ya_palomnik
История деревни Палагай
Village Palagay history

Слушаем музыкальные произведения на странице "Музыкальный деликатес".
Для веб-мастеров. Пользуюсь хостингом в Германии год. Рекомендую, нареканий нет.
Поиск по сайту
На главную Татары за рубежом Районы Татарстана Статьи Мой Нефтекамск Фотогалерея Татарские песни
Известные люди Татары в России Районы Башкортостана Казанский Кремль Фото Нефтекамска Музыкальные коллективы Татарская кухня

История деревни Палагай

     О происхождение деревни Палагай Юкаменского района Удмуртской АССР
     Страницы недавнего прошлого

     Я родился в деревне Палагай Юкаменского района Удмуртии. Мои родители, отец Харис Хабибрахманович Галеев (1898-1961), родом из деревни Табарле современного Агрызского района Татарстана, мать Хамида Сынгатулловна Галеева (урожд. Касимова) (1905-1980), родом из деревни Кестым современного Балезинского района Удмуртии, всю жизнь с 1930 года работали сельскими учителями в этой деревне.
     Мне с детства хотелось узнать, когда была основана деревня Палагай, откуда сюда пришли первые жители, какой национальности они были, почему деревню назвали «Палагай». Ближайшая предыстория деревни хорошо известна: до середины 70-х годов прошлого столетия были два Палагая - Большой и Малый, потом их объединили в одну. Но до сих пор Малый Палагай мы называем «Ар як Палагай», то ли потому, что она находится за ручьем Шалькопи-чокыр на склоне довольно крутого южного склона холма, то ли оттого, что первопоселенцами там были удмуртскоязычные бесермяне. Название ручья Шалькопи-чокыр произошло от удмуртского названия рыбы налима шалькко (шалькко пи с удмуртского малек налима).
     В переводе от татарского «Ар як» - «Та сторона» (за ручьем, за логом). Татары удмуртов называли этнонимом «ар, арлар», тогда «Ар як» может означать «Удмуртская сторона», местность, деревня за ручьем, логом, где живут удмурты, точнее, удмуртскоязычные жители. По свидетельству ученых этнографов, татарские деревни на средней Чепце, в том числе Палагай и большинство татарских деревень современного Юкаменского района были населены бесермянами, бывшими по глубокому убеждению татарских ученых тюрко (татаро)язычным этносом, и по не менее глубокому убеждению удмуртских этнографов, удмуртскоязычным населением. В XVII-XVIII веках русское правительство начало крещенье удмуртов и бесермян, которых считало язычниками. Но некрещеные бесермяне себя к язычникам не относили, а считали себя правоверными мусульманами. Некрещеные бесермяне не отдавали своих дочерей замуж за крещеных бесермян и удмуртов, но так же не отдавали их и за некрещеных удмуртов, как за иноязычных. Поэтому взрослые юноши крещеных бесермян вынуждены были брать себе в жены девушек из удмуртских деревень и через несколько поколений в их семьях удмуртский язык становился преимущественным и обыденным.
     Из архивных документов известно, что еще в 1797 году в деревнях Палагай и Кестым имелись соборные мечети. Строительство мечетей продолжалось во всех татарских деревнях на средней Чепце в продолжение всего XIX и начала ХХ веков. Но в них проживали не только татары, но и тюрко (татаро)язычные бесермяне, в этом согласны и татарские и удмуртские этнографы. Ясно, что за несколько лет (удмуртско) иноязычных бесермян нельзя было бы так быстро превратить в татароязычных людей.
     Хотелось бы предложить читателям одну из возможных предположений возникновения деревни Палагай, появившуюся у меня после знакомства с книгой П.Н. Луппова «Документы по истории Удмуртии XV-XVII веков. Ижевск. 1958». П.Н. Луппов в своей книге опубликовал выписки из дозорных (переписных) книг Чепецких удмуртов, татар, чуваш (бесермян) 1615, 1629, 1646 и 1678 годов (документы №№ 51-61). В документе № 59 записаны деревни Убыть Верхняя, Средняя и Нижняя. Верхняя Убыть и Нижняя Убыть. Эти удмуртские деревни сохранились до настоящего времени, находятся они в Глазовском районе. В этом же документе записаны две пустоши «Ивановская на речке на Убытке», где ранее были зарегистрированы два двора и «Кунасевская на речке на Убытке» с одним двором. В переписной книге указано, что эти дворы пусты, а жители «сошли» в Казанский уезд тому годов с 17 (в 1629 г.). Возможно, в этих населенных пунктах жили тюркоязычные жители (бесермяне или татары), иначе зачем им было бежать в Казанский уезд?
     Переписи (ревизии) населения проводились для учета податных душ мужского пола, так как земельными наделами, бортевым лесами, рыбными и охотничьими угодьями наделялись только они, но не «души женского полу».
