ya_palomnik
История деревни Кестым
History of the village of Kestym

Слушаем музыкальные произведения на странице "Музыкальный деликатес".
Для веб-мастеров. Пользуюсь хостингом в Германии год. Рекомендую, нареканий нет.
Поиск по сайту
На главную Татары за рубежом Районы Татарстана Статьи Мой Нефтекамск Фотогалерея Татарские песни
Известные люди Татары в России Районы Башкортостана Казанский Кремль Фото Нефтекамска Музыкальные коллективы Татарская кухня
деревня Кестым

История деревни Кестым. Татары

     По-разному, порой очень контрастно, живут сегодня наши деревни. Приедешь в одну — и сердце сожмется от обиды за беспросветное существование сельчан и чувства несправедливости. Другая, напротив, удивит и обрадует достатком своих жителей, их спокойным оптимизмом, внутренней уверенностью. Деревня Кестым Балезинского района Удмуртии — из тех самых, оптимистичных и зажиточных.
     Как объяснили мне знающие люди, татарские деревни, коей и является Кестым, никогда особенно не бедствовали: семьи умело и практично вели хозяйство, торговали, знали счет деньгам, давали образование детям… И очень бережно и трепетно хранили свои традиции и культуру — как предписывает ислам. Познакомиться с этой культурой мы и прибыли к кестымским хранителям фольклора, которых для нас собрал в деревенском клубе его художественный руководитель Муса Мустафаевич Касимов.
     Как на праздник, пришли бабушки на встречу — в цветастых платьях, расшитых бисером камзолах, татарских бархатных шапочках-калфаках, ярких платках, белоснежных шалях… На единственном мужчине, веселом и задиристом 79-летнем Хикматулле Габдуловиче Касимове — нарядная бархатная тюбетейка.
     — Татары любят украшать себя — надо, чтобы все блестело и было красиво! — посмеиваясь, говорят о своих нарядах хозяева.
     Хозяева клуба гостеприимно встретили нас, бабушки нашли время, чтобы исполнить для нас песни — хотя и не очень-то одобряется исламом, когда без религиозного повода выносятся напоказ вековые традиции. Местный молодой мулла Ильмир Касимов (он же — руководитель школьного краеведческого музея), спешивший на службу, выкроил целый час для того, чтобы провести для нас увлекательную экскурсию по своему замечательному школьному музею, где хранятся настоящие раритеты быта и культуры татар.
     Когда-то в Кестыме, которому исполнилось 330 лет, было несколько мечетей — местные историки-краеведы уверяют, что, как минимум, три мечети располагались на территории деревни. Впрочем, неудивительно — уже к началу 20-го века Кестым насчитывал около пятисот дворов. Сейчас жителей здесь поменьше — дворов триста осталось. И мечеть одна, перевалившая за столетний юбилей. За все годы существования мечеть практически не закрывалась, разве что ненадолго во время Великой Отечественной войны. Уж каким чудом миновала Кестым атеистическая пропаганда и борьба с религией, остается только гадать.
     — С нашей мечетью связана особая история, — рассказывает учитель истории средней школы Кестыма Танзия Габдулхаковна Касимова, пока бабушки готовятся к записи. — В 1895 году построили новую мечеть. Но спустя несколько лет во время сенокоса, летом, в деревне случился большой пожар. В деревне были только старики и дети — остальные косили на лугах. Сгорело больше половины деревни, в том числе и мечеть. Один богатый купец, житель села, совершал хадж в Мекку и по дороге домой узнал о пожаре. Тогда он дал обет: если мой дом не сгорел, то я построю новую мечеть. Когда он вернулся, дом его был цел. И он построил мечеть, которая стоит уже 103 года. Купца звали Гусман Хаджи Касимов.
     …Вы уже заметили, что главная фамилия Кестыма — Касимовы. И, как сообщил мулла Ильмир Касимов (прапраправнук того самого купца, построившего мечеть), документально подтверждено, что свой род Касимовы ведут от Арских князей… Да, столько интересных историй, легенд и мифов хранит кестымская земля, что всех не пересказать, хотя и очень хочется.
