ya_palomnik
Казахи и татары
Kazakhs and Tatars
Известные люди Татары за рубежом Районы Татарстана Старые фото городов
Статьи Татары в России Районы Башкортостана Кухня народов

Главная | Татары за рубежом | Татары в Казахстане

Казахи и татары

     В народной памяти веками сохранялись предания об общих корнях тюркских народов. Определенная часть того или иного народа в иных исторических ситуациях искала убежища и защиту среди родственного себе другого народа. Вплоть до XIV века такое движение, скорее всего, было преимущественно направлено из Азии в Европу. Однако все более усиливающаяся русская экспансия со всеми сопутствующими ей явлениями, изменила направление этого движения. Первая крупная волна из Поволжья на Урал, в Сибирь, в Казахстан и в Среднюю Азию началась сразу же после трагедии 1552 года. Бессмысленное кровопролитие и грабежи победителей при подавлении очередных народных восстаний опять вызывали новые, большие или малые, потоки беженцев в просторы Казахстана.
     Нередко татары уходили в казахские земли, не выдержав налогового бремени или избегая солдатчины. Говорят, что жители некоей татарской деревни целиком снялись с места и двинулись в эти края. Наконец, они добрались до местечка Лепсы (в современной Талдыкорганской области). Здесь они приняли русские, казахские фамилии, дабы ввести в заблуждение ищеек царской власти. Так они спасли своих сыновей от солдатчины. В этих местах и сегодня немало татар, носящих русские и казахские фамилии.
     У местного населения татары чаще всего находили доброжелательное отношение, приют и степное гостеприимство. В свою очередь, татары приносили сюда свою культуру оседлой жизни, приверженность к исламу и высокий уровень грамотности. В XVIII веке казахи и народы Средней Азии стали применять татарский сабан, считая его лучшим орудием пахоты. Некий татарский купец Ахметов привез казахам Среднего Жуза инструменты и посевной материал. Через два года казахи с благодарностью писали купцу, что они теперь избавлены от голода; русское правительство наградило купца медалью.
     Довольно интенсивным был торговый обмен между Поволжьем, Уралом и Казахстаном. Торговля также приводила к появлению булгаро-татарского населения в этих краях. В различных казахских поселениях (особенно в связи с оживлением торговли начиная с XVIII века) стали появляться постоянные торговые точки, затем и мечети с муллами. При мечетях открывались мактабы и медресе, в которых обучались и татарские, и казахские дети. Еще в те годы на караванных путях появился Кызылъяр (Петропавловск). Недалеко от города было образовано торговое место, где построили также и мечеть. Здесь развернули свою работу предприниматели Бирушев, Муратов, братья Табиевы, а в Семипалатинске - братья Мусины, в Верном - И.Габделжаппаров, отец и сын Каиповы и т. д.
     В XIX веке резко увеличилось проникновение татарских предпринимателей в Казахстан, расширялись взаимосвязи татар и казахов. Эти два народа "издревле связывали не только культурная общность, но и реальная экономическая жизнь ... только на оренбургский меновой торг еще в конце прошлого столетия из казахской степи ежегодно прибывало до полумиллиона овец, десятки тысяч голов крупного рогатого скота, поступали мерлушки, сырье, кожи домашних животных, пушнина, соль, топливо и т. д. ... более века назад татарские купцы Яушев, Якупов, Абдрашитов и другие совместно с казахскими партнерами открывали салотопни, мыловарни, скотобойни, склады, торговые дома в Кустанае, в Актюбе, Иргизе, Карабутаке и т. д. ... Торгово-предпринимательские связи имели большое развитие и уже тогда носили обоюдовыгодный характер" (Н.А.Назарбаев).
     Поддержка торговли с Казахстаном со стороны российских властей была связана не только с экономическими целями, торговля должна была облегчить российское проникновение в Казахстан и в Среднюю Азию. В имперских планах Казахстану отводилась значительная роль: появилась грандиозная идея создать четвертую Россию. Предполагалось провести ускоренную христианизацию населения края и преобразовать Казахстан в Желтороссию в дополнение к собственно России, Малороссии (Украине) и Белоруссии.
