ya_palomnik
История деревни Муйнаково
Учалинский район
History of the village of Muynakovo

ГлавнаяРайоны БашкортостанаУчалинский район

История деревни Муйнаково

Одним из коренных поселений Барын-Табынской волости была д. Муйнаково. Она носит имя сына старшины Кара(Бара)-Табынской волости Расула Итжимасова Муйнака Расулева, ставшего старшиной той же волости и участвовавшего в восстании Пугачева. Его сыновья Абдулхаким (1750—1818), указной мулла Абдулфазыл, 1765 года рождения, зауряд-хорунжий Абдулвахит (1770-1830), Абдулфаиз, 1782 г., Абдулмажит, 1784 г., Абдрашит (1789—1834), Курами Муйнаковы (д. 617). Один из них, Курами, в начале XIX в. был начальником 4-го кантона.

Еще в конце XVIII в. были известны дд. Старомуйнаково с 32 дворами и 142 жителями, Маломуйнаково с 27 дворами и 121 человеком и Муйнаково (Даутово) с 13 домами, где жило 34 жителя. Маломуйнаково имело и другое название — Бурангулово. Таким образом, еще до V ревизии часть жителей выделилась из коренной деревни и образовала новые деревни. По X ревизии 1859 г., в Старомуйнаково в 88 дворах проживали 500, в Маломуйнаково в 32 дворах — 200 жителей. Третьей деревни уже не было. В каждой из них еще имелось по три двора припущенников, принятых коренными жителями — вотчинниками — на условиях аренды земельных угодий. Припущенники платили башкирской общине по 10 коп. с двора и выполняли все повинности в пользу казны и общины, как и вотчинники. К 1920 г. численность населения в Старомуйнаково сократилась наполовину, зато в другой деревне она увеличилась на 144 человека.

В первой половине XIX в. обе деревни входили в 1-ю и 2-ю юрты 4-го Загорного кантона в Троицком уезде. С 1864 г. они подчинялись Тунгатаровской волости, находившейся в 1919—1930 гг. в составе Тамьян-Катайского кантона. В Маломуйнаково (Бурангулово) всю жизнь прожил один из сыновей первопоселенца зауряд-сотник Хисаметдин Муйнаков (1781 — 1858). Здесь же жил войсковой старшина (майор) Мухаметжан Бузыкаев (1798—1856), кантонный начальник 4-го башкирского кантона, подразделенного в 1832—1847 гг. на два — 4-й Загорный и 4-й Западный кантоны. Его два сына получили образование в Омском военном училище. Бузыкаев имел «кожевенный завод». В период кантонного управления в Башкирии (1798—1865 гг.) казаки, мишари и башкиры были переведены в военно-казачье сословие, а их территория расселения была разделена на кантоны. Главной обязанностью башкир, мишарей была охрана Оренбургской линии вдоль р. Яик от pp. Уй и Тобол на востоке и до г. Оренбург. Кантоны управлялись начальниками, формально «избираемыми» из числа богатых чиновников, затем утверждаемыми военным губернатором. Кан-тонные начальники проводили в жизнь распоряжения и указы вышестоящих властей, для чего были наделены большими правами в военной, политико-административной, судебно-полицейской и хозяйственной областях.

Деревни, в которых жили эти начальники, становились кантонными штаб-квартирами. Кантонные дела вели два писаря, на русском языке и тюрки. На их содержание деньги собирались со всего населения кантона, причем кантонные чиновники освобождались от несения натуральных повинностей. Начальники имели по два вестовых-ординарца, а юртовой старшина, управляющий группой деревень, — одного.

О кантонных начальниках народом сложены песни, в которых дана оценка их деятельности. Бытующая по сей день историческая песня «Бузыкай-кантон» Мухаметжана Еражбаевича Бузыкаева не осуждает, наоборот, как бы сочувствует ему. Его смерть далеко от родных мест — в Петербурге, где он был в составе делегации от Оренбургской губернии в качестве представителя от башкир на коронации императора Александра II — способствовала популяризации его личности.

Жители вели полукочевое скотоводство. Ежегодно выезжали на кочевку. Каждая деревня имела по три кочевки в трех местах (первая — в бассейнах pp. Карсига Урман, Лоши-Чомак, Шагыр Ульган, вторая — по pp. Черная, Кирке Туяк, Бысак Кискэн). Сначала выезжали на самое отдаленное место кочевки. Оно называлось весновкой (язлау). Второе место занимали летом и называли летовкой (йэйлау), третье место находилось недалеко от деревни, именовалось "көзлаәү".

В Старомуйнаково на 65 дворов в 1844 г. приходилось 360 лошадей, 85 коров, 330 овец и 73 козы. В Маломуйнаково (Бурангулово) на 35 дворов имелось 533 лошади, 64 коровы, 323 овцы и 44 козы. Видно, что жители не могли удовлетворить свои потребности одной отраслью хозяйства. Поэтому они занимались охотой. Робко переходили к оседлости и земледелию. В первой деревне засевали озимого хлеба всего лишь 8 пудов, ярового — 800 пудов, во второй — озимого хлеба — 120 пудов и ярового - 888 пудов. В конце XVIII в. отметили, что здесь «хорошо растут рожь, овес, ячмень», а «прочих семян у башкирцев не бывает». В д. Маломуйнаково (Бурангулово) тогда же действовали одна ветряная и две водяные мельницы-мутовки.

Основная масса жителей двух деревень жила в условиях единобрачных семей. Вместе с тем, встречались и полигамные семьи.

В старой деревне из 82 домов в 8 зафиксировано двоеженство, что составляет 9,7%. В Маломуйнаково (Бурангулово) из 38 семей в 1859 г. обнаружено в трех — двоеженство, в двух — троеженство, что составляет 13%.

Родились или жили в деревне Муйнаково:


Яндекс.Метрика free counters