Челябинске - обладательницей золотой медали.
     - На конкурсе Глинки она пела в длинном платье из черного бархата со стразами, - вспоминает мама Альбины. - И решив, что это платье приносит ей удачу, именно в нем решила петь в этот раз на конкурсе Чайковского. Как видите, платье не подвело!
     Золотыми медалистами XIII Международного конкурса им. П. И. Чайковского помимо Шагимуратовой стали виолончелист Сергей Антонов из России, скрипачка Маюко Камио из Японии и украинский певец Александр Цымбалюк. В этой блистательной компании казанцам должна быть знакома японская скрипачка: в прошлом сезоне Маюко Камио выступала в БКЗ им. Салиха Сайдашева вместе со своим прославленным учителем Захаром Броном...
     Всем призерам XIII конкурса Чайковского вручили грант имени Мстислава Ростроповича, который удвоил сумму премий. Таким образом, первая премия составила 40 тысяч долларов, вторая - 30 тысяч и третья - 20 тысяч. Самой же главной особенностью XIII конкурса должна стать последующая организованная концертная деятельность лауреатов. Уже известно, что призеры конкурса выступят в Москве, Ярославле, Твери, Перми, Хабаровске, странах СНГ, Латвии, Литве, Македонии, Албании, Сербии, Польше, Чехии, Японии, Китае, Южной Корее.
     Фото из архива Раузы Шагимуратовой

Яндекс.Метрика free counters