ya_palomnik
Алтата - село татарское
Altata - village Tatar

Для веб-мастеров. Пользуюсь хостингом в Германии 3 года.
Рекомендую, нареканий нет.
Поиск по сайту
Татары за рубежом Районы Татарстана Статьи Старые фото городов
Татары в России Районы Башкортостана Известные люди Кухня народов

Алтата - село татарское, заволжское

     Хабибуллин А.А. (www.altata.ucoz.ru)

     В левобережной части Саратовской области имеется всего пять татарских сел. В административном отношении три из них - Алтата, Верхазовка (Югары Оз), Сафаровка (Яна Пэнделкэ) - относятся к Дергачевскому району, одно - Осинов Гай (Узин)- к Ершовскому, еще одно-Новая Елюзань (Яна Элезен)- к Балаковскому району. Вес эти села до середины XIX века в составе Новоузенского и Николаевского уездов входили (Саратовскую губернию, с 1850 по 1918 год - в Самарскую, в последующем вновь отошли к Саратовской губернии (с 1934 г. -области). Среди заволжских татарских сел Алтата выделяется как своим возрастом», так и богатыми традициями, потенциалом социокультурного развития. В XX столетии двое алтатинцев: Герой Советского Союза Касим Шабанович Ахмиров (1923-1951), отличившийся на фронтах Великой Отечественной войны, и Герой Социалистического Труда Фарит Сулейманович Асфандияров, возглавлявший местный колхоз «Путь Ленина» в 50-70-е годы, прославили свое село. Десятки выпускников сельской средней школы, одной из лучших в области, стали высококвалифицированными агрономами, врачами, инженерами, педагогами... История села Алтата до сих пор еще не становилась предметом специального научного изучения. Вместе с тем определенные попытки в этом направлении предпринимались сельчанами - любителями старины. Наиболее значительной следует признать работу учителя алтатинской средаей школы Абдуллы Садыковича Нарбикова, завершившего в 1970 году рукописный труд «История села Алтата». Значительная историко-краеведческая работа проводится в сельской школе и в настоящее время. Очевидно, настала пора приступить к созданию научных исследований по истории татарских сел, в том числе и села Алтата.
     Важнейшей целью таких исследований следует считать выявление основных тенденций социокультурного развития татарского этноса в ХУП-ХХ веках с учетом особенностей его различных экстерриториальных групп. Первым шагом на этом пути является создание источниковой базы, главным образом в виде архивных и иных документов.
     Данную публикацию можно считать одним из первых скромных результатов работы, ведущейся в Саратовском регионе. В ней на основе выявленных А. Хабибуллиным архивных документов реконструируется преимущественно история села Алтата в 20-30-е годы XX века.
     Согласно устным преданиям, село Алтата было основано в 20-е годы XVIII века переселенцами из татарских сел Кикино, Кочкаровка, Мочалейка, Кобылкино, Телятино, Решетино, относившихся к Пензенской провинции. Первыми жителями села были шесть отцов - глав семей: Алтынбай, Сайд, Сафар, Хобби, Башай, Арыслан. Отсюда и название села - Алтата («алты ата» - шесть отцов). Многое указывает на то, что татарские крестьяне пришли в затерявшееся в глубине заволжской степи место не по царскому указу, а по собственной инициативе, скорее всего - в качестве беглых тягловых людей. Крестьяне-мусульмане в это время бежали на окраины империи, спасаясь от невыносимого экономического и духовного гнета.
     Вспомним, что в период царствования Петра I и его преемников резко усилились гонения на иноверцев, в особенности на мусульман, небывалых масштабов достигла миссионерская деятельность Русской Православной Церкви в Поволжье и на Урале. Есть сведения, что именно в это время часть жителей названных выше пензенских сел вынужденно приняла крещение; многие, спасаясь от миссионеров, бежали из обжитых мест, основывали новые поселения. Вполне возможно, что некоторые из них после долгих мытарств оказались в далекой заволжской степи.
     Значительное время это небольшое поселение на берегу степной речки существовало, очевидно, полулегально, избегая контактов с представителями царской администрации.
     У последних же до отдаленных поселений просто-напросто не доходили руки.
     Обращает на себя внимание забота отцов-основателей о сохранении целостности, гомогенности своего мира. Фундаментом этой гомогенности в то время служил ислам.
