ya_palomnik
Татары Пермской области
Tatars of the Perm area

Для веб-мастеров. Пользуюсь хостингом в Германии 3 года.
Рекомендую, нареканий нет.
Поиск по сайту
Татары за рубежом Районы Татарстана Статьи Старые фото городов
Татары в России Районы Башкортостана Известные люди Кухня народов

Татары Пермской области

     Татары Прикамья образуют одну из многочисленных групп коренного населения. После падения Казанского ханства свободные земли Южного Прикамья быстро заселяются, в том числе и поволжскими татарами. Наибольшая их концентрация наблюдалась по Тулве, Сылве, Ирени и на прилегающих территориях. К поволжским татарам присоединилась часть сибирских татар, мигрировавшая сюда значительно раньше. Однако пермские татары неоднородны, исследователи выделяют среди них несколько этно-территориальных групп: сылвенско-иренских татар, муллинских татар и тулвинских татар и башкир.
     Сылвенско-иренские татары формировались на основе нескольких этнических компонентов тюркско-финно-угорского происхождения. В настоящее время они считают себя татарами и соотносят с другими территориальными группами татар Поволжья и Приуралья. В Тулвинском поречье (Бардымский район Пермской области) наиболее остро встает проблема этнической идентификации татароязычного населения. В конце XVI века в Тулвинском поречье начинаются новые этнокультурные процессы, во многом определившие этнокультурное своеобразие группы тулвинских татар и башкир. С XVI века в верхнем течении Тулвы появляются припущенники-тептяри, основу которых составили казанские татары, удмурты и марийцы. В этот же период в низовьях реки Тулвы появляется русское население, под давлением которого башкиры вынуждены переселяться в верховья реки, где они смешиваются с тептярским населением. Именно в этот период башкиры переходят от полукочевого скотоводства к земледелию и основывают постоянные поселения. Родственность татарской и башкирской культур, языка, основанная на общности раннего булгарского компонента, соседское, часто в одних поселениях, проживание, единая земледельческая система хозяйствования, иноэтническое окружение были главными факторами интеграционных процессов XVI-XIX веков, способствовали консолидации группы в единую этнокультурную общность. Удмурты и марийцы в большей части были ассимилированы. Именно участие казанских татар в формировании группы, а также значительное культурное влияние Казани стали причинами того, что к настоящему времени этническое самосознание тулвинских татар и башкир двойственно.
     К середине XIX века окончательно сложилась единая этнокультурная общность тулвинских татар и башкир.
     В начале 1990-х годов в Пермской области татар насчитывалось 150,4 тыс. человек (4,9%). Татарское население компактно проживает на 12 территориях области: в городах Гремячинске (15,3%), Кизеле (13,5%), Лысьве (16,8%), Чусовом (6,7%), в районах Куединском (6,4%), Кунгурском (8,8%), Октябрьском (32,5%), Ординском (16,4%), Пермском (5,1%), Суксунском (7,9%), Уинском (33,5%), Чернушинском (7,1%).
     В Прикамье созданы Региональная национально-культурная автономия татар и башкир Пермской области, национально-культурная автономия татар г. Перми, 12 местных национально-культурных обществ и центров.

