ya_palomnik
Поход Едигея на Москву 1408 г.

Для веб-мастеров. Пользуюсь хостингом в Германии 5 лет.
Рекомендую, нареканий нет.
Поиск по сайту
Содержание (клик для 'развернуть')

1408 г. Поход Едигея на Москву

Только спустя 13 лет после похода Тохтамыша ордынские власти вновь могли вспомнить о вассальной зависимости Москвы и собрать силы для нового похода, чтобы восстановить поступление дани, прекращенное с 1395 г.

1 декабря 1408 г. огромное войско темника Едигея подошло по санному зимнему пути к Москве и осадило Кремль.

С русской стороны до деталей повторилась ситуация при походе Тохтамыша в 1382 г.

Великий князь Василий II Дмитриевич, услыхав об опасности, как и его отец, бежал в Кострому (якобы собирать войско).

В Москве остался за начальника гарнизона Владимир Андреевич Храбрый, князь Серпуховской, участник Куликовской битвы.

Вновь был выжжен посад Москвы, т.е. вся деревянная Москва вокруг Кремля, на версту во все стороны.

Едигей, подойдя к Москве, разбил свой лагерь в Коломенском, а в Кремль послал извещение, что будет стоять всю зиму и возьмет Кремль измором, не потеряв ни одного бойца.

Память о нашествии Тохтамыша была еще настолько свежа у москвичей, что было решено выполнить любые требования Едигея, чтобы только он ушел без боевых действий.

Едигей потребовал в две недели собрать 3000 руб. серебром, что и было исполнено. Кроме того, войска Едигея, рассеявшись по княжеству и его городам, стали собирать полонянников для угона в плен (несколько десятков тысяч чел.). Некоторые города были сильно разорены, например полностью был сожжен Можайск.

20 декабря 1408 г., получив все, что требовалось, войско Едигея покинуло Москву, не подвергшись ни нападению, ни преследованию со стороны русских сил.

Урон, нанесенный походом Едигея, был меньше, чем урон от нашествия Тохтамыша, но и он тяжелым бременем лег на плечи населения.

Восстановление даннической зависимости Москвы от Орды продлилось с этих пор практически еще на 60 лет (до 1474 г.)

1412 г. — Уплата дани Орде стала регулярной. Чтобы обеспечить эту регулярность, ордынские силы время от времени совершали устрашающе-напоминающие набеги на Русь.

1415 г. — Разорение Ордой Елецкой (пограничной, буферной) земли.

1427 г. — Набег ордынских отрядов на Рязань.

1428 г. — Набег ордынского войска на костромские земли — Галич Мерьский, разорение и грабеж Костромы, Плеса и Луха.

1437 г. — Поход Улу-Мухаммеда к Заокским землям. Белевская битва 5 декабря 1437 г. (разгром московского войска) из-за нежелания братьев Юрьевичей — Шемяки и Красного — позволить войску Улу-Мухаммеда поселиться в Белеве и заключить мир. Вследствие измены литовского воеводы Мценска Григория Протасьева, перешедшего на сторону татар, Улу-Мухаммед выиграл Белевскую битву, после чего ушел на восток, в Казань, где и основал Казанское ханство (см. ниже).

1451 г. — Поход Махмута, сына Кичи-Мухаммеда, на Москву. Сжег посады, но Кремль не взял.

1462 г. — Прекращение Иваном III выпуска русских монет с именем хана Орды. Заявление Ивана III об отказе от ханского ярлыка на великое княжение.

1468 г. — Поход хана Ахмата на Рязань.

1471 г. — Поход ордынцев на Московские рубежи в заокской полосе.

1472 г. — Ордынское войско подошло к г. Алексину, но не перешло Оку. Русское войско выступило в Коломну. Столкновения двух сил не произошло. Обе стороны опасались, что исход боя будет не в их пользу. Осторожность в конфликтах с Ордой — характерная черта политики Ивана III. Он не хотел рисковать.