     В начале 1860-х годов три брата - мелкие торговцы из поселка Каргалы (Сеитово под Оренбургом) начали привозить из Казахстана шкуры, шерсть, скот. Это дало им возможность расширить торговлю. Один из братьев со своей конторой расположился в Казани, другой - в Оренбурге, третий - в Казалинске. Братья считали, что просвещение - верный путь спасения от голода и нищеты. Один из них открыл медресе в Оренбурге, другой - Гани Хусаинов - курсы по подготовке учителей для работы по новому методу обучения детей. Позже Г. Хусаинов создал женские учительские курсы на свои средства, оплачивал труд учителей на курсах. За один лишь 1897 год он подготовил более ста учителей для работы по-новому и распределил их по два человека на каждый мусульманский уезд от г. Касимова до г. Ташкента.
     Особую роль сыграли татары в повышении уровня грамотности населения в XIX - начале XX века. При отсутствии разветвленной сети государственного образования в Казахстане именно татары стали главными распространителями грамоты среди казахского населения. В середине XIX века в одном только Семипалатинске действовали 7-8 татарских медресе. Немало казахских юношей получало образование в татарских медресе Оренбуржья, Поволжья и Приуралья. В . В . Радлов указывал, что сотни молодых казахов, "которые получили начальное образование дома, теперь идут учиться в татарские медресе в Северной России". Он же отмечал, что медресе Стерлибаш (на территории современной Башкирии) ежегодно принимает до 150 казахов, обучающихся здесь по крайней мере десять лет; что такое явление здесь продолжается в течение нескольких десятков лет.
     С появлением государственных учебных заведений для мусульман казахи получили возможность обучаться и в таких заведениях. К примеру, в 1872-1919 годы в Казанской учительской семинарии получили знания более полутора тысяч молодых татар, башкир, казахов и некоторых других. Татары-меценаты нередко отправляли молодежь для учебы в Турцию и в Аравию. По инициативе татарских благотворительных организаций были созданы библиотеки в Верном, Петропавловске, Капале, Ташкенте, Коканде, Пржевальске, Баку и т. д.
     Образованные казахи того времени начальное обучение проходили под руководством татарских мулл, в татарских медресе. К примеру, Абай Кунанбаев учился сначала у аульного татарского муллы, затем продолжал свое образование в Семипалатинском татарском медресе. Часть казахской интеллигенции была недовольна подобным положением. Она стремилась приблизить свой народ к русской культуре и образованию. Другие считали целесообразным сохранить мусульманское образование. Известны случаи оказания значительной материальной поддержки медресе со стороны казахских купцов и предпринимателей, обеспокоенных проникновением христианства через распространение русского языка в казахской среде.
     Через татар проникло в Казахстан театральное искусство. Еще в 1918 году группа самодеятельных татарских артистов организовала сценические выступления в г. Петропавловске. Культурно-просветительское общество татар Семипалатинска "Маданият" ("Культура") организовало театральную труппу. Там же появилась затем и казахская любительская группа. Татарские самодеятельные группы были организованы также в Кустанае, Атбасаре, Павлодаре, Уральске и т. д. В 1919 году приехал в Верный татарский актер X.Уразиков. Он организовал здесь труппу под названием "Театр имени Г.Тукая". С начала 1920-х до конца 1930-х годов в Алма-Ате работали татарский театр рабочей молодежи, татарские театральные группы при Казпотребсоюзе, при зооветеринарном техникуме и при татарской школе. В татарских сценических выступлениях делали свои первые шаги на сцене многие будущие знаменитости: К.Байсеитова, К.Бадыров, К.Кармысов, Ш.Мусин и другие. Перед казахской и татарской аудиторией выступали с гастролями театральные труппы "Сайяр", "Нур" из Уфы и т. п.

