ya_palomnik
Знаменитый финский художник Р. Сайфулин исполнил мечту
The famous Finnish artist R. Sayfullin fulfilled the dream

Для веб-мастеров. Пользуюсь хостингом в Германии 5 лет.
Рекомендую, нареканий нет.
Поиск по сайту

«Каждый, кто посмотрит, совершит путешествие»: как на Баумана появился «Конь-Страна»

Знаменитый финский художник Рафаэль Сайфулин исполнил мечту — 6 тыс. евро в необычную статую вложил сам, еще 30 тыс. добавила «Татнефть»

«Это признание в любви своему народу, своей стране», — объясняет смысл своего необычного творения автор Рафаэль Сайфулин. Статую установили на улице Баумана рядом со входом на станцию метро «Кремлевская». Корреспондент «БИЗНЕС Online» рассмотрела коня и узнала у его создателя, какой смысл несет татарская деревня на спине животного, почему это «не архитектурное украшение», а маленькая радость для души. Впрочем, скульптура понравилась не всем. «Это же жираф!» — оценил Фатих Сибагатуллин.

Жители Казани накануне заметили у входа в станцию метро «Кремлевская» новый арт-объект — бронзовую фигуру коня
Автор композиции — художник Рафаэль Сайфулин, который живет и работает в Финляндии

«КОНЬ-СТРАНА» НЕСЕТ ЛЮБОВЬ»

Жители Казани накануне заметили у входа в станцию метро «Кремлевская» новую скульптуру — бронзовую фигуру коня. Автор композиции — художник Рафаэль Сайфулин, который живет и работает в Финляндии, — целый день трудился на арт-объекте. Вместе с сыном они завершал установку «Коня-Страны», но ему не всегда удавалось поработать — с вопросами и восхищенными возгласами к ним подходили туристы и горожане, а узнав автора, тянулись обнять и поблагодарить.

Посмотреть есть на что — в оформлении статуи множество деталей, символов, рисунков, связанных с татарской культурой. Тут и гармонист, и звезды в виде колесиков из часового механизма, животные, растения, элементы национального орнамента. По задумке автора, все эти детали должны вести бесконечный диалог со зрителем, в котором возникает разговор — размышление о нации, ее редкой идентичности.

«Это признание в любви к своему народу, своей стране, — рассказывает горожанам Сайфуллин о смысле статуи. — Вообще мы хотели многого, но Бог дал это место, и я очень благодарен Ильсуру Раисовичу [Метшину], это великий человек, потрясающий».

Напомним, что свои эскизы бронзового коня скульптор привез в Казань в сентябре 2016 года и показал их на встрече с мэром Казани Ильсуром Метшиным. Градоначальник задумку одобрил. «Мне понравилось, что он сам позвонил мне, для меня это было неожиданным. Я гулял по Казани, и вдруг мне сам мэр города звонит. Я обещал, что выложусь и постараюсь, чтобы это было чудом», — рассказывал нам тогда Сайфулин. Правда, на тот момент автор мечтал о скульптуре высотой пять метров. В конечном счете, конь вышел чуть помельче — ростом в четыре метра. В декабре 2016 года мэрия даже устроила специальное голосование, где органичнее будет смотреться фигура — на площадке напротив Академии наук или обзорной площадке напротив станции метро. Мнения разделились практически пополам, но чуть больше голосовавших высказалось за первый вариант.

Поэтому художник так благодарен Казани — по его словам, далеко не все российские города идут навстречу творческим замыслам художника. «Я мечтаю в Санкт-Петербурге установить скульптуру в честь Беллы Ахмадуллиной. Беллы Ахатовны уже нет, а я с ней хочу сделать работу, на ее стихи. Ее муж, Борис Мессерер, дал разрешение их использовать. Эта работа стоит в моей мастерской уже 10 лет, а я все мечтаю и мечтаю. А встреча с такими людьми, как Ильсур Раисович Метшин и главный архитектор города Татьяна Георгиевна Прокофьева, дает людям шанс осуществить мечту — признаться в любви к своему городу», — поясняет скульптор.

