ya_palomnik
История деревни Шарипово
Кушнаренковский район
History of the village of Sharipovo
Проект
"Татары без границ"

Для веб-мастеров. Пользуюсь хостингом в Германии 5 лет.
Рекомендую, нареканий нет.
Поиск по сайту
Главная | Районы Башкортостана | Кушнаренковский район

История деревни Шарипово (Карши, Каршин, Мряково)

Деревня Шарипово — коренное поселение каршинцев, поэтому оно называлось Карши, Каршин. Впервые д. Каршин упоминается за 1688 г. в челобитной удмурта с жалобой на башкир Нуркея Сартова с товарищами о нарушении ими договорной записи на отданную челобитчику на срок землю.

Выходит, что уже тогда удмурты были припущены в эту деревню.

Затем она называлась по имени Мряка — муллы Султукова — Мряково. Он известен по опубликованным источникам с 1711 г. А через 4 года по договорной записи от 10 марта 1715 г. башкиры Каршинской волости Умир Кошуков, Нагайбак Текеляков, Колчура Бердыкеев и другие припустили своих одноволощан Мряка Султукова, Акбаша Иликеева, Рахмангула Тохтарова, кроме их братьев и родственников, в спорную вотчину с башкиром той же волости Азимбетом Сартовым «поселитца им дворами по Кармасану и по другим речкам, где похотят, пашня пахать и сено косить и всякими угодьи владеть обща с ними, Умиром и Нагайбаком, кроме бортных ухожьев, в лесу всякого звери и птицу и в озерах и в речках рыбу ловить и где похотят, мельницы строить на речках».

Поступной записью от 8 декабря 1735 г. башкиры Каршинской волости из д. Касаево Бердыгул, Тлев, Каныкай, Салкай, Юмакай, Ишей Касаевы уступили башкиру той же волости Шарипу Мрякову — сыну Мряка Султукова «в вечное владение деревни своей, в которой мы жительство имели, с хоромным строением, что ныне налицо имеется, и с пашенною своею землею». Бывшим владельцам «ис той деревни и ис Каршинской волости выехать и жить в другой волости».

Шарип Мряков постепенно расширял свои земли. По договору от 29 февраля 1736 г. он с другим башкиром Ибраком Умировым был припущен одноволощанами Чюрюкеем Азимбетевым, Якупом Аслаевым и другими на свою вотчинную землю по р. Кармасан «на свои повытья впрок безповоротно» с правом строительства мельницы между имеющимися Бикметовой и Смаковой мельницами и создания ими нового поселения.

Шарип Мряков по этим записям получал право основать новые деревни. Однако при этом в них не забывали указать его место жительство — д. Мряково. Выходит, что были созданы другие поселения с иными названиями, которые нам неизвестны.

Отец (Мряк), его сыновья (Шарип, Аит), внуки, правнуки были верными царскому правительству административными чиновниками. В ходе подавления башкирского восстания 1704—1711 гг. Мряк Султуков был на стороне карателей. Его сын Мухаметшарип Мряков в 1736—1744 г. был старшиной Каршинской волости, с 1739 г. одновременно и главным старшиной Казанской дороги. В подавлении восстания башкир 1736—1739 гг. Мряков принимал непосредственное участие. Через д. Мряково прошел во главе полков генерал-каратель Л.Я. Саймонов. До этого в 1738 г. он остановился «при деревне лагерем». Полки содержали жители близлежащих сел. Шарип Мряков 32 дня находился с генералом в походе против башкир-повстанцев. По словам Оренбургского губернатора И.И. Неплюева, «чрез главного старшины Казанской дороги Шарипа Мрякова руки сот с пять побито».

Мряков занимался ростовщичеством, притеснял должников, которые отрабатывали долг у него дома. Один из них писал, что «пропитание себе никакого не имею, а жена моя кормится нищенским образом». О злоупотреблениях его при взыскивании с должников заемных денег пишет другой потерпевший. Житель д. Григорьево в 1735 г. «занял у Мрякова деньгами и товаром на 12 руб. с сроком до Рождества Христова». За это время Мряков отобрал у него «из-за мучения и побои плетьми и держания под караулом в колодках многое время 3 четверухи овса ценою 3 руб., кобылу серую в 6 руб., мерина серого в 5 руб. с саньми и с хомутом, кобылу гнедую с саньми, с хомутом и с уздою ременною в 5 руб., мерина вороного в 10 руб., да денег 6 руб., и того и з деньгами на 30 на 5 руб. Да за оной же долг косил я ему и с под устрастия 100 копен сена до вотчим мой работал у Шарыпа за меня всякую работу один год безденежно. А данные от меня заимное татарское письмо и поныне не отдает, знатно оной Шарып еще хощет взыскать».

