ya_palomnik
Зиганшина Рашида Абдуллазяновна
Ziganshina Rashida Abdullazyanovna

Для веб-мастеров. Пользуюсь хостингом в Германии 3 года.
Рекомендую, нареканий нет.
Поиск по сайту
Татары за рубежом Районы Татарстана Статьи Старые фото городов
Татары в России Районы Башкортостана Известные люди Old photos of cities in the world


Зиганшина Рашида Абдуллазяновна

Зиганшина Рашида Абдуллазяновна

Р.А. Зиганшина родилась 17 октября 1917 года в городе Казань в семье служащего. Умерла 05.2003 г. в г. Казани.

В 1936 году после окончания Казанского театрального техникума она была принята в труппу Татарского государственного академического театра. Первые же ее роли - Марьям ("Марьям" Н.Исанбета), Гайни ("Минникамал" М.Амира), Туганым ("Банкрот" Г.Камала), Беатриче ("Слуга двух господ" К.Гольдони), Тизба ("Анджело" В.Гюго), Корипкина и Смельская ("Без вины виноватые", "Таланты и поклонники" А.Островского), Надя ("Враги" М.Горького), Катерина ("Человек с ружьем" Н.Погодина), Гульчира ("Потоки" Т.Гиззата), Загира ("Голубая шаль" К.Тинчурина) обозначили необычайную широту творческого диапазона молодой артистки и глубину ее проникновения в драматургический материал.

Зрители многих поколений помнят воплощенные ею на сцене яркие разнохарактерные образы, среди них Танкабика ("В ночь лунного затмения" М.Карима), Зухра ("Сумерки" А.Гилязова), Хамдебану ("Старик из деревни Альдермеш"), мать Джалиля ("У совести вариантов нет"), Екатерина II ("Бахтияр Канкаев" Т.Миннуллина), Саубан ("Тринадцатый председатель" А.Абдуллина) и многие другие.

Отдельную страницу творчества Р.Зиганшиной составили драматургические произведения, созданные ею в разные годы, - "Любовный талисман", "Сыновья", "Нежданный гость", "Сватья", спектакли по которым с успехом шли во многих театрах республики.

Преданность театру, страстная заинтересованность определяли общественную деятельность Р.А.Зиганшиной - актрисы и гражданина. Она более 10 лет проработала директором театра им. Г.Камала, позднее возглавила труппу "Инсаният", состоящую из артистов - ветеранов театра. Ее неоднократно избирали депутатом районного, городского и Верховного Советов народных депутатов. На протяжении многих лет Рашида Абдуллазяновна возглавляла Татарское отделение Всероссийского театрального общества.

Внучатая племяница - Юлия Зиганшина, известная российская певица, лауреат Международного конкурса «Романсиада», исполнительница старинных и современных русских романсов, отечественных и зарубежных песен.

Материнское счастье Рашиды Зиганшиной

... - Во главе стола всегда сидела мама, - говорит Рафаил Ишмуратов, приглашая на чай за тот самый стол, за которым некогда сидела сама Рашида Зиганшина. Демократичный и простой в общении хозяин дома рассказывает о семейной традиции - садиться за обеденный стол "всегда вместе". При этом каждый знал - "мама здесь была старшей".

- Она была для нас человеком, слово которого для нас имело важное значение, - поясняет свое и отношение других домочадцев к матери старший сын Рафаил Ризаевич, с семьей которого последние годы жила Рашида Зиганшина. - У нее всегда было собственное мнение обо всем. Несмотря на то, что мы сами давно уже отцы и даже деды, она могла и отчитать нас за что-то. Мама по жизни была лидером. И до самой последней секунды им оставалась.

Словно невидимая волна прошла разом через собравшихся за столом - лица озарились теплым светом. Под позвякивание чашек о чайные блюдца, то дружно негромко смеясь веселому эпизоду, то задумчиво грустно замолкая, говорили окружавшие меня люди о ней - своей маме.

...Младший сын Рустем уже в пятилетнем возрасте ощущал себя достаточно самостоятельным человеком. Во всяком случае, в детский сад, который размещался в здании напротив нынешнего главпочтамта на улице Кремлевской, он каждое утро отправлялся один из родительского дома на Баумана. А однажды мальчик решил закурить.