Похоже, эта любовь не безответна — мимо коня никто не проходит равнодушно, и дети, и пенсионеры фотографируются с ним, громко обсуждают, удивляются и восхищаются. «А вы в Финляндии живете? Дайте я вас обниму!» — восклицает учительница из Оренбурга. Она же предлагает прохожим сфотографироваться с автором: «Он здесь, когда еще такая возможность будет!» «Вам нужно позвать журналистов, чтобы об этом рассказали. Это же такое событие! Я бежала по своим делам, и эта скульптура заставила меня остановиться», — говорит еще одна зрительница. Другая женщина тоже заключает Сайфулина в объятия со счастливой улыбкой.

«'Конь-Страна' несет любовь. А любовь у нас чаще всего где? В сердце. А в сердце у нас родная деревня. Когда у Алсу спросили, почему она на центральном телевидении не поет татарские песни, она великолепно ответила: „Они слишком грустные, интимные“. Но без этого сентиментализма нет любви, а эта работа как раз об этом. Она не архитектурное украшение, как где-то стоят композиции, которые украшают солидные здания. А здесь для людей — подошли, почитали, посмотрели», — объясняет скульптор.

В оформлении статуи множество деталей, символов, рисунков, связанных с татарской культурой
По задумке автора, все эти детали должны вести бесконечный диалог со зрителем, в котором возникает разговор — размышление о нации, ее редкой идентичности

«Я НЕ ТАКОЙ БОГАТЫЙ ЧЕЛОВЕК, ЧТОБЫ ОТЛИВАТЬ ДЕШЕВО И ПЛОХО»

Конь, как уже рассказывал нам Сайфулин, не простой, а с легендой. Имя «Конь-Страна» дал ему величайший художник из Милана Арнальдо Помодоро, чьи работы украшают улицы Ватикана и Нью-Йорка.

Как рассказал Сайфулин заинтересованным зрителям, отливали бронзового коня с металлическими стержнями внутри в Германии: «Я не такой богатый человек, чтобы отливать дешево и плохо». 6 тыс. евро он вложил в композицию сам, еще 30 тыс. евро на творческое дело пожертвовала «Татнефть». Части скульптуры он привез в своем фургоне и теперь собирает их воедино.

Сейчас обсуждается вопрос торжественного открытия скульптуры, которое может состояться в августе. «Я бы хотел видеть там 50 человек — работников и воспитанников сиротского дома в Казани», — говорит художник.

В друзьях у него не только воспитанники детского дома — Сайфулин рассказал и о подарке, который сделал форуму татарской молодежи. «Табрис Яруллин — потрясающий молодой человек, это мой друг. Я ему сделал герб бесплатно, там в радуге танцуют наши татары. Подарил в прошлом году, у него висит. Делал под песню „Олы юлнын тузаны“, раз десять ее прослушал», — добавил скульптор. Сам Яруллин рассказал «БИЗНЕС Online», что это произведение сейчас висит в отремонтированном здании всемирного конгресса татар. «Это тонкая работа, даже ироничная», — отметил замруководителя исполкома ВКТ. На гербе изображены татарские юноши и девушки, которые стоят рядом с Эйфелевой башней, лондонским Биг Беном, Спасской башней Московского Кремля и Парфеноном, а радуга может трактоваться и как земной шар.

Строчки из «Олы юлнын тузаны» — татарской народной песни, которая на русский переводится как «Пыль большой дороги», — изображены и на постаменте деревни на спине коня. Сайфулин считает тему пути, дороги очень вдохновляющей — по его мнению, это мотив, который дает простор воображению. «Будда очень хорошо сказал: „Вернись к началу и найдешь свой путь“. Так же и каждый, кто придет посмотреть „Коня-Страну“, может совершить это путешествие, сам разгадать символику, понять, о чем я хотел рассказать», — говорит художник.