     Предание донесло до нас такой факт: вскоре после основания Алтаты по соседству поселилась группа православных казаков во главе с атаманом Герасимом (это имя сохранилось в названии одного из уголков алтатинской земли). Однако коренные алтатинцы, опасаясь того, что новые поселенцы построят здесь православный храм, вынудили их оставить место заселения. Казаки поселились в 16 километрах севернее Алтаты. Здесь впоследствии возникло большое село Дергачи.
     В 30-40-е годы XIX века вблизи Алтаты крестьянами-переселенцами из северных уездов губернии – Кузнецкого и Хвалынского - были основаны еще три татарских села: Верхазовка, Сафаровка, Осинов Гай. В данном случае главной побудительной причиной переселения являлось крестьянское малоземелье и безземелье в густозаселенных уездах. Эта акция осуществлялась с разрешения и под контролем администрации.
     На основе эпиграфических памятников нам удалось установить ряд исторических фактов о жителях села Алтата. Сохранилась намогильная плита «помощника хазрата, сына Мухаммада Галиакбарова, муллы Шагиахмата, умершего в 19 лет 10 мая 1830 года». По преданию, он был учеником Асфандияр-хазрата, приехавшего из уездного города Николаевска (ныне г. Пугачев) в начале XIX века. Именно при Асфандияр-хазрате, по его инициативе и под его руководством, в селе были построены новые мечети и открыты мектебы при них.
     Кроме того, сохранились надгробия отца и сына с надписями: «Хаджи Мухетдин умер в 1868 году», на другой: «Дамелла Мухаммед, сын Мухетдина. Родился в 1837 году, умер в 1910 году». То обстоятельство, что последний имел духовный сан дамеллы, свидетельствует о том, что на рубеже XIX-XX веков в Алтате был уже не один, а несколько имамов, и Мухаммад среди них был старшим.
     К 1914 году число жителей Алтаты достигло 5 138 человек. По мусульманскому обычаю, село делилось на махалли (приходы). Каждая махалля имела свою мечеть. В начале XX века в Алтате действовало 5 мечетей с имамами и муэдзинами. Мечети были сооружены из дерева, а минареты из красного кирпича.
     При каждой мечети имелось начальное духовное училище - мектебе, где ежегодно обучалось 25-30 учеников-мальчиков. Небольшая часть девочек махалли посещала занятия в доме муллы, проводимые его женой-абыстай.
     Обучение в основном сводилось к ознакомлению с основами мусульманской веры, овладению навыками совершения намаза и выполнения других обязанностей мусульманина, к чтению и заучиванию сур Корана.
     Новометодные школы в Алтате были открыты сразу после революции 1905—1907 годов. Велика заслуга в этом трех адтатинцев, получивших образование в знаменитом оренбургском медресе «Хусаиния»: Б.Г. Яфарова-Абдуллина, Г.X. Абдрахманова, М.Г. Вахитова. Следует отметить, что деятельность педагогов-джадидистов вызывала неприятие и противодействие не только со стороны кадимистов, но и царских чиновников.
     Назрели и другие общественные проблемы. В татарской деревне нарастало социальное неравенство, имущественное расслоение. По данным земской статистики, лишь небольшое число семей держало до несколько лошадей, верблюдов, коров, большинство их не имело.
     Крестьянское хозяйство в целом было малопродуктивным, крайне нестабильным. Заволжское село и в начале XX столетия страдало от частых неурожаев, сопровождавшихся самым настоящим голодом. Так, в 1912 году в Новоузенском уезде неурожай охватил 20 волостей с 63 селениями. Стремясь хоть как-то помочь голодающим, уездная земская управа открыла столовые в ряде сел, в том числе и в татарском селе Верхазовке.
     Первая мировая война крайне болезненно отразилась на положении российского крестьянства вообще, и татарского крестьянства в особенности. Поэтому революционные события 1917 года были встречены в Алтате, как и всей стране, с большими надеждами. В переустройство жизни втягивались беднейшие слои крестьянства, батраки. Ведущую роль в общественно-политической жизни села стали играть вернувшиеся с фронтов революционно настроенные солдаты. Некоторые из них являлись активистами наиболее влиятельных политических партий большевиков и левых эсеров. Ими был создан сельский совет крестьянских депутатов (в начале 1918 г.).
     В истории села остались имена первостроителей новой жизни — коммунистов Ф. Асанова, Ш. Бадаева, Г. Салихова, С. Салихова, X. Шамьюнова. В июне 1918 года они были схвачены занявшими село уральскими белоказаками и после жесточайших пыток расстреляны. О тех трагических событиях напоминает скромный обелиск, выполненный Р.И. Абдуллиным и установленный в 1957 во дворе школы.