- В то время все курили. За сараями, двориками, - вспоминает свое детство Рустем Ризаевич. - Мы с другом по детсаду купили у какой-то женщины две папироски и спрятались в одном из закоулков коридора коммуналки, где он жил. Только затянулись, как сразу закашлялись от горького дыма. Оказалось, курить - невкусно. Загасили папиросы, а выбрасывать их жалко. Я свою положил в кармашек рубашки и пошел домой. Прихожу, а там уже мама! Я так обрадовался, что она пришла с работы раньше, чем я из садика, и обо всем на свете забыл. Мама стала обнимать меня, приговаривая: "Улым, улым!.." И нащупала папироску в моем кармане. Достала ее и спрашивает: "Это что такое?" Стою и растерянно молчу. А мама не ругает гневно, а выговаривает, вернее, выплакивает свою боль о том, как тяжело ей жить без отца, а я вот так недостойно себя веду... Очень стыдно было мне тогда перед ней, перед отцом, который на фронте... В тот вечер мы с мамой долго плакали... А к куреву я больше в жизни не притрагивался.

Рашида Зиганшина, воспитывая своих детей, старалась не прибегать к запретам. Не запретила Рустему продолжать общаться и с мальчиком, подбившим его на курение, и позже с одноклассником, который, по мнению учительницы, плохо влиял на учебу ее сына. Не воспротивилась Зиганшина и дружбе детей с альпинистами, спелеологами, "заманившими" братьев Ишмуратовых в горы. Всякий раз, когда сыновья собирались в экспедиции на Урал, Кавказ, Тянь-Шань, Памир, она лишь напутствовала их: "Берегите себя". Радовалась, когда по возвращении с гор вся ватага альпинистов шумно вваливалась в ее квартиру и за чаем рассказывала о своих приключениях.

Каким-то внутренним чутьем Зиганшина умела определить, когда следует позволить детям самим нарабатывать жизненный опыт. Ведь чем он разнообразнее, тем быстрее развивается ребенок. Обладала она и другой замечательной способностью - предчувствовать возможность беды и предотвратить ее.

- Мне было лет 12-13, - рассказывает об одном из таких случаев Рафаил Ишмуратов, - мама знала, что вся дворовая детвора, и мы в том числе, играли в карты: буру, очко, свару. Играли на деньги, правда, небольшие. Откуда их брали? Зарабатывали сами: сдавали бутылки, пилили дрова.

В игровом азарте братья смело "резались" в карты даже с известным на всю округу шулером Бабаем Одноглазым.

- Днем играли с Бабаем Одноглазым, - продолжает восстанавливать хронологию событий прошлых лет Рафаил Ризаевич, - к вечеру уже подтягивались дяди "посолиднее", среди которых был и настоящий вор. Стоило ему сверкнуть своей золотой фиксой во рту, как посторонние больше носа не совали в наш двор. И вот в один из дней у меня игра пошла - я стал выигрывать. Все деньги из "банка" перекочевали в мои карманы.

Эх, уйти бы парнишке домой, но картежный закон не позволяет - выиграл, играй дальше. И тут резкий вопль "А-а-а..." раздал-ся будто над самым ухом. Едва Рафаил понял, что это голос его мамы, как та, разъяренная, ловко спрыгнула из окна второго этажа дома, в котором они жили, и в мгновение ока оказалась рядом с полуночными игроками. Никто опомниться не успел, как ремень с металлической пряжкой стал "охаживать" всех подряд. Однако никто не посмел ни остановить, ни поднять руку на Рашиду Абдуллазяновну - артистку из театра все уважали. Да и как не понять мать, которая "своего пацана вытаскивает". Двор с пониманием принял возмущение матери...

Дети Зиганшиной с раннего детства учились поступать справедливо. Беря пример с родителей. Риза Ишмурат, Рашида Зиганшина сами в повседневной жизни чурались лжи, криводушия. Даже когда супруги расстались, они не перешли в состояние войны. Рустем остался жить с мамой, Рафаил ушел к отцу, и ни одна из сторон не запрещала ребятам общаться с другой. Да и сами мать с отцом продолжали сохранять уважение друг к другу.

Братья хорошо помнят, как Рашида Абдуллазяновна помогала людям. Они и сами участвовали в этом вместе с ней. Рассказывая о том, как по просьбе матери развозил деньги по домам пожилых артистов, Рафаил Ризаевич вспоминает и мальчика Махмута из собственного детства. Братья, получая от мамы на "вкусненькое" по воскресеньям несколько рублей, непременно делились с ним. Не потому что "мама так велела". Ребята сочувствовали товарищу, отец которого погиб на войне, и семья Махмута жила бедно.

"Вкусненькое" в памяти братьев Ишмуратовых ассоциируется и с днями их болезни в раннем возрасте. В такие моменты ласка и забота Рашиды Абуллазяновны еще более сближала ее с детьми.