Строчки из «Олы юлнын тузаны» — татарской народной песни — изображены на постаменте деревни на спине коня

«В ГОРОДЕ ТУРКУ СТОИТ «КОНЬ-СЧАСТЬЕ», ТАК ЕГО УЖЕ ЗАТЕРЛИ ДО БЛЕСКА»

Сайфулин родился в 1952 году в узбекском городе Китаб. Позже он перебрался в Ленинград, где окончил Ленинградское высшее художественно-промышленное училище им. Мухиной и жил в поселке Кикерино в Ленинградской области. Уже 29 лет Сайфулин живет и творит в Финляндии, где в центре городов Турку, Хельсинки, Ханко, Сало, Киско стоят его скульптуры. «В городе Турку стоит „Конь-Счастье“. Так его уже затерли до блеска — думают, что это поможет обрести счастье, удачу, исполнить мечты», — говорит художник.

Скульптор провел более 50 персональных выставок в России, Финляндии, США, Великобритании, Германии, Австрии, Аландских островах. «Первая выставка прошла у меня в Хельсинки в 1988 году — во время проведения дней культуры Ленинграда. Я был известным художником Северной столицы, и Дом дружбы народов повез мои работы в Хельсинки. С тех пор я начал ездить по стране. Потом перестройка, стало трудно жить, я поехал в Финляндию, устроился в одну строительную фирму. Так и остался там», — рассказывал Сайфулин «БИЗНЕС Online».

В Финляндии по-достоинству оценили заезжего творца — например, на портале «Это Финляндия», созданном местным МИДом, пишут, что «работы Сайфулина не подавляют размерами, но поражают мастерством и чувством». Их сразу начали покупать для частных коллекций. Поначалу его скульптуры украшали частные дома, а через некоторое время стали достопримечательностями городов. Например, «Ветер с моря» в восточной гавани Ханко, «Конь счастья» в Турку или «Счастье» на морской набережной Eiranranta в Хельсинки.

Среди знакомых Сайфулина немало знаменитостей. «Виктор Цой приходил на мою выставку пять раз, мы с ним курили, волновались, переживали... — рассказывал Сайфуллин корреспонденту „БИЗНЕС Online“. — В 1980-х, чтобы после учебы в Ленинграде остаться в городе, я год преподавал в Серовском художественном училище, и, оказывается (об этом я узнал позже), туда же пришел учиться изобразительному искусству и Виктор Цой. Он приходил ко мне на факультатив керамики. И лишь на выставке мы с ним познакомились лично». В детстве он общался с танцором Рудольфом Нуриевым, а Белла Ахмадуллина даже купила одну из его работ.

У художника трое детей, старший сын Камиль — тоже скульптор и кузнец — живет в Самаре. Дочь Сания и сын Азим живут, как и отец, в Хельсинки.

«ЭТО МАЛАЯ АРХИТЕКТУРНАЯ ФОРМА, КОТОРЫХ НЕ ХВАТАЕТ В КАЗАНИ»

«БИЗНЕС Online» спросил экспертов городской среды, насколько удачно вписался «Конь-Страна» в площадку на казанской улице Баумана.

Леонид Абрамов — казанский историк и краевед:

— Оригинально, но дело вкуса, конечно. Мне вот насчет исламских символов не очень понятно. Я считаю, что кресты и полумесяцы можно устанавливать только на мечетях и храмах. Увлекаться ими не надо, страна у нас светская. Все, что конфессионально, всегда двузначно. Но если говорить о народе Татарстана, то не нужно выделять конфессиональные аспекты. Русские и татары едины.

Что касается идеи и смысла скульптуры, то даже не знаю. Несется конь, конь удалой... Сложно сказать по поводу смысла, тут надо покопаться. Хотя смысл-то вроде и понятен, что это такой мощный конь, который борозды не портит. Однозначно своеобразно. Не портит ландшафт, оригинальная скульптура. Такая смешная, замысловатая...