     Обстановка крутого поворота, переживаемая страной, накладывала глубокий отпечаток на все стороны жизни общества, и в том числе и на религиозную. Декретом Совнаркома РСФСР ог 23 января 1918 года церковь была отделена от государства, школа - от церкви. Деятельность религиозных учреждений была поставлена под достаточно жесткий контроль Советского государства.
     Сильным ударом стал фактический запрет на образовательную деятельность мусульманского духовенства. По сути, был утрачен мощный рычаг влияния на подрастающее поколение, на всю крестьянскую общину, а также важный источник материальных средств, необходимых для содержания мусульманских священнослужителей. На этой почве между новой властью и мусульманским духовенством возникло острое противостояние, сопровождавшееся конфликтами.
     В истории села Алтата отмечен факт открытого выступления ряда мулл против нововведений. Весной 1918 года имам Верхнекурмышской мечети Ибрай (Ибрагим), собрав несколько десятков верующих, совершил нападение на новометодное мектебе учителя Вильдана Ахмерова, обвиняя последнего в использовании учебников с изображениями человека и животных. Учитель и некоторые из его учеников были избиты.
     Очевидно, этому выступлению способствовала сложившаяся в регионе ситуация. В тот период отряды Уральского казачьего войска стали занимать заволжские села, ликвидируя повсюду советскую власть. После изгнания белоказаков частями Красной Армии, в Алтате, как и в других местах, установился твердый порядок. С осени 1918 года по всей стране стал претворяться в жизнь закон «О единой трудовой школе». Новых открытых выступлений духовенства не отмечалось.
     В эпоху нэпа наметилась определенная «оттепель»: все пять мечетей села функционировали нормально. Имамы и муэдзины, пользуясь благоприятными условиями, сумели несколько укрепить свое материальное и социальное положение.
     В конце 20-х годов ситуация коренным образом изменилась. Резко возросло экономическое и политическое давление на зажиточную часть деревни, а также на мусульманское духовенство. Об этом свидетельствуют архивные документы.
     Согласно одному из них в 1927—1929 годах были лишены избирательных прав 16 глав семей вместе с иждивенцами, всего 39 человек. Среди них были все служители культа, включая имамов М. Вялыпина, Я. Ахмирова, X. Нигматуллина, Г. Кузяева.
     Развертывание сплошной коллективизации сопровождалось дальнейшим нажимом на духовенство, в том числе мусульманское. По постановлению комиссии при Алтатинском сельсовете от 25 сентября 1930 года хозяйства имамов Вялыпина, Ахмирова, Нигматуллина, Ханбикова обязывались в двухдневный срок ссыпать зерно (от 20 до 50 пудов) в семенной фонд местного колхоза «Путь Ленина».
     Вскоре последовало новое постановление: за несдачу семенного зерна отобрать домашний и рабочий скот у Г. Кузяева, М. Вяльшина, X. Нигматуллина, Б. Ханбикова.
     Решающий удар был нанесен в 1933 году. 4 января Алтатинский сельский Совет постановил: «Предложить коллективу верующих внести в кассу сельсовета начисленную сумму налога. В случае неуплаты поручить президиуму совета расторгнуть договор на эксплуатацию мечетей. Срок уплаты установить до 25 января 1933 г.». Все указывает на то, что необходимые для уплаты налога деньги не были собраны. Здания мечетей перешли во владение сельсовета. Два из них были отданы под строительство зданий МТС.
     Закрытие молельных домов проходило по всей стране, имело массовый характер. Здания использовались в основном для укрепления материальной базы сельских учреждений образования и культуры. Происходило своеобразное замещение религиозной системы просвещения и воспитания светской. Мирное сосуществование этих двух систем оказалось в то время невозможным. Слишком велика была сила их взаимного неприятия.
     Лишь спустя несколько десятилетий, на рубеже 80-90-х годов, ситуация начала меняться. В татарских селах стали открываться мечети. Алтата и в этом деле оказалась пионером. Уже в 1990 году здесь по инициативе председателя сельского Совета, коммуниста 3.М. Асанова была построена мечеть.
     В качестве предварительного вывода можно отметить, что роль мечети в жизни татарского сельского микросоциума не была величиной постоянной. Очевидно, эта роль имела тенденцию к возрастанию, когда деятельность мусульманского духовенства соответствовала требованиям времени, способствовала решению задач социокультурного развития. Таким нам представляется один из уроков истории, прослеженный на примере заволжского села Алтата.

free counters

Яндекс.Метрика