ya_palomnik
Шамсутдинова Масгуда Исламовна
Shamsutdinova Masguda Islamovna
Известные люди Татары за рубежом Районы Татарстана Старые фото городов
Статьи Татары в России Районы Башкортостана Кухня народов

Главная | Татары за рубежом | Татары в Америке

Шамсутдинова Масгуда Исламовна

Шамсутдинова Масгуда Исламовна

     Родилась 1 июля 1955 года в деревне Кшлау-Елга Аскинского района Башкирской АССР. В 1961 году переезжает в город Караганда (Казахстан) и поступает в среднюю специальную музыкальную школу для особо одаренных детей. В 1974 году М. Шамсутдинова была принята на первый курс Казанской государственной консерватории по классу композиции в класс профессора А.Б. Луппова.
     Со времени окончания консерватории в 1979 году М. Шамсутдинова работала звукорежиссером на Казанской студии телевидения (1979), заведующей музыкальной частью в Казанском Государственном театре кукол (1980-1985), музыкальным редактором телевидения (1985-1991), заведующей кабинетом музыки народов Поволжья Казанской консерватории (с 1991 г.) Много лет ездила в фольклорные экспедиции по селам, деревням Татарстана. В 1982 году она становится членом Союза Композиторов Советского Союза. Обладательница премий и спецпризов за музыку к кинофильмам и спектаклям. Ей принадлежат инструментальные и хоровые произведения разных жанров - песни, оратории, балеты, симфонии.
     В 1996 - 1997 году она обучается в Королевском Колледже музыки в Стокгольме (Швеция) на департаменте фольклорной музыки. В 2001 году Масгуда Шамсутдинова защитила диссертацию по теме «Маулид-байрам у мусульман Среднего Поволжья». В 2002 году переехала в США, открыла Интернет-радио www.tatarica.com, где круглосуточно звучат тюркская фольклорная музыка и произведения татарских композиторов. Заслуженный деятель искусств РТ, кандидат философских наук.

     В Америке меня называют леди Колыбельная
     Под ее музыку состоялось торжественное открытие мечети Кул Шариф. В 2002 году она уехала в Америку, но довольно часто приезжает в родную Казань. На этот раз поводом для многочасового перелета через океан стал I международный фестиваль современной музыки им. Софии Губайдулиной CONCORDIA. Пользуясь случаем, мы пригласили Масгуду Исламовну в редакцию.

     В Сиэтл методом тыка
     - Здорово, что в Казани появился фестиваль современной музыки. Обычно на концерт современной музыки зрителей заманивают классикой - популярными произведениями Чайковского, Бетховена, Вагнера, и чуть разбавляют программу произведениями современных композиторов. А здесь все честно, - поделилась впечатлениями Масгуда Исламовна.
     - Насколько казанская публика готова воспринимать экспериментальную современную музыку?
     - Я могу сравнить казанских зрителей с молодой американской публикой. Они также жаждут новых впечатлений, открыты для новых знаний и эмоций.
     - Вы уехали в Америку 9 лет назад. Непросто начинать с нуля на новом месте, в чужой стране?
     - Я уехала в 47 лет, но это была не моя идея. Я как курица-наседка уехала за своими детьми. Мои сыновья любопытные, как я. Младший Надир всегда хотел заниматься космическими технологиями, старший Салих - программированием и искусственным интеллектом. И когда мы выиграли грин-карту, решили ехать.
     - Как оказались именно в Сиэтле?
     - Муж хотел в Нью-Йорк, Салих - в Силиконовую долину, Надир - в Детройт, но они сказали: «Выбирай ты!» Завязали мне глаза, я ткнула пальцем в карту США и попала в Сиэтл - тихий, уютный зеленый город. Там мне предоставили просторную квартиру-студию. Из окна открывается потрясающий вид на океан и горы с белоснежными вершинами.
     - Америка дает возможность реализоваться?
     - Да, если ты хорошо относишься к ней, то и Америка хорошо относится к тебе. Там создана равная стартовая площадка абсолютно для всех. В Америке такой принцип: если у тебя нет – тебе дают. Если у тебя есть, у тебя берут. Я привезла в США своих талантливых детей. Их дети уже будут американцами. Сыновья получили там образование. Бесплатно! Государство серьезно поддерживает перспективных студентов. Надиру, чтобы реализовать свою мечту, пришлось получить американское гражданство и пойти в армию. Он стал космическим инженером, совсем недавно получил хорошую работу.
     Сейчас мои мужчины спрашивают: «Мама, куда деньги девать будем?» Они знают, что у меня есть страх остаться голодной. Он во мне с детства: мы недоедали. Первое яблоко я попробовала в 11 лет. Это было настоящее «Вау!»