     С Казахстаном были связаны имена многих выдающихся представителей татарского народа. Одной из таких личностей является ученый и дипломат, знаток азиатских языков Шагимардан Ибрагимов (1840-1892). Он подружился с выдающимся сыном казахского народа Чоканом Валихановым еще в годы совместной учебы в Омском кадетском корпусе. Эта дружба продолжалась позже, когда Ш.Ибрагимов работал в Петропавловске. Он стал первым редактором газеты "Туркестанские края" в 1870-1881 годы, выходящей па узбекском и казахском языках (Позже на этом посту его сменил другой татарин - X.Чанышев). Ш.Ибрагимов оказывал практическую помощь ученым, собирающим материалы о жизни казахского и других народов Туркестанского края. Он написал несколько статей, посвященных традициям и судопроизводству казахов, казахскому народному фольклору. Ш.Ибрагимов составил и опубликовал "Толковый словарь бытовых и традиционных слов казахского языка". Объясняя цель этих своих изысканий, он писал, что хочет собрать и дать в целом виде сведения о быте и традициях того народа, с которым ему часто приходилось общаться; что казахский народ всегда вызывал у него лучшие чувства, а в характере этого народа он видел много светлых качеств.
     Упомянутый выше Хусаин Фаизханов занимался также проблемами казахского языка. Именно он определил, что язык эпоса "Манас" не является казахским. Он вел переписку с И.Алтынсариным, с Ч.Валихановым. В одном из писем к последнему он сообщает, что во время своей поездки в степи им собрано более двух тысяч казахских слов, много фраз, а также сказок, пословиц, песен и т. д., и благодарит Ч.Валиханова за переданные материалы. Смерть помешала ученому завершить работу по составлению казахско-русского словаря.
     Выпускники отделения восточных языков С.-Петербургского университета проникались идеями своих преподавателей, подобных X.Фаизханову. Именно поэтому влиятельный деятель российского просвещения того времени Н.И.Ильминский считал этих студентов непригодными для работы в азиатских окраинах, т. к. "они изучают литературу, историю и этнографию азиатских народов объективно и переносят на них свое сочувствие". Н.И.Ильминский был убежден, что в работе с азиатскими народами недопустимо сочувствие, а потому не должно быть объективного изучения культуры этих народов.
     Абубакир Диваев (1856-1933) исследовал языки и этнографию народов Казахстана и Средней Азии. Автор многих научных трудов, он в последние годы был профессором Ташкентского университета. В течение 44 лет проработал доктором в Туркестанском крае Ханафи Батыршин (1837-1912). Это - один из первых татар, имеющих высшее медицинское образование.
     Любимым поэтом татар, казахов и башкир был Мифтахетдин Мухаммедьяр-улы (1831-1895). Уроженец Белебеевского уезда, он работал учителем в Казахстане. Известный певец-акын, он был наречен казахской беднотой Акмуллой.
     Немало видных деятелей татарской культуры, искусства и литературы является уроженцами казахской земли. Например, Галим Акчурин (1890-1938) был учителем в своем родном городе Петропавловске. В работе Милли Маджлиса в Уфе (1917 год) он участвовал как представитель данного края. Акрам Галимов (1892-1913) родился в Кустанае, писал свои поэтические произведения на татарском и казахском языках. Он был секретарем журнала "Айкап", выходящего в Троицке на казахском языке. Всего лишь 28 лет прожил другой поэт Ахмет Уразаев-Курмаши, работавший учителем в Петропавловске. Его поэтические произведения также написаны на двух языках. Друг Г.Тукая, известный педагог и журналист Габдулла Гыйсмати родился в Кустанае. Он является автором нескольких учебных пособий.
     В Казахстане родились видные татарские поэты Нури Арслан и Махмут Хусаин, а также выдающийся татарский композитор Нажиб Жиханов. В Казахстане раскрылись таланты целого ряда творческих личностей-татар: композитора Латыфа Хамиди, певцов Ришата и Муслима Абдуллиных, дирижера Фуата Мансурова и т. д. Здесь родился и здесь творит свои сочинения видный татарский писатель Ибрагим Салахов. Здесь живут и трудятся немало сыновей и дочерей татарского народа - известные артисты, художники, ученые. 320 тысяч татар, т. е. 2% населения республики, заняты во всех отраслях хозяйства Казахстана.