1474 г. — Хан Ахмат вновь подходит к Заокской области, на границу с Московским великим княжеством. Заключается мир, или, точнее, перемирие, на условиях выплаты Московским князем контрибуции 140 тыс. алтын в два срока: весной — 80 тыс., осенью — 60 тыс. Иван III вновь избегает военного столкновения.

1480 г. — Ахмат предъявляет требование Ивану III уплатить дань за 7 лет, в течение которых Москва перестала ее платить. Идет в поход на Москву. Иван III выступает с войском навстречу хану.

* * *

Резкое сокращение времени, интенсивности, силы походов ханов на Россию в XV в., завершение их в большинстве случаев уходом без взятия Москвы, Кремля и без решительного боя объяснялись не только изменением соотношения военных потенциалов Руси и Орды, но и сменой военной техники, появлением огнестрельного оружия с конца XIV — в начале XV в. в русских войсках и отсутствием его у татар, а также изменением военно-тактических представлений о ведении войны в целом.

Наивные военные представления XI—XII вв. и начала XIII в., когда все военные усилия обеих сторон концентрировались на организации и проведении одного, обязательно решающего военного столкновения (битвы, сражения), собиравшего абсолютно все наличные военные силы противников, и когда не думали о тылах, особенно дальних, оставляя столицу, страну, ее внутренние районы без всякого военного прикрытия, к исходу XV в. давно отошли в прошлое.

Уже конец XIV в. и особенно первая половина XV в. явились эпохой потрясающих политических и военных вероломств. Не только правители, монархи, феодалы, аристократы (боярство), т.е. военные и политические руководители разных рангов, научились хитрить, лгать, обманывать, преследуя такой тактикой определенные политические цели, но и на более низком социальном уровне — среди духовенства, государственного чиновничества, административно-полицейского и фискального аппарата — отмечаются в XV в. подобные же тенденции.

В военном деле, которое стояло в период всего средневековья на первом месте у всех стран по своему государственному значению, расходам и по темпам развития (военно-технического прогресса), — все эти вышеозначенные изменения в общественной психологии и менталитете привели к возникновению новых тактических методов и к появлению новой стратегии вооруженной борьбы.

Было осознано значение тылов. И привычка оставлять их беззащитными стала использоваться и жестоко наказываться противником. Возникли также понятия двух тылов, понятие охвата противника (с флангов, фронта и тыла) одновременно.

Понятия обеспечения безопасности, осторожности, скрытого накапливания сил, всемерной сдержанности накануне решающих сражений стали в XV в. оцениваться как важнейшие профессиональные качества полководцев, а не так примитивно, как в XI—XII вв., когда их считали] простым проявлением трусости или недостойными военачальников низкими приемами обмана.

Все эти новшества военной мысли новой эпохи — XV столетия — нашли свое отражение в русско-ордынских военных столкновениях XV в.

Последние великие сражения XIV в.: Куликовская битва 1380 г. и особенно разорение и захват Кремля Тохтамышем в 1382 г. были тяжелыми, но полезными уроками, которые помогли московскому военному руководству расстаться с реликтами средневековой отсталости в военном деле.

С 1389 г. на Руси впервые появляется огнестрельное оружие, зарождается артиллерия как особый род войск. Но главное — меняются военные замыслы и доктрины.

Реально это проявляется в последнем военном конфликте Московского государства и Орды — в походе хана Ахмата к пограничной р. Оке и к странному для современников и историков результату этого похода — к т.н. стоянию на Угре двух армий противников, а затем к одновременному, взаимному, почти паническому отходу обеих противных сторон от границы в глубь своих территорий без всякой попытки решить спор «решающим сражением».

Ниже приводится анализ и разгадка этого военно-политического феномена, положившего конец существованию Ордынского государства и началу внешнеполитически независимого развития Московской Руси.


Яндекс.Метрика free counters