     Поющие хранители ханских сокровищ
     - Что лично вам дала Америка?
     - Я в Казани была очень занята: то лекции, то театр, то радио, то телевидение. На крупные произведения не хватало времени. А там полностью сосредоточена на музыке. Сюда я возвращаюсь на новом дыхании.
     - Вы даже получили диплом переводчика...
     - У меня было большое желание изучить английский язык. А он смеялся надо мной, издевался и не подпускал к себе. Каждое слово я по 500 раз записывала, чтобы запомнить, в результате получила диплом переводчика. Для человека ничего сложного нет – только начни делать. Сейчас я просто поглощаю английский, впитываю его. Если раньше, когда попала в новую языковую среду, было ощущение темной комнаты, то теперь стало намного светлее. Пришло чувство, что английский мне улыбается.
     - Масгуда Исламовна, кто заложил в вас любовь к музыке?
     - С детства я смотрю на предмет и чувствую его звук, вкус, запах этого звука. Мама была пчеловодом, она заставляла меня выходить в 5 утра на пасеку. Мы слушали, как пчелы жужжат. Она объясняла: вот это сторожевая пчела, вот медовая, вот эти полетят за несколько километров, чтобы собрать мед. У мамы был очень красивый голос. Отец даже ревновал, когда она пела. Боялся, что каждый, кто услышит этот голос, влюбится в нее. Он чувствовал, какая это сила... Папа был лекарем, хотя высшего образования у него не было. Он умел определять болезни по цвету глаз и голосу. У меня тоже есть такая способность. По тембру и интонации могу определить, какая болезнь у человека. Многие говорят, что моя музыка - замечательный антидепрессант и целитель.
     - Вы изучали свою родословную?
     - Нет, но у нас есть семейная легенда, что предки по материнской линии были хранителями ключей от ханских сокровищниц. Позже я поняла, это были самые надежные, честные люди, которым доверяли самое дорогое.

     Бессонница - беда человечества
     - Уникальный диск «Колыбельные мира», собранный вами, просто покорил Америку...
     - Меня даже называют Леди Лалабай - Леди Колыбельная. Эти песни я собираю несколько лет. В каждой слышу звук голоса мамы. Мы записали самых простых людей из разных стран. Например, один мужчина поет колыбельную для своей жены. Она работает медсестрой, приходит с ночного дежурства усталая, долго не может заснуть, а он ее нежно баюкает. Девочка семи лет поет колыбельную для своей трехлетней сестренки. Там такие потрясающие, трогательные истории... В моей коллекции есть колыбельные из Эквадора, Эфиопии, Украины, Бангладеша, Туниса, Сомали, Вьетнама, Индии, Палестины.
     - Что объединяет колыбельные разных стран?
     - Любовь. Колыбельная - это не песня и не музыка. Это душа любой нации. Я называю колыбельную хрустальным кодом материнской любви. Когда мать поет колыбельную, она занимается волшебством, своеобразным гипнозом. Одна женщина поет: «Моя кровать такая маленькая для моей печали...» В арабской колыбельной поется: «Спи, мой ребенок, когда ты уснешь, забудешь, что ты голодный». Греческая мама обещает: «Спи, если ты уснешь, я тебе подарю Константинополь». Марокканская колыбельная звучит так: «Засыпай поскорей, когда ты уснешь, мы пойдем к соседям пить чай». Татарская колыбельная: «Спи, во сне ты получишь в подарок от мамы звезду». Думаю, колыбельная дала начало человеческой речи. А первое слово выражало нежность матери к ребенку. Все животные, птицы поют, мурлычат, щебечут что-то своим детенышам. Так они передают малышам любовь и знания о мире. Это очень интересная и полезная исследовательская работа. Человечество страдает от бессонницы. Это серьезная проблема цивилизации, колыбельные помогают наладить сон.
     - Наверняка одним диском этот проект не ограничится?
     - У меня большая мечта – создать в Казани музей «Колыбели мира». Там не просто должны быть представлены колыбельки всех времен и народов и звучать музыка. В создании музея и его экспозиции нужно использовать новейшие технологии. Чтобы музей легко мог трансформироваться и в большой концертный зал, и в уютные выставочные павильоны, и в конференц-зал, оснащенный современным оборудованием. Все мы родом из колыбели. Мы хотим сохранить землю. Идея сохранения земли должна пойти отсюда, из Казани. У меня ощущение, что скоро Казань станет значимым и духовным городом для всего мира.