          Крепкие корни
     Вот уж поистине, татар, как цыган, исторические ветры и житейские обстоятельства раскидали по всему белому свету. Разница только в том, что вечно странствующий цыган привык устраиваться на ночлег где угодно, хоть на придорожном лугу под телегой. А татарин предпочитает жизнь оседлую, размеренную и, даже оказавшись на чужбине, непременно берется строить дом, обзаводиться своим садом-огородом, чтобы пустить, как говорится, корни.
     На прошедшем в Казани в последних числах августа 1997 года Втором Всемирном конгрессе татар делегаты и гости какие только страны и континенты не представляли.
     Вплоть до Великобритании, США, Японии, Австралии и чуть ли не Папуа-Новой Гвинеи.
     Впрочем, не будем долго о татарах дальнего зарубежья, которых там не так уж много - где пара тысяч, где и сотни не наберется. Нам бы со своими отечественными разобраться: их, поданным статистики, набирается семь с лишним миллионов - второй по численности народ в России. И лишь четвертая часть проживает в сегодняшнем Татарстане.
     Многие мои сородичи осели "на отшибе", вдали от Казани, ежели заглянуть в историю, еще во времена Золотой Орды, или сбежали куда глаза глядят от насильного крещения после казанского похода Ивана Грозного в 1552 году. Имею в виду татар астраханских, касимовских (нынешняя Рязанская область), сибирских, да и наших пермских, поселившихся здесь, в бассейне реки Тулвы (нынешние Бардымский и Осинский районы), еще в XIII-XIV веках. И не только их, но и тех, кто угодил под "великое переселение" уже в XX веке. Только в период первых сталинских пятилеток в 30-е годы из Татарстана уехали по вербовке на "великие стройки" 300 тысяч человек - почти десятая часть всего тогдашнего населения республики. В одном 1940 году из Татарстана в далекий Донбасс проследовали 33 эшелона "телячьих вагонов" с вербованными рабочими. Только на шахтах Донецкого угольного бассейна число рабочих-татар превысило сто тысяч! Не зря нашим народом сложено столько пронзительных песен о тяжкой горняцкой доле-участи.
     А сколько их, вербованных или сосланных как "кулацко-контрреволюционный элемент", понаехало в пермские края - на шахты Кизела, Гремячинска, Углеуральска, Губахи, в северные леспромхозы Коми-Пермяцкого автономного округа, Красновишерска, Горнозаводска, на сплавные рейды, грузчиками на камские пристани... Достаточно назвать хотя бы почетного гражданина "столицы химии" города Березники Мирсаида Ардуанова, тоже уроженца Татарстана, "перековавшегося" из грузчика в первостроителя гиганта отечественной индустрии. "Железный нарком" Серго Орджоникидзе наградил труженика и отдельной квартирой в новом благоустроенном доме, и персональной легковушкой.
     Между прочим, сам я тоже из той, самой "отколотой" части нации: в послевоенном 1951 году наша семья, потерявшая на фронте отца, оставшаяся на полном иждивении матери-учительницы, вынуждена была в поисках лучшей доли переехать из Татарстана в Пермскую область, где в ту пору пустовали многие деревни. Потому что и здешние крестьяне, тоже в поисках лучшей доли, подались от "палочек-трудодней" на "великие стройки" - на сооружение Камской ГЭС, на шахты, заводы, лесоповал. Ирония судьбы: работали они бок о бок с вербованным людом из того же Татарстана.

          Так вот, о пермских татарах
     По данным Всесоюзной переписи населения 1989 года, из проживавших тогда в области 3 миллионов 91 тысячи 481 человека более чем 100 национальностей 150 тысяч 460 человек составляли татары. Это 6,6 процента от всего населения области. Мы здесь второй, после русских, по численности народ. Нас чуть ли не вдвое больше, чем коренных жителей - коми-пермяков, имеющих с 1925 года в составе Пермского региона свой национальный автономный округ, который ныне входит в число 89 субъектов Российской Федерации.
     Так вот, пользуясь представившейся возможностью, со страниц уважаемого журнала "Жизнь национальностей" мне хотелось бы отдать поклон коренным пермским татарам с их многовековой родословной. Они даже в самые лихие времена сумели сберечь себя как этнос, общаясь на родном языке, соблюдая традиции, обычаи, обряды своего народа.
     С давних времен татары расселились на Пермской земле не вразброс, а компактно, целыми деревнями, поселками, а то и районами. В этом отношении особенно уникален, конечно, Бардымский район, который вполне можно назвать национальным: из 30 тысяч его населения 92 процента составляют татары и башкиры. Кстати, пермские башкиры почти поголовно считают своим родным языком татарский. Это можно объяснить в первую очередь тем, что в Пермской области нет ни одной башкирской школы. А татарских школ - 92. По числу их Пермская область неизменно занимает одно из ведущих мест в России, уступая лишь Татарстану, а также Башкортостану, среди населения которого татарская диаспора, как известно, тоже занимает значительное место.
     Совместными усилиями башкир и татар в 1989 году было создано первое национальное объединение - Пермский областной татаро-башкирский общественный центр. А с конца 1998 года, с переходом в другой статус, центр преобразован в Региональную национально-культурную автономию татар и башкир Пермской области.
     Цели у нас общие, неразрывные - сохранение в условиях преимущественно русскоязычной территории самобытности, традиций, культуры, обычаев татар и башкир. И потому далее, когда речь пойдет о сородичах и земляках, позвольте мне не называть, кто из них татарин, а кто башкир. Тем более что многие имена и фамилии у наших народов звучат одинаково.

