ya_palomnik
Ахмеров Исхак Абдулович
Ahmerov Ishak Abdulovich

Для веб-мастеров. Пользуюсь хостингом в Германии 5 лет.
Рекомендую, нареканий нет.
Поиск по сайту

Ахмеров Исхак Абдулович

Ахмеров Исхак Абдулович

Родился 7 апреля 1901 г., город Троицк, Челябинская область - 18 июля 1976 г., г. Москва.

Татарин, который подтолкнул американцев к войне с японцами.

Наша профессия делает нас сопричастными истории вещей, а с ними всегда связаны человеческие судьбы. В музее хранится фотография нашего земляка, кадрового разведчика Исхака Ахмерова, достойного называться национальным героем. «Печать ещё не сказала об Ахмерове должного слова, — а между тем он один из асов советской внешней разведки, его имя по праву должно стоять рядом с такими именами как Зорге, Абель, — так отзывается об И. Ахмерове его коллега, генерал-лейтенант в отставке Виталий Павлов.

Этой оценки Ахмеров заслуживает хотя бы только за одну операцию под кодовым названием «Снег», разработанную им непосредственно в недрах ведомства Берии, и прямо повлиявшую на ход Второй мировой войны. И не случайно в свое время Берия приказал забыть об этой операции навсегда, в Советском Союзе она никогда не обсуждалась.

На Западе же довольно давно циркулировали слухи, что «нота Хелла», вызвавшая войну между США и Японией, инспирирована советской разведкой, а задумана, написана и внедрена в сознание Рузвельта советским агентом Гарри Уайтом, имевшим беспримерное влияние на американского президента. Не так давно достоянием общественности стали сведения, подтверждающие: да, так это и было, о чем рассказал В.Г. Павлов, участвовавший в проведении операции «Снег».

Операция «Снег»

В октябре 1940 года в одном из кабинетов на Лубянке опытный разведчик Исхак Абдудлович Ахмеров, к тому времени прочно укоренённый в США резидент-нелегал, вместе с двадцатишестилетним коллегой Виталием Павловым взялся за разработку стратегии и тактики операции, смысл которой заключался в том, чтобы столкнуть Японию и США и тем самым обезопасить наш Дальний Восток от вторжения японской армии.

Мрачная ирония ситуации заключалась в том, что участие самого Ахмерова в осуществлении замысла было под большим вопросом: он, Зарубин и ряд других кадровых разведчиков были отозваны ведомством Берии в Москву для очередной «чистки» по подозрению в работе на «вражеские» контрразведки. Чем это могло обернуться, и говорить не надо, достаточно заметить, что к тому времени из сотни сотрудников управления разведки в живых осталось от силы двадцать.

Не зная ещё, что судьба окажется к нему благосклонной, Ахмеров добросовесто готовил Павлова к контакту с потенциальным американским партнёром. Как наиболее подходящего он «вычислил» Гарри Уайта, помощника министра финансов США, который не был его агентом, но разделял взгляды Ахмерова на политику США на Востоке. Разумеется, Уайт не подозревал, что Ахмеров советский разведчик, он знал сто как респектабельного политолога по имени Билл и серьёзного специалиста по странам Азии и Дальнего Востока, синолога. Кодовое наименование операции «Снег» родилось по аналогии с фамилией Уайта, которая в переводе с английского означает «белый».

Операция была отработана до мельчайших деталей — десятки раз отрепетированы различные варианты беседы с Уайтом, подобраны ресторан, где планировалась встреча, и даже телефонные будки в Вашингтоне, откуда Павлов должен был звонить…

Итак, Павлов едет в США и встречается с Уайтом, представившись ему другом Билла. Рассказывает, что Билл сейчас в Китае, изучает японо-американские отношения, и его очень тревожит японская экспансия в Азии. В связи с этим Билл просил ознакомить Уайта с его идеей договора правительства США с Японией о прекращении агрессии в Китае и прилегающих районах, об отзыве японских вооружённых сил и освобождении Маньчжурии — только на таких условиях можно установить надёжный мир на Востоке.

Сценарий Ахмерова сработал чётко — Уайт заинтересовался предложениями и добавил, что японцев действительно пора приструнить, и он сам давно думает об этом.

Доподлинно известно, что Уайт после встречи с Павловым составил два документа, основные положения которых и вошли в меморандум министра финансов Моргентау для Хелла и Рузвельта. Они совпали с рекомендациями Билла. Известно также, что Уайт разыскивал «синолога», чтобы поблагодарить его за идею, которая имела большой успех, и сказать, что «всё сработало».