Жаловались на него и одновотчинники. Старшина Ракай Акбашев, сотник Якуп Аслаев, Мамяк Катиков и другие жаловались в 1741 г. о том, что в течение 3-х лет Мряков удерживает «оброчные и помольные деньги», собранные с припущенников и не делит их между одновотчинниками. Он отобрал верблюда даже у старшины Ракая Акбашева, с общинников собирал незаконные деньги, отнимал у башкир меха бобров и лисиц. Недовольных он «брал и содержал у себя под караулом и всячески страшал».

Шарип Мряков стал ненавистен народу. Защищая свою жизнь, Мряков в 1742 г. добился от Саймонова назначения двух драгунов для охраны его дома и защиты его семьи. Но это его не спасло, он наказал себя сам. По словам И.И. Неплюева, Шарип Мряков «спился до крайности, следственно к команде неспособен». Поэтому 31 марта 1744 г. Правительствующий Сенат своим указом отстранил его от старшинства. Тем не менее 73 башкирских старшины сделали неудачную попытку как-то защитить своего собрата, подав прошение высшим властям, чтобы Мрякова «по прежнему действительным старшиною учинить».

Дочь Шарипа Мрякова была замужем за толмачом и переводчиком Уфимской провинциальной канцелярии Кильмухаметом Ураковым по происхождению чувашем, принявшим ислам.

А теперь слово о сыновьях и внуках Мрякова. Валиша Шарипов служил походным старшиной. Во время Крестьянской войны 1773—1775 гг. участвовал в карательных операциях против пугачевцев. Тогда его можно было увидеть то около Бугульмы, то при д. Ерал на северо-востоке Башкирии. Подпоручик Валиша в 1795 г. имел 4 души помещичьих крестьян.

Его сын Ахтям Валишин, 1763 г., служил кантонным начальником 8-го кантона, с 1810 г. имел чин 12-го класса. В 1816 г. у него было 3 жены: Кайдафа, 50 лет, Гулбяш, 47 лет, Хубиба, 25 лет. Его сыновья: 35-летний Мирсаяф служил дистаночным начальником и походным сташиной, имел чин 14-го класса (его сыновья Якуп, Юсуп, Юнус, Мухаметгарей, сын Султангарей), 25-летний Мухаметша (его сын Ахметша). Место умершего 68-летнего отца в 1826 г. занял Мухаметгарей.

Юсупа Шарипова как агитатора против Е.И. Пугачева использовал губернатор И.А. Рейнсдорп. Верный старшина Юсуп, «увещеватель», пойман повстанцами и 4 октября 1773 г. повешен вместе с 12 своими сторонниками.

Ахмер Шарипов, как верный старшина Каршинской волости, управлял 74 дворами, выступил на стороне карателей против Пугачева. В 1773 — в начале 1774 г. «в непоколебимой верности находились в Уфе Ахмер, его отец Шарип и Кулуй Болтачев». Гадельше Шарипову в 1816 г. исполнилось 77 лет.

Жители Шарипово «башкирский сотник» Ибрагим Зайнашев и «рядовой башкирец» Бурангул Абсалямов, находясь на почтовой (ямской) гоньбе, являясь ямщиками, в 1818 г. совершили кражу перевозимых ими же денег в сумме 17 175 руб. Оренбургская палата уголовного суда определила «возместить ущерб» путем распродажи имений этих двух обвиняемых и вырученные деньги «отослать в почтовую контору» с условием, «если денег не будет доставать, то взыскать таким же образом с прикосновенного по оному делу отличившегося в сокрытии преступников бывшего кантонного начальника Ахтяма Шарипова весь недостающий капитал». Найденные и вырученные от продажи имений обвиняемых 5 041 руб. отослали в почтовую контору. Недоставало еще больше 12 тыс. руб. Поэтому описали имение Ахтяма Шарипова и оценили его в 7 655 руб. Большой интерес представляет опись его имения, всего движимого и недвижимого имущества, поэтому обратим внимание на его состав.

Он имел во дворе «дом из пяти капитальных комнат», оцененный в 1 тыс. руб.; перед ним две клети и возле них «в ряд изба с сенями из липы, покрытые полубинами и лубьями» (в 200 руб.); две осиновые избы, рядом «ала-чуга» (летник) и «баня пятистенная». Двор имел ограду из липовых и сосновых досок и бревен, а также ворота из сосновых досок.

