ya_palomnik
Нижегородская ярмарочная мечеть - Заключение
Nizhny Novgorod Fair Mosque - Conclusion
Проект
"Татары без границ"

Для веб-мастеров. Пользуюсь хостингом в Германии 5 лет.
Рекомендую, нареканий нет.
Поиск по сайту

Татары за рубежомТатары в РоссииРайоны ТатарстанаРайоны БашкортостанаКазань - город и люди

Известные людиМузыкальные коллективы и солистыСтатьиПресс-центрРетро-фото городовХахатун-бабай

Оглавление

Вступительное слово

Введение

Глава I. Мечеть на Макарьевской ярмарке — прообраз Нижегородской ярмарочной мечети

1. Торговцы-мусульмане на Макарьевской ярмарке

2. Религиозная жизнь мусульман во время макарьевских торгов

3. Прихожане Макарьевской мечети в годы Отечественной войны 1812 года

Глава II. Роль Нижегородской ярмарочной мечети как центра общения российских и зарубежных мусульман в XIX столетии

1. Нижегородская ярмарка — всероссийский и международный торговый центр

2. Торговцы-мусульмане и ярмарочная жизнь

3. Ярмарочная мечеть и устройство религиозного быта мусульман

4. Имамы Нижегородской ярмарочной мечети

Глава III. Политические деятели мусульманского сообщества в стенах Нижегородской ярмарочной мечети в конце XIX – начале XX века

1. Общественно-политические инициативы российских мусульман в Нижнем Новгороде

2. Деятельность Комитета по устройству или ремонту Нижегородской ярмарочной мечети

3. Канавинская мусульманская община в первые годы советской власти

Заключение

Нижегородская ярмарочная мечеть - Заключение

Сегодня здание Нижегородской ярмарочной мечети, история которой представлена в этой книге, не существует — оно ушло в небытие, так как пришло в негодность в начале XX века, а в восстановлении его власти не были заинтересованы. К сожалению, в проектах восстановления ярмарочного комплекса, которые были реализованы в 1990-е годы, в конце XX столетия, для ярмарочной мечети места не нашлось. Не была восстановлена и армянская церковь. В современном ярмарочном комплексе Нижнего Новгорода архитектурно закреплена только православная христианская идея.

Но представить, какой была мечеть на всемирно известной ярмарке, помогают прекрасные фотографии, сделанные известным нижегородским фотографом М. П. Дмитриевым. Благодаря его таланту, фотографии, оставленные мастером потомкам, дают возможность понять архитектуру здания, представить его объемно, так как фотографии были сделаны в разных ракурсах. Общая панорама ярмарки, сохранившаяся в литографиях, а также ее планы и чертежи, помогают уяснить, какое место на ее территории занимала Нижегородская ярмарочная мечеть и как здание мечети соотносилось с другими культовыми сооружениями архитектурного комплекса.

Сегодня не существует и мусульманского ярмарочного прихода. Он также ушел в прошлое, просуществовав три столетия: сначала в рамках Макарьевской ярмарки, затем — на Стрелке. Однако силой воображения, опираясь на исторические материалы, приведенные в книге, можно перенестись на играющую всеми красками ярмарку, окунуться в ее повседневную энергичную суету и почувствовать, каким было ее «мусульманское лицо».

В 1817 году с первого ярмарочного сезона на Стрелке «заработало» молельное здание мусульман, а с 1827 года каменное здание ярмарочной мечети начало свою жизнь. Со строительством деревянной мечети, а затем на этом же месте каменной, на Нижегородской ярмарке появился особенный квартал, центром которого и было здание мечети. Вокруг него располагались торговые ряды с лавками купцов из Средней Азии, Закавказья, Ирана, Турции, других мусульманских стран. Здесь же торговали свои, российские, мусульмане.

Поскольку среднеазиатские торговцы составляли небольшую часть приезжающих на ярмарку мусульман, исламский храм практически с первых дней своего открытия стал татарским молитвенным домом. Здесь происходило общение татарской торговой элиты, среднеазиатских купцов, укрепление между ними корпоративных связей. С середины XIX века среднеазиатские купцы приезжали на ярмарку в Нижний Новгород уже как подданные России. То же можно сказать об азербайджанских и иных закавказских торговцах. И все их земные устремления, помимо торговли и извлечения прибыли, были направлены на общение в рамках мечети. Это было общение людей одного социального слоя, понимавших друг друга еще лучше и потому, что они были единоверцами.

Традиционно мечеть — место общения верующих, а не только молитвенное здание. Само по себе оно не обладает некоей сакральностью, но имеет, безусловно, особый духовный смысл для мусульманина. Нижегородская ярмарка выступала местом встреч торговых и финансовых потоков, а мечеть на ярмарочной территории служила точкой соединения духовных интересов представителей различных составляющих исламского мира.