26 ноября 1941 года японскому послу был вручён ультиматум, известный в истории как «нота Хелла» (по имени госсекретаря США Корделла Хелла), а 7 декабря японские самолёты уничтожили флот США, стоявший в бухте Пёрл-Харбор. Две с половиной тысячи человек погибли на месте. Президент Рузвельт назвал этот день «символом позора».

США вступили во Вторую мировую войну. Так завершилась операция «Снег».

Рождённый под счастливым знаком

Как же пришёл в разведку Исхак Ахмеров?

Перелистаем страницы его биографии. Родился он в 1901 году в Троицке Оренбургской губернии. Отец — Абдулла Ахмеров, крестьянин деревни Малый Битаман Царёво-Кокшайского уезда Казанской губернии (ныне Высокогорский район Татарстана), умер, когда мальчику не исполнилось и года. Дед по материнской линии привёз его в Казань, а после смерти деда одиннадцатилетний мальчик начал самостоятельную трудовую жизнь — батрачил, служил на побегушках. В архиве Ахмерова сохранились справки о работе шлифовальщиком шрифтов в типографии братьев Каримовых, приказчиком в мануфактурном магазине и другие документы (всего сорок два наименования), бережно скомплектованные им самим в специальном альбоме. После революции Исхак получает среднее образование, работает в Наркомпроде, начальником губернского управления снабжения армии, затем — начальником управления снабжения Наркомпроса Татарской республики. В 1920 году он избирался депутатом Казанского городского Совета. Ахмеров привлекает внимание своими незаурядными способностями, и его направляют учиться в Коммунистический университет народов Востока, затем на факультет внешних отношений Московского государственного университета.

С 1930 года Ахмеров — в органах безопасности, во внешней разведке. Сначала он работает в Средней Азии, затем в Турции, в должности секретаря генконсульства. К тому времени молодой разведчик свободно владел английским, французским и турецким языками.

В 1934 году Ахмеров под чужими документами приезжает в Китай, где для совершенствования своего английского поступает учиться в американский колледж и даже выходит в первые ученики.

В 1935 году его направляют в США. Поступает в Колумбийский университет и становится заместителем руководителя нелегальной разведки Базарова. Забегая вперёд, скажу, что там он проработал двенадцать лет, возглавляя нелегальную советскую резидентуру.

Ахмеров надёжно «врос» в американскую почву, сумел установить связи с высокопоставленными государственными чиновниками, даже женился на американке, племяннице генсека американской компартии Броудера.

Среди агентов Ахмерова (кстати, все они работали из идейных соображений, бескорыстно, и не прервали сотрудничества с окончанием войны) был и ближайший помощник президента Рузвельта Гарри Гопкинс, контакт с которым был налажен ещё в 1941 году, ко времени его первого приезда в СССР, сразу после немецкого вторжения. Тогда состоялась его встреча с руководителем Советского государства И.В. Сталиным. Вторая встреча Гопкинса со Сталиным произошла в 1943 году во время Тегеранской конференции.

Ахмерову удалось убедить Гопкинса в том, что ему уготована уникальная роль в этот критический период истории, и позиция Гопкинса заложила основу политики Рузвельта в годы войны по отношению к Советскому Союзу.

Исхак Ахмеров и его супруга работали в Америке блестяще, только за годы войны они переправили в СССР двадцать пять тысяч плёнок с секретными материалами. В США Ахмеров жил под псевдонимами Билл Грейнке, Майкл Грин и Майкл Адамец.

«В Исхаке Абдулловиче я видел тот идеал разведчика, которому стремился подражать. Это был человек с колоссальной трудоспособностью и неиссякаемой энергией. Удивляла его упрямая настойчивость в достижении поставленной цели. И огромная сила воли. Не скрою, даже знавшим его достаточно хорошо казалось, что он несколько суховат, чрезмерно сдержан, не только неразговорчив — молчалив. Но, как я убедился, это происходило от его великой скромности. Он никогда не выпячивал своих заслуг, а они были огромны», — пишет В.Г. Павлов и продолжает: «В начале 1940 года, когда состоялось наше очное знакомство, передо мной предстал сорокалетний худощавый, подтянутый мужчина в строгом, безупречно выглаженном костюме. По своему внешнему виду он напоминал дипломата. С этим образом хорошо гармонировал негромкий спокойный голос и размеренная, чуть запинающаяся, но абсолютно правильная речь, что на русском, что на английском языках. По-английски он говорил, кстати, с явным американским акцентом».

