ya_palomnik
Заключение
Corollary

Для веб-мастеров. Пользуюсь хостингом в Германии 5 лет.
Рекомендую, нареканий нет.
Поиск по сайту
Введение
Административное
управление

Башкирские
волости

Сарапульский уезд
Агрызский район

Елабужский уезд
Менделеевский район

Мензелинский уезд
Тукаевский район

Мензелинский уезд
Мензелинский район

Мензелинский уезд
Сармановский район

Мензелинский уезд
Актанышский район

Мензелинский уезд
Муслюмовский район

Бугульминский уезд
Азнакаевский район

Бугульминский уезд
Альметьевский район

Бугульминский уезд
Бугульминский район

Бугульминский уезд
Лениногорский район

Бугульминский уезд
Ютазинский район

Бугульминский уезд
Бавлинский район

Заключение

Заключение

Сегодня в республике Татарстан почти нет представителей башкирского народа, если не считать 14 тыс. человек по переписи 2002 г. По первой Всероссийской переписи 1897 г. их было более 200 тыс. человек. По Подворной переписи 1912-1913 гг. в 18 волостях из 31 только Мензелинского уезда насчитывалась 151 тысяча башкир. Через 7-8 лет в 1920 г. их не стало вообще. Такой процесс не постепенного, а мгновенного исчезновения башкирского населения из этнографической карты ТАССР требует объективного объяснения. Разного рода мифы, которые сознательно создаются сегодня, выяснить корни этого явления не смогут. Причина - отсутствие искренности, объективности.

Башкирский народ, единственный из всех этносов Урало-Поволжья, тысячелетиями сохраняет собственный этноним. Древний народ, известный под именем Башкорт несмотря ни на какие невзгоды и испытания, то поднимаясь, то опускаясь почти в пропасть десятки раз возрождался и развивался дальше.

Родина башкирского народа под названием Башкирия известна давно. Страну башкир - Башгирд знали в Средневековье, Башгирдией -при Иване IV, к которому шли послы народа для принятия русского подданства, ожидая защиту - «протекцию», как говорили его представители. Башкирией знали страну башкир в XVII-XX вв. Термин этот существовал вместе и параллельно с официальной административно-территориальной системой - Уфимским уездом, Уфимской провинцией - Оренбургской губернией - Уфимским наместничеством - снова Оренбургской и Уфимской губерниями, просуществовавшими до начала XX в.

Губернии состояли из уездов, из которых здесь речь шла о 4: Бугульминском, Мензелинском, Елабужском и Сарапульском. Уезд состоял из волостей, последние - из деревень. Во многих волостях этих уездов проживали башкиры, создав свои населенные пункты. Последние объединялись в группы (у башкир и мишарей в юрты, у тептяреи - команды, с 1866 г. - сельские и волостные общества); у всех станы - полицейские участки.

Группы поселений всех сословий управлялись назначаемыми, с 1865 г. избираемыми сельскими старостами, волостными старшинами, обладавшими административными, финансовыми, судебными, полицейскими функциями. Переходы из сословия в сословие были крайне затруднены. Массовость этого процесса - миф. В 1913 г. башкиры как этнос, тептяри как сословие учтены Подворной переписью отдельно, а не вместе.

Вотчинное право породило институт припуска. Выходцы из разных общин становились припущенниками башкирских общин. У башкир имелись два сословия: башкиры-вотчинники, принимавшие не только башкир своей или чужой волости и называвшиеся затем башкирами-припущенниками (в 1816 г. их было 66 тыс., в 1850 г. - 135 тыс. человек), но и представителей тюркских и финно-угорских народов на условиях уплаты оброка. Последние назывались не башкирами-при-пущенниками, а башкирскими припущенниками. Таковыми являлись ясачное и некоторые другие сословия татар, марийцев, удмуртов, чувашей. Из припущенников формировались тептяри, выходившие из сельских общин и из своего этноса. Все припущенники экономически (оброк) и социально (припуск на чужую землю) зависели от башкир-вотчинников. Вход к ним посторонних был почти наглухо закрыт. Тептяри известны только на башкирской вотчинной земле, поскольку своим формированием они обязаны только ей.

Башкиры - коренной народ края и издревле владели своими землями на основе вотчинного права. Собственные старинные общинные земли башкир с 30-40-х гг. XIII в. Золотой Ордой, а также после ее распада Казанским татарским ханством во главе с ханами - чингизидами признавались и подтверждались как вотчинные. После завоевания Россией Казанского ханства и добровольного вхождения Башкирии в ее состав первый русский царь подтверждал старые или выдавал новые жалованные грамоты родам и племенам, имевшиеся у юго-восточных башкир 4 уездов вплоть до ликвидации всех форм собственности на землю, в т. ч. вотчинного права, советским Декретом о земле в 1917 г. Таким образом, уничтожение вотчинного права башкир, являвшегося их главной опорой и защитой, привело к ослаблению и ускорению их поглощения другим этносом. В совершившейся ассимиляции 150-тысячного башкирского населения только Мензелинского уезда татарским этносом весьма важную, а может быть, главную, роль сыграло волевое решение этого вопроса, непосредственно связанного с созданием нового государственного образования ТАССР в составе РСФСР. Попытки объяснить такую мгновенную в одночасье ассимиляцию целого народа другим отсутствием башкир в этом регионе, на вотчинных землях которых возникали сотни небашкирских деревень, или наличием каких-то не существовавших «башкир» просто необъективны и ненаучны, и поскольку все это исходит от субъективного подхода к проблеме.