Где ее еще размещать? Надо выбирать то место, где туристы. Поэтому вполне удачное место для размещения подобной скульптуры. Надо понимать, что это малая архитектурная форма, которых не хватает в Казани. Они стали сейчас только появляться, и это отрадно. Но не скажу, что произошла какая-то перезагрузка, что ими насытили город. На этом пятачке я больше архитектурных форм не помню. Вот на перекрестке Профсоюзной и Чернышевского есть скульптурная группа, где девочка поднимает мальчишку. То есть переизбытка нет. А места новых скульптур, конечно, нужно продумывать. Но, думаю, надо на набережной установить. Надо заполнять пространство от «Чаши» до «Казань Арены», тоже надо облагораживать. Парк Горького тоже, там не припомню что-то архитектурных форм.

Хорошо, если бы медикам что-то посвятили. У Казани много хороших смыслов. Например, здесь родина русской химии. А у нас кроме памятника Бутлерову ничего нет. Надо подчеркивать какие-то свои смыслы, как, например, «Самара космическая». У нас тоже, конечно, подчеркивают некоторые смыслы, но не надо забывать про другие. Кстати, и о конях можно рассказать. Татары всегда на лошадях ездили. Казанской породы не было, но татарская порода лошадей была.

Мария Леонтьева — координатор центра прикладной урбанистики Казани:

— Нравится или не нравится — вопрос субъективный. И уж тем более об изначальной идеи автора мы можем судить только с его слов. Насколько органично она вписалась? Вопрос надо ставить шире. Дело в том, что у улицы Баумана сейчас нет единого и внятного общего посыла, который она сообщает в основном нашим туристам и людям, которые приезжают по ней погулять. Все-таки главная центральная пешеходная улица города должна содержать в себе какое-то послание о том, что город хочет сказать о себе туристам и жителям нецентральных районов. Этого комплексного послания сейчас у Баумана нет. Ее состояние просто ужасает вместе с пустыми этажами, фасадами и бесчисленным количеством абсолютно идентичных сувенирных лавок и дешевых мест с едой. Это большой вопрос, как она вообще должна выглядеть, какие функции должна нести.

Единственное, что полезное мы можем вынести от установки этой скульптуры, — это то, что позволяет нам поднять вопрос о едином стиле и о концепции развития улицы Баумана: что Казань хочет сообщить наполнением своей центральной улицы гостям и жителям города, какие смыслы означают Казань и какие малые архитектурные формы должны эти смыслы нам передавать.

Фатих Сибагатуллин — депутат Госдумы от Татарстана:

— Это же жираф! Татары никогда над лошадью не издевались. Благодаря лошади завоевали полмира, она не заслуживает такого. Лошадь — это самое умное и гуманное животное, нельзя так над лошадью издеваться. Это первый друг человека — и рабочий инструмент, и транспорт, и тягловая сила, и воин, и спортсмен, и лекарь. Нужно тогда красивую лошадь, татарскую. Я такого великого скульптора не знаю.

Мы очень сильно отстаем от мира в плане скульптур. Можно других животных поставить — красивых собак, диких зверей, например львов. Из выдающихся людей можно увековечить Шаймиева, он заслужил — а почему мы должны ждать, когда забьют последний гвоздь в крышку гроба? Хану Батыю поставить, а что плохого? Кому не понравится, те историю не знают. Была бесхозная территория, а Золотая Орда создала основу России. Аттиле тоже памятник можно — это наш предок, дед, который родился на Волге, на территории современного Татарстана, завоевал всю Европу и поставил на уши. Туфану Миннуллину можно памятник, Саре Садыковой...

Origin: Валерия Завьялова, Елена Иванова, Максим Кирилов, business-gazeta.ru, 26.07.2018

Фото: Валерия Завьялова & Ирина Ерохина

Видео: Максим Тимофеев


Яндекс.Метрика free counters