Семья разведчика – его крепость

По рассказам дочери разведчика Маргариты Ахмеровой (ныне покойной), с которой мне посчастливилось встретиться несколько раз, И. Ахмеров, несмотря на некоторую суровость, был чрезвычайно симпатичным человеком, которого любили дети и боготворила жена. В семье вообще был «культ отца». Жена называла его по-английски «Daddy», в семейном архиве бережно хранится седая прядь волос с надписью «Dad s hair» («волосы отца»), срезанная Хелен после кончины мужа. А прощание отца с моей матерью на смертном одре, говорила Маргарита Исхаковна, достойно целой поэмы…

Хелен Лоури родилась в 1910 году в США. Её отец Джон Лоури умер в 1943 году, мать она потеряла в раннем детстве. По специальности Хелен была филологом, имела степень бакалавра по американской литературе. Познакомились Исхак и Хелен в 1936 году, а в 1940 году Хелен принимает советское гражданство (с тех пор она звалась Еленой Ивановной (Джоновна)) и они поженились. «Для тех времён это был из ряда вон выходящий случай, — пишет тот же В.Г. Павлов, — и только высокие оценки разведывательной деятельности помогли положительно решить просьбу нашего вашингтонского резидента».

Хелен стала верной подругой и соратницей Исхака Ахмерова на всю жизнь. Они воспитали четверых детей: старшая дочь Маргарита родилась в 1944 году в Америке, близнецы Катя, Лена и Миша появились на свет уже в Москве в 1947 году. Михаил в 1966 году погиб в армии, две дочери сейчас живут в Москве. Все дети считают родным языком русский, свободно владеют английским, но в паспорте пишутся татарами, следуя воле отца.

Маргарита являлась как бы душеприказчицей отца, у неё хранился семейный архив и все реликвии. В типичной с виду американке было сильное ощущение «татарских корней»: когда ей предложили изменить национальность и окреститься, она не стала этого делать. Маргарита Исхаковна придерживалась мнения, что бог у каждого человека должен быть в душе, и полагала, что мусульманство отца проявилось в его исключительной преданности жене и детям. Понятно, что наша беседа то и дело возвращалась к «татарской теме». Вопросов у меня было много: знакома ли она с татарской историей, есть ли родня в Казани. Маргарита, как оказалось, была неплохо сведуща в истории и культуре татар, связи с казанскими родственниками они поддерживали всегда (у неё было большое желание побывать в Казани, которое, к великому сожалению, не осуществилось). По специальности она была математиком, закончила МВТУ имени Баумана, работала в одном из научно-исследовательских институтов Академии наук. Несколько писем из бережно хранимой семейной переписки ею были переданы в дар музею. Пожелтевшие странички как бы согреты любовью Исхака и Хелен — этой красивой пары, прожившей долгую жизнь и до конца дней сохранившей чистоту чувств.

Его личного дела не прочтут никогда

В 1945 году, после предательства агента Элизабет Бентли, деятельность резидентуры пришлось заморозить. В 1946 году вместе с женой отозван в Москву. Вскоре началась «холодная война», и Хелен Лоури навсегда рассталась со своей Родиной. Она работала преподавателем английского языка в 1-м Главном управлении Комитета государственной безопасности, готовила нелегалов. Умерла Хелен Лоури в 1981 году, похоронена, как и муж, на Химкинском кладбище.

Исхак Абдуллович служил заместителем начальника одного из отделов разведки, с заданиями совершал нелегальные поездки в Европу. После выхода на пенсию в 1955 году работал преподавателем в Высшей школе Комитета государственной безопасности, читал лекции по специальной дисциплине на английском языке. Умер он в 1976 году.

Полковник Ахмеров за заслуги перед Отечеством был награждён двумя орденами Красного Знамени, орденом «Знак Почёта» и многими медалями. Но, по свидетельству того же В. Г. Павлова, «…Ахмеров был крайне скромным и, вернувшись домой, получил гораздо меньше, чем мог получить при своих заслугах». Елена Ивановна награждена орденом Красной Звезды.

В очерке А. Михайлова «Операция, которую приказали забыть» («Совершенно секретно», № 7,1994), посвященном Исхаку Ахмерову, есть такие строки: «…Про него не написали книг, не сняли кино, его не сделали национальным героем — и не сделают. Потому что страны, которой Ахмеров служил, нет. Народа, который он защищал, нет. Возьмись теперь кто прославить Ахмерова, так, пожалуй бы, и не разобрался: чей он герой? Русский? Татарстанский?..»

Не вступая в спор с автором очерка, скажу, что мы гордимся своим знаменитым земляком, достойным называться национальным героем. А книги и кинофильмы о нём — ещё впереди. Надо думать, они появятся. Должны появиться.

Мингазова Индуся Зайниевна — заведующая отделом литературы Музея национальной культуры при Национальном культурном центре «Казань», заслуженный работник культуры Республики Татарстан.

Журнал "Казань" 2002 г. №11-12


Яндекс.Метрика free counters