Населенные пункты башкир натерритории будущего Мензелинского уезда возникли давно. Они сначала носили как название этнонимов тюбы, рода или племени: например, д. Юрми Юрмийского племени или волости, д. Байляр Байлярской волости, причем таких названий деревень одной и той волости могло быть несколько. В XVIII в. деревень с названиями этнонимов и именами первопоселенцев было предостаточно. Затем почти все деревни получили названия от антропонима или гидронима. До наших дней сохранились названия деревень от этнонимов: Тамьян, Табын, Ирэкте, Сарайли (от Сарайли-мин).

Башкирские деревни, основанные на вотчинных землях, были однонациональными. В связи с построением укрепленных линий (Закамской в XVII в.), особенно Оренбургской (в XVIII в.) пограничных засечных или оборонительных линий с одновременным появлением городов и крепостей с редутами, форпостами возникли возможности для переселения под их защитой представителей поволжских народов и русских крестьян и заселения их путем создания населенных пунктов. Представители тюркских народов, кроме чувашей, часто оседали на «верхних» или «нижних» концах башкирских деревень. К 1913 г. только сами башкиры Мензелинского уезда жили в 18 деревнях из 160. Дворность деревень была небольшой. В 1920 г. в Казанской дороге в 16 волостях, управляемых 38 старшинами, имелись 858 деревень с 9 239 дворами, в среднем по 10, 8 двора на деревню (РГАДА. Ф. 248. Оп. 3. Кн. 149. Л. 37, 40). В XIX в. они становились многодворными (в 1855 г. в Мензелинском и Сарапульском уездах 176 башкирских деревень с 9 776 дворами, 55,5 двора на 1 деревню. Во дворе 5,8 человека (НА УНЦ РАН. Ф. 3. Оп. 1. Д. 77. Л. 301). Деревни с соборными мечетями, торговыми точками, с почтой, медпунктом, штаб-квартирой юртовых старшин, затем и старост и т. д. перерастали в села.

В XIX в. в башкирских деревнях безраздельно господствовали малые семьи, доходя до 75-80% всех семей, а неразделенные семьи занимали их четвертую часть (Асфандияров А. 3. Башкирия после вхождения в состав России (вторая половина XVI-первая половина XIX в.). Уфа: Китап, 2006. С. 303-306).

Представители сословий каждой деревни подчинялись только своему управлению, своим старостам или старшинам. В этнически смешанных деревнях мишари подчинялись, например в первой половине XIX в., своим сотникам (по одному на деревню), юртовым старшинам (один на несколько деревень). Точно также было у башкир.

У каждого сословия свои повинности и налоги. Старосты с сотниками следили за тем, чтобы их подчиненные аккуратно в срок их выполняли. Боролись всеми средствами и мерами против убыли своих подопечных. За этим следила и полиция. Таким образом, свободным переходам из сословия в сословие путь был закрыт.

Башкиры занимались многоотраслевым хозяйством: земледелием, животноводством, промыслами (пчеловодством). Кое-где появлялась несложная техника - веялки.

Жители деревень активно участвовали в социально-политических и военных событиях.

Несмотря на нехватку материалов по истории культуры можно отметить, что имеются сведения об открытии или функционировании мечетей, начальных школ при них, а также медресе. Открывались и светские начальные школы.

Вместе с тем история башкирских сел юго-восточного Татарстана до 1920 г. еще не разработана. Нам удалось лишь в справочной форме показать состояние населенных пунктов в демографическом, социальном, хозяйственном и отчасти в культурном отношениях.

Предстоит большая работа по написанию объективной истории башкирских сел и деревень с выявлением новых источников о мотивах их основания на территории того или оного рода и племени, о жалованных грамотах, о сущности института припуска, о сословиях, не говоря уже об углубленном изучении социально-экономических отношений и культурном развитии регионов, где некогда проживало башкирское население.

Сегодня нет башкирских сельских населенных пунктов в Республике Татарстан, поскольку их жители давно стали носителями другого этноса. Тем не менее, они должны знать свою историю, свои этнические корни, тем более, как говорят, она бывает поучительной.

Заключая, хотелось бы поблагодарить всех тех, кто оказал посильную помощь в сборе материалов и издании этой рукописи.


Яндекс.Метрика free counters