Возведение ярмарочной мечети за казенный счет следует признать необычным явлением в истории российского исламского храмового строительства. Появление ярмарочной мечети явилось продолжением традиции государственного попечения по устройству религиозных потребностей неправославного купечества Макарьевского торга. Нижегородская ярмарка изначально возводилась как международное «торжище», и в момент устройства ярмарочного ансамбля торговля с Востоком имела для России важное значение. Мечеть стала архитектурным памятником экономической и политической значимости для империи, укрепления и развития коммерческого сотрудничества с Востоком первой четверти XIX века и заметной роли татар в международной и внутренней торговле.

Материальные выгоды от исполнения духовных «треб» у торгово-промышленной элиты мусульман давали возможность Духовному собранию оперативно и безболезненно разрешать вопрос по обеспечению ярмарки временным приходским имамом. Командированные на ярмарку муллы исполняли духовные «требы» как торгующих на ярмарке мусульман, так и мусульман-военнослужащих, снимая напряженность в деле исполнения необходимых обрядов.

В плане реализации религиозных прав торговцев можно выделить две взаимосвязанные проблемы: обеспечение временного прихода помещением для общественного богослужения и духовным лицом. Даже при хорошем знании религиозных обрядов приехавшие за коммерческой выгодой купцы и приказчики старались иметь духовное лицо, которое при необходимости могло бы выступить в качестве третейского судьи в спорных делах. С правовой точки зрения именно духовное лицо выступало олицетворением временного прихода. Легитимность прихода обеспечивалась свидетельством, выданным ему Оренбургским магометанским духовным собранием. Прибывший мулла ставил в известность о своем появлении местное губернское начальство, полицию и ярмарочный комитет, которые знакомились с представляемым документом. Это означало, что молитвенные собрания происходили под ответственностью представителя Духовного собрания.

Для мусульманской общины самого Нижнего Новгорода ярмарочная мечеть на протяжении всего XIX века выполняла роль духовно-религиозного центра. Ярмарочная мечеть была первой известной нам мечетью в пределах современного Нижнего Новгорода. Две мечети: Нижегородская соборная мечеть, которая сегодня представляет собой областной центр религиозной жизни нижегородцев, исповедующих ислам, и ярмарочная — существовали одновременно только на небольшом отрезке времени, предреволюционном и начальном советском. Поэтому на протяжении всего XIX столетия и первого пятнадцатилетия XX века (до открытия в 1915 году Нижегородской соборной мечети) центром духовной жизни мусульман Нижнего Новгорода являлась именно ярмарочная мечеть. Первоначально, контакты нижегородского мусульманского центра, который был представлен в XIX веке ярмарочной мечетью, с мусульманскими общинами Нижегородчины осуществлялись через приезжавших на ярмарку из татарских деревень крестьян, желавших сбыть свою продукцию. Эти связи не были достаточно прочными и постоянными и исчерпывались, по сути, общением мусульман из татарских селений с купцами-мусульманами из разных концов страны, в том числе из Нижнего Новгорода, а также зарубежья.

Из истории Нижегородской ярмарочной мечети, изложенной в этой книге, становится ясно, что Нижегородская ярмарочная соборная мечеть долгие годы, в течение более чем столетия, являлась центром жизни мусульманской общины Нижнего Новгорода и до 1915 года, начала работы еще одной, ныне действующей Нижегородской городской мечети (мечети «на горе»), была единственной в пределах черты современного Нижнего Новгорода.

Особенностью формирования махалля в Нижнем Новгороде явилось появление духовного лица для нижних чинов-мусульман местного гарнизона, местом общественной службы которых первоначально служила ярмарочная мечеть, что позволило «закрепиться» общественному мулле в малочисленном приходе Нижнего Новгорода на постоянной основе, что облегчило организацию религиозного быта местных жителей. Имам ярмарочной мечети до появления официально зарегистрированного прихода исполнял обязанности приходского муллы.

За столетие сменилось не так уж много священнослужителей в ярмарочной мечети: от первого известного нам имама и мударриса, присланного еще муфтием Гуссейном, выходца с казанских мест Абдул-Сатара Шаффеева до уроженца Мамадыша Абдул-Мухамета Сулейманова и Мухаммеда Фатиха Соколова из нижегородской татарской деревни Пошатово, жителя Нижнего Новгорода.

Кроме того, следует заметить, что первые имамы мечети занимали должности в течение незначительного времени. Что касается самых авторитетных фигур — «старшего мухтасиба», «эфенди» имама Нугамана Кушаева и руководителя канавинской общины Мухаммада Соколова, то они являлись определяющими авторитетами в среде мусульман-прихожан мечети в течение десятков лет и успели сделать многое для духовной жизни приезжавших на ярмарку торговцев.