Актрисе Зиганшиной пришлось почти одновременно постигать секреты сценического мастерства и материнства. Вполне естественно, что молодая мама не была готова к предотвращению детской ревности. Подтверждением тому - шрам на лбу Рустема Ризаевича, "подаренный" ему старшим братом в пору малолетства. Случилось это так. Мама купила приглянувшуюся обнову для Рустема, а Рафаилу легкомысленно ничего не принесла. Тот от обиды на маму и братишку придумал страшную месть: надел на руку варежку, выхватил из буржуйки горящий уголь и приложил его ко лбу Рустема... И мать не стала сурово наказывать старшего, она поняла, что сын так поступил из естественной ревности, решив, что мама его не любит, потому что ничего ему не купила... В последующем Рашида Зиганшина уже не повторяла ошибки, всегда делала покупки одновременно обоим сыновьям: ботинки - одному, ботинки и другому...

Она терпеливо учила Рафаила присматривать и опекать младшего, обходясь без нравоучений и порицания. Как и в тот день, когда Рустем по недосмотру брата внес "свои коррективы" в ход спектакля. Прошел за кулисы и в эпизоде, когда Зиганшина, танцуя, выходила на сцену, с громким криком: "Мама!" бросился к ней и вцепился в подол ее платья. Занавес сразу закрылся. Актриса, не раздражаясь, сказала подбежавшему к ней Рафаилу: "Присмотри за Рустемом" - и с улыбкой повторила свой выход на сцену.

...В столовой, где мы сидим, да и во всей квартире, по словам хозяев, все осталось как при жизни Рашиды Абдуллазяновны. Рассматривая картины и фотографии с изображением Зиганшиной, ловлю себя на мысли о том, что мне довелось видеть актрису лишь на сцене, но образный, темпераментный рассказ о ней помогает зримо представить ее в обычной, повседневной жизни. Играющей на мандолине или заставшей Рафаила за попыткой приспособить под тетиву для лука смычок от скрипки, привезенной Ризой Ишмуратом с войны...

Рафаил Ризаевич аппетитно вспоминает яблочный пирог, который пекла мама. А Рустем явственно помнит вкус бэлиша с гусем, который следует кушать строго по правилам. Сначала неспешно съедается верхняя часть - крышка бэлиша, потом начинка - картофель с кусками гусиного мяса, а уж затем самая вкуснотища - дно бэлиша.

Всех собравшихся за сегодняшним столом веселит история с тортом-пирогом, который с легкой руки Рашиды Зиганшиной стал называться "Иван Василич", поскольку рецепт был получен от Ивана Васильевича Березкина - мужа одной из старших сестер актрисы.

Но вот речь заходит о внуках Рашиды Абдуллазяновны. Она была богата на них: Снежана, Ирма, Антуан, Айрат. Мало того, она успела пообщаться и с правнуками. Зная о большой профессиональной и общественной активности Рашиды Зиганшиной, надо ли удивляться тому, что она из-за сверхзанятости не могла быть просто бабушкой, которая вяжет носки и варит варенье? Но обычно летом, когда в театре закрывался сезон, она вместе с внуками выезжала на дачи артистов, что на Светлой Поляне. Вместе с внуками наряжала елку на Новый год и охотно оставалась с ними, чтобы их родители могли в праздник побыть в кругу своих друзей. Например, Антуану, старшему сыну Рафаила Ризаевича, очень нравилось бывать у бабушки. Его всегда манил сервант, наполненный всевозможными сувенирами из-за границы - Зиганшина побывала в 17 странах мира.

Древние говорили, что человек не может уйти из жизни, не расплатившись с долгами близким людям. Вот и Рашиде Абдуллазяновне суждено было восполнить пробел в общении с внуком Айратом, младшим сыном Рафаила Ишмуратова, который учиться уехал в Канаду.

- Мама с Айратом встретилась незадолго до своей смерти, - вспоминает Разима-ханум, супруга Рафаила Ишмуратова. - Они так хорошо и долго говорили! Два творческих человека: бабушка - знаменитая актриса и внук, ставший талантливым дирижером. Айрат говорил ей: "Дэвэни, я ведь тебя побаивался. Не хотел идти к тебе на праздники, а мама заставляла. Дэвэнием, как хорошо, что я могу говорить с тобой на все темы, и ты меня понимаешь. Почему же мы так мало общались раньше?.."

Братья Ишмуратовы к юбилейному дню рождения собрали в одну книгу публикации прессы о своей матери и свои воспоминания. В предисловии к изданию Президент Республики Татарстан Минтимер Шаймиев посвятил много добрых слов таланту и памяти Рашиды Абдуллазяновны. Прав Минтимер Шарипович, утверждая, что "все-таки останется тайной Зиганшиной ее творческое претворение собственных познаний и впечатлений в театральное искусство".

источник: Туганова Зульфира, 18.10.2007, газета "Республика Татарстан"


free counters