     Один из мифов связан непосредственно с традиционным татарским фольклором — баитами, которые мы услышали от бабушек. Баиты — это своеобразный эпос татар, лирико-героические песенные рассказы исторического и сказочного содержания. Как правило, они повествуют о трагических исторических событиях и судьбах отдельных людей. Герой баитов кестымских жителей — молодой мулла, который был репрессирован в 30-40-е годы.
     — Кто-то поглумился над портретом Ленина — подрисовал ему глаза. А донесли на муллу — будто бы это сделал он, — рассказывает Гульфира Сафииловна Касимова, одна из 60-летних песенниц. Она бережно собирает фольклор своего народа вот уже несколько лет и записывает все в заветную тетрадочку. — Муллу посадили в тюрьму, где он умер. Но спустя какое-то время будто бы от него пришло письмо-назидание: дескать, живите в мире, не обижайте вдов и сирот… Хотя никакого письма на самом деле никто не получал. Но с тех пор о нем сочиняют баиты — как будто бы он жив и сейчас и продолжает делать добрые дела, учит других, как правильно жить.
     Мунажат (татары произносят мэнэжэт) — еще один особенный жанр татарского фольклора, с которым нам довелось познакомиться в Кестыме. Это песенная молитва, обращение к Аллаху, философское размышление о жизни и смерти. В отличие от лирико-героических баитов, мунажаты носят скорее характер исповеди либо наставления и обычно исполняются женщинами пожилого возраста.
     — Спасибо Всевышнему, пусть он не оставит и не бросит нас, пусть все мы окажемся в раю, — переводят один из напевных и плавных мунажатов его исполнительницы. — Жизнь когда-то закончится, и все предстанут перед Богом. Там будут взвешивать на весах плохое и хорошее. На левом плече напишут что-то плохое, на правом — что-то хорошее…
     — Почти у каждого стиха в мунажатах была своя мелодия, — вспоминает Гульфира Сафииловна. — Одна бабушка в свое время, когда я еще училась в училище, мне говорила, что это как литература. Мол, у вас же есть хрестоматия по литературе. А эти песни для нас тоже как хрестоматия.
     Вот, наконец, заключительный штрих нашей встречи с кестымскими песенниками — фотосъемка на фоне родной деревни, среди родных домов и заборов. И в очередной раз поражает особая красота, величие и торжественность немолодых лиц людей, проживших далеко не самую легкую и безоблачную жизнь.
     Справка (по материалам сайта министерства национальной политики УР):
     Татары (самоназвание, удм. бигер) — второй по численности в Российской Федерации и самый крупный автохтонный этнос в Поволжско-Приуральском регионе. В антропологическом плане относятся преимущественно к европеоидной расе, говорят на татарском языке кыпчакской подгруппы тюркской группы алтайской языковой семьи.
     Согласно результатам переписи 2002 г. в России проживает 5 558,0 тыс. татар, что составляет 3,8% населения страны. По переписи 2002 г. в Удмуртии насчитывалось 108,56 тыс. татар (6,9% населения республики).
     Наиболее ранними татарскими поселенцами является чепецкая группа на севере Удмуртии. Другая — более поздняя — группа татар расселена на юге Удмуртии, где часть их живет в сельской местности (Каракулинский, Киясовский, Граховский и др. районы) и большей частью в городах — в Ижевске, Сарапуле, Можге и Воткинске. Абсолютное большинство татар Удмуртии проживает в городах.
     Татары Удмуртии имеют некоторую специфику в языке, материальной и духовной культуре, что связано с длительным функционированием в отрыве от основного этнического массива татар, а также с влиянием удмуртского населения.

     источник: bolyakyos.ru

free counters