Быстро и успешно развивавшаяся с 1817 года Нижегородская ярмарка стала центром притяжения татарских купцов, части активно формирующейся татарской буржуазии, приезжающих сюда со всех концов России и из-за рубежа.

Татарские предприниматели на Нижегородской ярмарке реализовывали продукцию своих мануфактурных и текстильных капиталистических предприятий, а также ремесленных и промышленных заведений, продукцию крестьянских хозяйств. В предреформенный период они входили в число крупных торговцев кяхтинским чаем, выступали посредниками между меновыми дворами, Ирбитской ярмаркой и Средней Азией, с одной стороны, и главным торжищем страны, с другой стороны. В последующие десятилетия ускорение проведения промышленного переворота, интенсивное строительство железнодорожных магистралей, завоевание Средней Азии и другие факторы скорректировали деятельность и направления вливания национального капитала. Во второй половине XIX – начале ХХ вв. в Среднем Поволжье татары сохранили и расширили свои позиции в текстильной промышленности, а также имели предприятия по ряду отраслям (мыловарение, книгоиздание, изготовлении предметов религиозного быта, национальной обуви и др.). Нижегородская ярмарка, именуемая в народном лексиконе «Мәкәрҗә ярминкәсе», оставалась местом продажи и приобретения товаров для реализации среди российских мусульман: татар, башкир и казахов.

Во второй половине XIX – начале ХХ вв. татарский капитал в основном являлся торговым. Интеграция татарских предпринимателей в российское социокультурное и экономическое пространство, обозначившееся движение обновления в татарском обществе, национальная политика правительства, направленная на установление контроля над системой национального образования и исламскими институтами способствовали активизации общественной позиции коммерсантов в плане отстаивания интересов развития нации. Нижегородская ярмарка, помимо решения корпоративных интересов торговцев, превратилась в место встреч, общения и дискуссий коммерсантов, духовных лиц, общественных деятелей и представителей творческой интеллигенции из различных регионов России, местом консолидации российской уммы. Высшим общественно-политическим проявлением сказанного стало проведение в Нижнем Новгороде в 1905 и 1906 годах I и III Всероссийских съездов мусульман.

В период торга ярко проявлялся полиэтнический характер Российской империи и ее активные связи с мусульманскими купцами из других стран. В ходе коммерческих операций и общения на досуге происходил межконфессиональный диалог представителей различных цивилизаций. Татарские коммерсанты выступали полноправными участниками межкультурного и экономического сотрудничества. Приезжая на ярмарку в Нижний Новгород, имевшую не только российское, но и признанное мировое значение, татарин-купец имел очень важную, деловую задачу — выгодно продать свой товар. Это были будничные, повседневные хлопоты.

Но, занимаясь бурной предпринимательской деятельностью или выполняя черные работы во время интенсивно живущей ярмарки, купец, приказчик, грузчик и т.д. оставался мусульманином по своему восприятию жизни и своим духовным ценностям. Известно стремление татар служить своей вере — Исламу, всячески оберегать ее и сохранять. Мечеть для татарина — это важнейший элемент его духовного состояния, место связи его прошлого и будущего, место самоусовершенствования и самоочищения.

И не только молиться приходили в мечеть прихожане. Известно, что мечеть традиционно является у мусульман местом общения, обсуждения важнейших вопросов жизнедеятельности. Именно там, в стенах ярмарочной мечети, ставились те проблемы, которые совместно пытались решать представители торговой буржуазии России и зарубежного Востока. Их цель, как они ее понимали, сводилась к тому, чтобы улучшить качество жизни российских татар-мусульман. И общение в стенах мечети помогало им в поиске путей совершенствования существования в земной жизни и нравственного приближения к жизни последующей.

Пример функционирования махалля (прихода) ярмарочной мечети не был типичен для городских махалля российской уммы (мусульманского сообщества) того периода. Он был единственным в своем роде и интересным по необычному составу прихожан: приход на территории ярмарки, концентрирующийся вокруг Нижегородской ярмарочной мечети, начавшей действовать вместе с открытием ярмарки в начале XIX века. В состав прихожан мечети входили мусульмане не только со всех концов России, но и представители зарубежного мусульманского мира. Поэтому во внутренний мир мечети вносились все новые веяния, происходившие в мусульманском сообществе того времени.

В российских реалиях открытое совершение в общественном месте частного или общественного религиозного ритуала приобретало глубокое социальное значение, публичный церковный обряд трансформировался в устойчивую форму межэтнического общения, выражения гражданских прав этноконфессиональных меньшинств и фактор консолидации уммы по всесословному принципу. В условиях низкой правовой культуры общества государство показывало пример плюрализма культур. В первой четверти XIX в. путем устройства на Нижегородской ярмарке, помимо православного собора, армяно-грегорианской церкви и мечети, оно выработало образцовую модель реализации религиозных прав подданных в торговых центрах.



Яндекс.Метрика free counters