     В документе № 60 «Приставные дворы в Каринской и Верхочепецкой волости у удмуртов и бесермян по переписи 7170 (1662) г. зарегистрирован «Починок Новый выше верхеево Убыти: в/бесермянин Зянбулатко Бекбулатов сын Бедаков поставил во 162 (1654) году, у Зянбулатка 2 сына: Абашко, Тюбачко женаты, у Абашко дети Ищмаметко, Дусмаметко, Ермеметко, Зямаметко» Под «Приставными дворами» в этом документе П.Н. Луппов отмечает крестьянские дворы, выделившиеся из старых дворов и поставленные или в той же деревне, или на вновь расчистных из под леса участках. Переписчики буквой «в/» заменяли понятие «во дворе» (хозяина, домовладельца).
     Через 16 лет в 1678 году писцы Михаил Воейков и Федор Прокофьев регистрируют «Починок над речкою Убытью: в/Зянбулатко Бехбулатов сын Бединов, у него внуки Абашевы дети Ешмеметко да Ермеметко женаты, Замаметко 20 лет, Дахтубайко Тубачев сын 15 лет, Бегенко 13 л., Шахмаметко 10 лет». Очевидно, что этот починок принадлежит Бединову (в переписи 1662 года – Бедакову, но это один и тот же человек: переписчики записывали податные души по опросам на слух; отсюда как бы разные фамилии). Хотя с 1654 года прошло 24 года, починок все еще без названия: однодворный починок еще не деревня или за эти годы Бединов (он же Бедаков) менял место жительства своей семьи, или в этой семье произошли важные события. Сравните обе переписи 1662 и 1678 годов. В 1678 году не записаны Абашко и Тюбачко, в перепись попали только их дети. Можно предположить, что в перерыве между двумя переписями его сыновья умерли, оставив своих детей на руках деда. Я склоняюсь к мысли, что Зянбулат все же менял место жительства, и, может быть, дважды: после смерти каждого из сыновей. Он бросал «плохие, дурные» участки и искал лучшие, хорошие места для своей семьи. Мне кажется странным, что к его починку никто не подселяется, хотя за это же время по переписи 1678 года появляется «Починок Тутаев, что подле Убыти», в котором 5 домохозяйств с 22-мя лицами мужского пола.
     По воспоминаниям стариков, место первого починка было в урочище Алабаш в 2-3 км выше от устья речки Држина чокыр, левого притока реки Убыть. Даже и сейчас там имеется большое поле под названием «Плешь». По рассказам земляков из Палагая, до сих пор там видны следы построек, когда-то стоявших недалеко от речки. Возможно, это был первый починок Зянбулата. Интересно, что название урочища Алабаш с татарского языка может быть переведено как пестрая голова, или, точнее – седая голова. Зянбулат – первопоселенец - был уже старым человеком, с сильно поседевшей головой и бородой.
     На правом берегу Убыти южнее урочища «Нарат Чишмә» на небольшом ровном месте была еще одна небольшая деревня, которую в Палагае до сих пор называют «Эскерт» или «Иске йорт». Мощные родники, вытекающие из глубокого и неширокого лога дали возможность первопоселенцам построить небольшую мельницу с одним станком-крупорушкой. Когда я учился в семилетке (до 1950-х гг), старики нам показали земляную плотину высотой более метра, сохранившуюся до наших дней. В конце XIX века выше урочища «Нарат Чишмә" на северо-западном склоне урочища "Зянбулат тау" на правом берегу Убыти была построена мельница на два постава, просуществовавшая до середины 60-х годов прошлого столетия (в архивных документах мельница упоминается впервые в 1905 году). Эта мельница была построена на паях крестьянами Большого и Малого Палагая и бесермянской деревни Гулекшур. Как видим, имя Зянбулата не потерялось во мраке веков, он оставил его крутой горе, покрытой густым сосновым бором.
     Относительно недавно мой земляк Абашев Малик, 1940 г. рождения, рассказал мне, что его дед Каюм Габид улы Абашев (1865-1949), успел показать ему сравнительно ровную полянку в сосновом лесу выше родника «Нарат Чишмә» и рассказал, что здесь было старое кладбище исчезнувшей деревни. Эту полянку, до сих пор не заросшую большими деревьями, я неоднократно посещал, но не знал, что там было в старину. Таким образом, наличие старого кладбища является прямым доказательством, что выше родника некогда была деревня.
     Но и это место не понравилось первопоселенцам. Возможно, в этом починке умер или погиб второй сын Зянбулата, и он связал это событие с употреблением «плохой» воды из этого родника, тогда зачем до сих пор жители деревни Палагай не любят пить воду из родника «Нарат Чишмә». В детстве нас, детей, всегда оговаривали и запрещали там брать воду, говоря, что там «ловит» и что мы можем заболеть…