     Разминулись с вулканом
     - Ощущаете, как Казань меняется?
     - Город очень изменился в лучшую сторону. Но многое, к сожалению, остается неизменным. Например, ямы на дорогах. Приезжаю каждый год и замечаю, что в нашем дворе ям с каждым годом все больше. Если бы у меня была машина, я бы сама привезла мешок гравия и засыпала ямы, чтобы они никому не мешали. Почему людям не приходит в голову такая простая мысль?
     - Вам важно, какой коллектив исполняет ваши произведения?
     - Когда исполнял симфонический оркестр под управлением Александра Сладковского, мне там делать было нечего. Он из музыки смог вытащить то, о чем я даже забыла. К тому же оркестр молодой. Обожаю молодых! Плюс новые инструменты, на которых играют музыканты, – супер. Но если оркестр играет плохо, я, конечно, могу влезть, что-то подсказать, посоветовать. А когда исполняют лучше, чем ты написала, сидишь и удивляешься: неужели это твое произведение? В любом случае рада, когда мои произведения исполняются. Я даже выкладываю партитуры в интернете. Люди удивляются: «Что же ты бесплатно музыку раздаешь, ты же деньги могла бы зарабатывать на этом?» Но если я буду на музыке зарабатывать, то не смогу сочинять. Пусть берут, играют, слушают!

     Блицвопросы
     - Какое самое сильное впечатление детства?
     - В 11 лет в музыкальном интернате Караганды у меня случился культурный шок. Я попала в другую языковую среду. Меня хотели отдать в спортивный интернат, но до него мы не доехали, попали в интернат музыкальный, который находился поблизости. Чтобы поступить туда, надо было спеть. А я по-русски только гимн Советского Союза знала. У нас в деревне его каждое утро по радио пели, вот я и выучила. Но так спела, попробуй не прими!
     - Вы попадали в экстремальные ситуации?
     - Да, чуть не оказалась в вулкане, который проснулся в прошлом году в Исландии. Я летела из США в Россию. Мы с ним чуть-чуть разминулись. Рубин Абдуллин пошутил по этому поводу: «Вулкан дымит, земля трясется, Масгуда домой несется!»
     - О чем еще мечтаете, кроме создания музея «Колыбели мира»?
     - Мечтаю весной посмотреть, как степь цветет. До этого никак не получалось. Степь у нас, в Сиэтле, совсем рядом, всего два часа езды на машине, - горы перевалил, и ты в степи...

     Представляем гостью
     Заслуженный деятель искусств РТ Масгуда Шамсутдинова родилась в татарской деревне в Башкирии. Училась в спецшколе для музыкально одаренных детей в Казахстане. В 19 лет поступила в Казанскую консерваторию. Обладательница множества премий и спецпризов за музыку к кинофильмам и спектаклям. Ей принадлежат инструментальные и хоровые произведения разных жанров - песни, оратории, балеты, симфонии. За 20 лет объездила с этнографическими экспедициями весь регион. Открыла в Америке интернет-радио www.tatarica.com, где круглосуточно звучит тюркская фольклорная музыка и произведения татарских композиторов.