Из транспортных средств передвижения у него были 3 повозки: 1 «коженная летняя со откидным верхом и с кованными колесами» (200 руб.), другая — «на рессорах кожаная старая» (50 руб.), третья — зимняя, «обитая с откидным верхом» (400 руб.). Сани «городовые, окованные, крашенные» (150 руб.). Были и летние дрожки (т.е. легкий экипаж) на рессорах (100 руб.), а также простая «выездная развалинка» (15 руб.).

Были описаны и предметы домашнего быта, посуда, мебель. Среди них — 2 ковра на 100 руб., 3 стола (25 руб.), 8 кресел с кожаными подушками, 4 стула с таковыми же подушками (45 руб.), 5 сундуков, больших и окованных белым и черным железом (100 руб.), 2 самовара красной и зеленой меди (110 руб.), дюжина чайных фарфоровых чашек (30 руб.), 3 китайские чашки (10 руб.), 2 чайника и молочника из фарфора (20 руб.). Вне внимания не остались и 4 таза, 2 кумгана (все медные, стоимостью 120 руб.), 2 настенных зеркала из красного дерева (50 руб.), а также большой комплект постельной принадлежности (на 1000 руб.) Взяты на учет его мельница «о дву поставках» на р. Кармасан (2000 руб.), а также 5 кобыл (500 руб.), 5 меринов (500 руб.), 5 коров (250 руб.).

Имение Ахтяма не было продано из-за его смерти, но зато описали имущество 11 других чиновников и рядовых башкир этого селения.

Ниже даем перечень их имущества по порядку (таблица 1,2):

Таблица 1
Таблица 2
Таблица 3

1) походный старшина и дистаночный начальник Кайсар Алакаев,

2) юртовой сотник Ильяс Чертанов,

3) юртовой есаул Канзафар Чертанов,

4) рядовой башкир Ярмухамет Юсупов,

5) десятник Аманай Зянзянов,

6) рядовой Ульмаскул Сагитов,

7) Амин Иштекеев,

8) Рахматулла Салимгулов,

9) Фариз Ахияров,

10) Бахтияр Арсланов,

11) пятидесятник Мухамет Сагитов.

Чиновники — башкиры-вотчинники.

Думается, что эти сведения заинтересуют многих. Хотелось бы сказать одно слово только о видах печей. Как видно по таблице, голландская печь имелась у двух сравнительно крупных чиновников, у других — русская печь, у троих — отходившая в прошлое башкирская печь — сыуал — род камина, против использования которой боролись все местные и губернские власти, доказывая ее вредность не только для зрения людей, но и ущербность в хозяйственном отношении: слишком много дров она расходовала.

Уже пора охарактеризовать этнический состав жителей Шарипово. Башкирское поселение давно стало национально смешанным. В д. Шарипово, которая так называлась с 40-х гг. XVIII в. и так зафиксирована V ревизией 1795 г., проживали мишари, но время припуска их нам неизвестно. В д. Каршин-Шарипово по договорной записи от 20 февраля 1809 г. от башкир Каршинской волости были приняты тептяри. Это — официальный документ, на который при земельных сделках ссылались сами тептяри. Однако часть тептярей была принята между двумя ревизиями еще в 1783 и 1795 гг., когда в самом конце XVIII в. они были учтены по этой деревне.

А теперь проследим развитие д. Шарипово (таблица 3).

Управление на местах было разное: башкиры подчинялись своим волостным старшинам, затем кантонным начальникам, тептяри — старшине 5-й тептярской команды Уфимского уезда, мишари имели своих старшин и кантонных начальников. В одной деревне имелись 3 сословия и 3 местных управления. С 1866 г. деревня стала центром одноименной волости.

В 1843 г. на 397 башкир было засеяно 880 пудов озимого и 2792 пуда ярового хлеба, или по 9,2 пуда на каждого; посадили 24 пуда картофеля. 23 мишаря на 8 дворов засеяли 40 пудов озимого и 80 пудов ярового хлеба. Им принадлежало 48 лошадей, 14 коров, 40 овец, 4 козы.

В 1816 г. в деревне учтена деревянная мечеть «хорошей» работы.

В самом конце XIX в. отмечены 2 бакалейные лавки и хлебозапасный магазин.

Родились или жили в деревне Шарипово:




Яндекс.Метрика free counters