     Казахи и Казань
     Одним из известнейших кюев в казахской среде является музыкальное произведение «Казань». Его исполняют либо на кобызе, либо на домбре. Пользуется огромной популярностью один из вариантов кюя «Казань», исполненный на домбре Мадии Мутиевым. А вот известный кобызист Ыкылас долгое время наигрывавший данное произведение, называл его «Казанский рубеж», или «Казанский поход».
     Сама тема кюя была навеяна разрушением города Казани, что исходит уже из названия. Можно смело утверждать, что кюй написан в промежутках от 1552-1560 годов. Жесточайший разгром Казани произошел по вине правителя Руси Ивана Грозного, совершившего агрессию против одного из тюрко-язычных государств того времени, существовавших на территории нынешней Евразии. Известный писатель Мухтар Магауин в своем букваре казахской истории, захват города Казань описывает следующим образом: «…это происходило на тот момент, когда московское княжество стало именоваться Русью, и сила влияния этого государства стала возрастать. Для своей экспансии на Восток Руси необходимо было захватить Казань, дабы стать третьим Римом и колонизировать все близлежащие тюрко-язычные государства».
     Опасаясь, что военные действия могут обернуться поражением и потерей войска, Русь изначально намеревалась подчинить Казань политически. Но элита Казани оказалась сплоченной и не склонной поступаться своим суверенитетом. В то время как в среде простых казанцев были широко распространены патриотические настроения.
     Таким образом, дипломатические усилия, предпринятые Иваном Грозным не принесли успеха. В конечном итоге закончилось все мобилизацией русских. Царь Иван Грозный, 19 августа 1552 года, прибывает на казанскую землю. Количество русских воинов достигает 150 тысяч человек, которым противостоят тридцать тысяч татар. Русь начинает войну используя пятикратное превосходство в живой силе и военной технике.
     Татары, не желая становиться рабами, сражаются до последнего. В ответном письме царю Ивану, хан Жадыгер писал так: «Мы готовы к кровавому пиршеству, к войне, ожидаем вас!». В течение 2-3 дней начался штурм Казани, обернувшийся огромным количеством смертей, как среди нападающихся, так и обороняющихся. Это была величайшая трагедия в истории братского нам татарского народа, до сих пор не оставляющая равнодушными их потомков.
     Осада Казани продолжалась 40 дней. Татары, подставляли себя под пули, но, не сдавались, героически уничтожали русские войска. Однако численное превосходство неприятеля решило дело.
     В тоже время неподалеку от разворачивавшихся событий находилась Ногайская орда. Ногайский хан Улы-би Жусип мог в течение двух дней выставить вооруженные войска, численностью до 200 тысяч человек. У самого хана было 30 воинственных сыновей, в подчинении которых находилось от 5 до 10 тысяч воинов. Сыновья хана обратились к отцу с просьбой направить к Казани свои боевые тумены. Ведь уничтожение этого города грозило и Ногайской орде опасностью. Но Жусип хан оказался глух к их просьбам, запретив отправку отрядов на место боевых действий. В этот момент прославившаяся своим умом и красотой жена хана Казани Суинбике направляет письмо своему отцу Жусип-хану, в котором просит слезно о помощи. В письме, в частности говорилось, что враг уже близок и пощады не будет. Жусип отмалчивается и на этот раз. Вероятно, к тому времени он окончательно выжил из ума? Или же надеялся, что с упадком Казани укрепиться Ногайская орда. Что же касается сыновей Жусип-хана, то они не могли пойти против воли отца, хоть и каждый день настаивали на своем. У Ногайской орды, приди она на выручку Казани были и возможности, и силы, чтобы победить в этой войне, но помощь так не была оказана.
     В конечном итоге русские захватывают Казань. Царь Иван Грозный отдает приказ об уничтожении всех жителей города, за исключением женщин и детей. Проливается море крови.
     Уничтожение Казани оставляет неизгладимый след в исторической памяти других тюркских народов. В казахских сказаниях эта тема занимает особое место. Доблестные казахские батыры, услышав известие о захвате Казани, отправляются на помощь, и, победив врага, освобождают город. К примеру, в музыкальном произведении «Шора батыр», Нарык – улы Шора говорит:

     «Как можно спокойно относится
     К захвату неверными Казани?
     За своих братьев не жалко отдать и жизнь»
     Несмотря на уговоры родителей, он отправляется в поход, моля Всевышнего:
     «Пусть сыплет снег,
     Но не прольется кровь,
     Пока я не приду в Казань.
     Пусть льется кровь и не сыплет снег
     Когда я буду там».

     Шора-батыр, как и другие батыры, приложили титанические усилия, вследствие чего город был освобожден от русских.
     Это лишнее свидетельство того, настолько были близки и сплочены тюркские народы в те времена. Насколько понятны были народу идеи Алтын орды. (Журнал «Жулдыз, декабрь. 1993 года)
     Кюй «Казань», издавно популярный в среде казахов, символ смелости и доблести, призывающий тюркские народы к сплоченности. В нем и по сей день, звучит призыв к единению.
     источник: zonakz.net

Яндекс.Метрика free counters