          Сила народа, дух его - в подвижниках
     При подготовке этого материала, роясь в домашнем архиве, я наткнулся на прелюбопытнейший листочек. Это было приглашение на первую национальную конференцию, состоявшуюся 20 мая 1989 года в Перми и посвященную созданию областного татаро-башкирского общественного центра имени Мулланура Вахитова (нашего земляка, уроженца Кунгура, ставшего после революции 1917 года Верховным комиссаром по делам мусульман при Совнаркоме России, а в 1918-м, 25 лет от роду, убитого ворвавшимися в Казань белочехами).
     Помню ту шумную конференцию. В зале - море делегатов, съехавшихся из многих, даже самых отдаленных городов и районов Прикамья. Что лишний раз убедило: да, мы - сила, с которой придется считаться властям.
     В создание областного национального общественного объединения существенный вклад внесли выходцы из Бардымского района. И сейчас без бардымцев не обходится ни одно мероприятие областного масштаба: ни сабантуй, ни концерт, ни конференция. Они приезжают в Пермь из своего района целыми автобусами, разумеется, при поддержке местной администрации, возглавляемой Рифом Исмагиловым. И участвуют во всем: поют, танцуют, музицируют, верховодят в спортивных состязаниях, особенно национальной борьбе.
     А заместитель главы администрации Бардымского района, член координационного совета областной администрации по национальным вопросам Салим Назин - душа нашего татаро-башкирского объединения с момента его создания. Бывая в Перми, он непременно заглядывает в 308-ю комнату культурно-делового центра, где разместилось наше правление. Да и двери гостеприимной квартиры самих Назиных всегда открыты для нас. Супруги Салим и Нурия (а у них в семье пятеро детей!) - радушные хозяева: непременно угостят чаем, предложат отведать молока, сметаны со своего подворья.
     Конечно, дорожат традициями не только в Бардымском районе. В Октябрьском районе, который мне тоже довелось исходить вдоль и поперек, действуют 18 национальных школ, вокруг не умолкает татарская речь, звучат родные напевы. И везде есть свои заводилы, неуемные подвижники. Это Маймуна Мамонова из райцентра, учительница Ишимовской школы Светлана Гайнетдинова, глава мусульманской общины села Енопаево поэтесса Масхуда Миркадамова. Это Виль Камильский из села Иштиряки Уинского района, ставший несколько лет назад лауреатом Всетатарского конкурса гармонистов имени Файзуллы Туишева, - бессменный участник наших мероприятий, непревзойденный знаток народной музыки. Это член правления национально-культурной автономии, сын погибшего фронтовика, мой однофамилец Данир Галимзянович Закиров. Благодаря своему деятельному, подвижническому характеру он прошел путь от горняка Кизеловского угольного бассейна до доктора технических наук, академика Международной академии энергетической безопасности, генерального директора Ассоциации энергетиков Западного Урала.
     И как не сказать хотя бы несколько слов о нынешнем председателе правления национальной автономии Фаузии Сунгатовне Пак, сумевшей организовать впервые в истории миллионной Перми детсад-школу "Чулпан" ("Венера") для татарских и башкирских малышей! Как обойти вниманием Саубана Габдурахмановича Чуганаева - композитора, музыканта, певца, чьи песни "Яран гюль" (Герань"), "Балан" ("Калина") и другие звучат сегодня по всему татарскому миру - и в России, и в зарубежье! Нельзя не назвать и нашего юного талантливого шахматиста, школьника Ильдара Хайруллина, который уже в 9 лет стал чемпионом России среди юниоров, а в 10-летнем возрасте завоевал шестое место на Всемирном чемпионате юных шахматистов в Испании.
     Неравнодушное отношение к делу, профессионализм отличают пермских татар и башкир. Они настоящие хозяева и на общественном поле, и на своем подворье. Заезжайте в любую из наших деревень - вы непременно увидите отливающие желтизной крепкие дома, от вида которых, кажется, и вокруг, и на душе становится светлее. Только в Бардымском районе ежегодно поднимаются до трехсот свежесрубленных просторных домов усадебного типа. Они строятся с расчетом на сыновей, дочерей, внуков. Чтобы и новые поколения врастали корнями в родную землю и ставили рядышком новые дома для своих потомков.
     А дом, обустроенный быт, крепкие корни - святое для моих сородичей. Так было, есть и будет.
          Ильдус ЗАКИРОВ, редактор Пермской областной татарской газеты "Халык чишмэсе"

free counters

Яндекс.Метрика