     Автор: Ольга Иванычева, Казанские ведомости, 01.12.2011 Выпуск № 180

     Масгуда Шамсутдинова мечтает о татарском космодроме

     С композитором Масгудой Шамсутдиновой мы встретились за полтора часа до концерта в рамках фестиваля современной музыки имени Софии Губайдулиной "CONCORDIA". Симфонический оркестр Татарстана готовился исполнить ее симфонию "Чингисхан", и Шамсутдинова производила впечатление человека, абсолютно уверенного в успехе предстоящего концерта. То, что она все же волновалась, я поняла позже.
     По окончании концерта Масгуда-ханум отыскала меня в толпе и довольно робко уточнила: "Ну как? Хорошо ведь все прошло?". И это после длиннющих оваций и криков "Браво!"...
     А нашу беседу мы начали с вопроса о свежих впечатлениях Шамсутдиновой о Казани.
     - В этот раз я приехала из Сиэтла в Казань, и первое, что почувствовала, безумный холод. Тут же сбегала в магазин на улице Адоратского и купила себе меховую шапку. А вчера была на Колхозном рынке, так там такая же шапка стоит на две тысячи рублей дешевле! Мне стало очень обидно, - пожаловалась Масгуда Шамсутдинова. - Никогда не надо торопиться с покупками!
     - Где вы остановились в Казани?
     - Да как обычно: в своей собственной квартире. Когда девять лет назад я уезжала с семьей в США, не стала ее продавать. Решила пускать в нее жить девочек из деревни, студенток. Мне их знакомые всегда рекомендуют. Денег я с этих девочек не беру, но они сами оплачивают все коммунальные счета. А когда я приезжаю, они освобождают мне одну из комнат...
     - Когда два года назад мы встречались с вами, вы рассказывали, что работаете над ораторией по произведению Хади Такташа "Трагедия сыновей Земли"...
     - Оратория готова. Я назвала ее "Каин и Авель". В основе - сочинение Такташа, да. Но также я использовала поэму Мильтона "Потерянный рай", "Каина" Байрона, религиозные тексты... Мировая премьера оратории пройдет в Казани, ее исполнят студенческие коллективы нашей консерватории. Точную дату премьеры я вам пока назвать не могу.
     - Наверняка сообщите об этом на своей радиостанции "Tatarica"?
     - Обязательно! Кстати, Айсылу... Вчера я была так поражена! Получила в поддержку своей радиостанции довольно крупную сумму от неизвестного мне Рустема Хосаинова из Казани. Станция вещает на весь мир, большинство слушателей - американцы. И вдруг такой щедрый подарок от жителя Казани! Спасибо ему огромное... Я даже подумала: если каждый татарин, живущий на нашей планете, перечислит мне по одному рублю, то я получу 300 тысяч долларов и смогу начать строить татарский космодром!
     - В США?
     - Ну да. Поближе к экватору. О строительстве татарского космодрома с детства мечтал мой сын Надир, сейчас он получил диплом инженера по аэронавтике. А Салих, дипломированный программист, продолжает изучать искусственный интеллект. Робота себе завел, представляете? Меня ужасает, когда я вижу, как робот ставит чайник, открывает дверь... Сейчас все мы живем отдельно друг от друга: я в студии своей и живу, и работаю, сыновья - снимают квартиры. А муж Тагир остался в доме, который мы в Сиэтле арендуем. Но если я вдруг захочу вкусно поесть или с автомобилем у меня какие-то проблемы, я тут же приезжаю к Тагиру. Он у меня мастер на все руки!..
     - В Сиэтле вы работаете только на радио?
     - Я читаю лекции по истории татарской музыки, у меня много приглашений. Даю концерты. Обо всех моих проектах можно узнавать в рубрике "News" на моем официальном сайте... А радио - это моя отдушина. Я знакомлю слушателей с лучшими образцами татарской музыки - с сочинениями Жиганова, Музафарова, Ключарева, Яхина... Со своей музыкой, конечно же. Всякий "ширдым-бырдым" на моем радио нет и никогда не будет. Вот сейчас вернусь и обязательно расскажу о казанском фестивале "CONCORDIA". О симфоническом оркестре Татарстана и его дирижере Сладковском. Я в восторге от маэстро, от его таланта. Здесь, в Казани, еще не скоро осознают, как много полезного он делает для Татарстана.
     - Можно ли сказать, что вы - знаменитость Сиэтла?
     - Не знаю. Про меня там все говорят: "О, это же леди Lullaby!". То есть называют меня "леди Колыбельная": все знают, что в многонациональном Сиэтле я собираю колыбельные народов мира. В моей коллекции уже триста колыбельных: триста историй о любви матери к ребенку, триста уникальных напевов, триста потрясающих текстов...
     - А как вы там отдыхаете?
     - Меня приняли в общество грибников. Выдали лицензию. Теперь с моими новыми друзьями-грибниками хожу в лес. Американцы восторженно орут, когда видят гриб. А я молча всегда собираю. И не брезгую, как они, свинушками и волнушками. И у меня всегда самые полные корзинки! Они, кстати, дали мне задание найти координаты казанских грибников. Никак не могу найти. В Казани, если я правильно понимаю, нет общества грибников. Жалко. Мои американцы так хотят дружить! В деревенском смысле слова - дружить. По-простому. Без задней мысли о выгоде. С радостью встретиться и встречаться в этой жизни вновь.
     - Масгуда-ханум, вы всегда были жизнерадостным человеком?
     - У меня светлое мироощущение. Трагедия генетически мне не присуща. Я думаю, что всем татарам трагедия не присуща. Мы же кочевники по сути, любопытные. Мы очень любопытный народ - вот как маленькие кошки. А я еще и композитор! Это самая счастливая профессия на свете. Потому что музыка - это и утешение, и радость, и спасение... Она сама ко мне приходит. И все, что мне нужно, это только ее записывать...
     Автор: Айсылу Кадырова, Вечерняя Казань, 15.11.2011

Яндекс.Метрика free counters