     Следующий починок был поставлен ниже родника на расстоянии одного километра по течению Убыти на правом же берегу Убыти на истоке небольшого современного ручья «Баби» вблизи урочища «Поршай». Во время Великой Отечественной войны и многие годы уже после войны, мы, дети, ходили собирать черемуху, рябину и калину, росшую на месте бывшей деревни. Тогда еще были видны ямы подпольев от не менее чем десятка домов, стоявших там. Это место в конце сороковых годов прошлого столетия старики так же называли «Иске йорт», или на местном диалекте «Эскерт». К сожалению, в начале 60-х годов мелиораторы под предлогом расширения полей, выкорчевали все кустарники и заровняли место старой деревни.
     По преданиям, в деревне на Поршае из родника ушла вода, вероятно, после вырубки лесов под пашню, и жители опять были вынуждены поменять место жительства. Они нашли мощные ключи почти напротив родника «Нарат Чишмә» на сравнительно небольшом расстоянии на левом берегу Убыти. Основателем деревни мои земляки считают красивую и предприимчивую девушку по имени Палаг или Малаг, по имени которой деревню назвали Палагай. На тюркском, татарском языке ай – луна, ай йөзле кыз - красавица; из татарского языка ай йөзле кыз (как идиома) на другие языки прямо не переводится.
     В документах V-й и VI-й ревизий 1795-го и 1811 годов деревня все еще не имеет названия, и переписчики записали новое поселение «Починком у речки Убыти» (ГАКО. Ф. 176, оп. 8, д. 14). В переписи 1811 года в Починке в 18 домохозяйствах живут 86 душ мужского пола, только там появилась новая семья с фамилией Касимовы, потомки которых до настоящего времени проживают в деревне, а коренные жители Палагая почти все носят фамилию Абашев. Итак, можно с уверенностью предположить, что в этом Починке обосновались потомки одного из сыновей Зянбулата Абашко – Абашевы дети.
     Только вот что странно: из других архивных документов известно, что в 1794 году по состоянию на 23 июня в ревизской сказке зарегистрирован «Губайдулла Рамазанов сын Касимов, 21 лет из деревни Кестымской <…> у него жена Тутья Баязитова дочь 22 лет, <…> из деревни Палагинской…». (ГАКО. Ф.176, оп. 8, д. 7. Примечание: все архивные справки получены от доцента ГГПИ Д.Г. Касимовой). Почему тогда в V-й и VI-й ревизиях 1795-го и 1811 годов деревня все еще носит название «Починок у речки Убыти»? Весьма вероятно, что под названием деревня Палагинская переписчики зарегистрировали третий починок внуков Зянбулата, а «Починок у речки Убыти» это новое поселение на левом берегу Убыти.
     Зянбулат Бединов (или Бедаков), его дети и внуки были бесермянами и, приняв во внимание убежденность удмуртских ученых, что бесермяне изначально были удмуртскоязычным этносом (или с большой компонентой удмуртского языка ), происхождение названия деревня Палагай можно попытаться объяснить следующими рассуждениями.
     Попробуем этнотопоним «Палагай» разделить на две части: «пал» и «агай». Первая часть топонима «пал» с удмуртского языка имеет несколько значений и переводится, как «сторона», или половина чего-либо, например, человек с увечьем: без руки или ноги, слепой на один глаз («синпал»). Так, «палкышно» переводится как «вдова», одинокая женщина, «палпиосмурт» - вдовец, одинокий мужчина. «Агай» означает и на татарском, и на бесермянском языках дядя, дядюшка, (вежливое обращение к старшему мужчине) (не забудем, что по твердому убеждению татарских этнографов, бесермяне являются тюрко (татаро)язычным этносом).
     Попробуем собрать слово «Палагай». Читателю я предложу небольшой диалог между двоюродными или родными братьями, один из которых вернулся домой после большой отлучки. Например, к Замаметку Абашева сыну обращается Тахтубайко Тубачев сын с вопросом: «Ермеметко кытын?» - «Починкае, пал агае доры мыниз», или: «Пал агай починкаяз мыниз». На вопрос: «Где Ермеметко?» - брат отвечает, что он ушел в починок дяди (вдовца, или инвалида, скажем, без руки), ранее основавшего новый починок. Со временем выражение «Пал агай починкаяз мыниз» могло сократиться до «Пал агай починкаяз», а затем сократиться до названия «Палагай» и стать названием нового починка, новой деревни.
     И вот уже более двух столетий мои земляки живут в деревне, с начала ХIХ века всеми переписчиками записываемой под названием (топонимом) «Палагай». Если еще сто лет назад Палагай был с чисто татарским населением, то в настоящее время в деревне живут не только татары, но и удмурты, бесермяне, русские, украинцы, и, наверное, и представители других этносов.
     Галеев Азат Харисович, пенсионер.

free counters